Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Голливудская похоть. Часть 1

Прошло уже больше года, с тех пор как фильм с моим участием произвел фурор в Голливуде и во всем мире. Уже больше года я не знаю, куда деть себя от назойливых папарацци и обезумевших фанатов. До этой роли, которая принесла мне бешеную популярность, я сыграла во многих картинах, снималась в различных амплуа, но ни один из этих фильмов не нанес такого мощного удара по моей личной жизни как этот последний.

Дело даже не в том, что я стала более востребована во всех сферах шоу бизнеса, и у меня не осталось времени на романтику, нет. Дело в том, что все мужчины стали относиться ко мне иначе. Последний фильм перевернул мою жизнь еще и потому, что открыл миру мою, как оказалось, чрезмерную сексапильность. Я даже не успела и глазом моргнуть, как после выхода фильма стали выпускать статьи о моих «внушительных» достоинствах во всех журналах для взрослых, не смотря на то, что я отказалась сниматься голой и даже полуобнаженной они просто вырезали кадры из фильма там, где на мне минимум одежды или где я в самом обтягивающем платье. Хотя я нигде и никогда не снималась и не планировала сниматься обнажённой, все просто умирали от желания меня такой увидеть. Я стала секс символом в одночасье, не только мужчины сходили по мне с ума, но и женщины. Меня приравнивали к Монике Белуччи, Скарлет Йохансон и даже к Памеле Андерсон.

Еще год назад я вовсе не считала себя излишне сексуальной, знала, конечно, что привлекательна для мужчин, но не более того. Понятное дело, что всему виной та сцена в фильме, где я выхожу из океана при свете луны в белом коктейльном платье, насквозь промокшем и демонстрирующем во всей красе мои стоячие титьки 3 размера с пухлыми розовыми сосками и пышный зад в дополнении натертых маслом ножек. Эта сцена гуляет по интернету, и я больше не хочу видеть, как мое тело обсуждают всякие похотливые извращенцы, грязно высказываясь о моих женских достоинствах.

Так вот весь этот год я не могу избавиться от мысли, что все мужчины будь то актеры или предприниматели или самые обычные мужчины встречаются со мной лишь для того чтобы трахнуть самую желанную женщину во всем мире каковой меня теперь окрестили все ведущие глянцевые издания. Я уже не вижу в своих новых избранниках нежных взглядов полных любви и обожания они сменились томными взглядами полными желания.

Разумеется, я теперь могу выбрать любого, каждый мужчина вожделенно на меня смотрит, в том числе и один из самых популярных и привлекательных актеров Голливуда, назовем, его мистер G неустанно ищет со мной встречи. На каждой тусовке, модном показе или светской вечеринке его пронзительный взгляд не оставляет меня в покое. Впрочем, такой взгляд смотрящих на меня глаз был не только у него, но и у многих других желанных голливудских мачо.

На днях моя приятельница по съемочной площадке устроила тусовку в своем новом особняке на Беверли — Хиллз, в тот день я выпила не в меру и зажигала с девчонками у бассейна весь вечер, потом я была уже не против и перетанцевать со всеми желающими парнями все танцы, что были, а когда все уже разбрелись, (кто уехал к себе, а кто остался высыпаться в доме) я все еще бродила по территории с бутылкой в руках. Спрятавшись ото всех, я мирно села на гамак в окружении трех раскидистых деревьев и уснула.

Проснулась я от того, что кто-то присел ко мне на гамак и буквально всем телом меня в него вдавил. Я почувствовала, что ткань гамака разрезают в местах, где находится моя грудь и клитор.

Так как я была достаточно пьяна, то не сразу сообразила, что происходит. Понятно мне это стало тогда когда чьи-то настойчивые руки мнут мои свисающие из разорванного гамака сиськи, а кто-то еще своим горячим и влажным языком прикасается к моему клитору, выпирающему из дырочки, проделанной в ткани гамака. Не описать словами в какой ужас я впала, но кто-то третий уже связавший мои руки за спиной заклеил мой род скотчем и кроме жалобного мычания я не могла абсолютно ничего предпринять.

Третий сидящий надо мной мужчина, нежно гладивший мое тело, покрывавший поцелуями мою спину и голый зад прошептал мне в ухо: «Умоляю, ничего не бойся милая. Мы просто хотим сделать тебя счастливой прямо сейчас, ты получишь неземное наслаждение, о котором будем знать только мы четверо. Я бы не хотел сделать это ни для кого другого кроме тебя»

Сказав это он начал целовать мои уши и вылизывать их своим горячим языком возбужденно дыша. Было ясно, что он в стельку пьян. Я всеми силами пыталась разглядеть своего насильника, но через раскидистые деревья окружающие нас поступало слишком мало света. Тем временем меня целовали и вылизывали трое разгоряченных мужчин издающих нежные стоны возбуждения. Сердце билось в усиленном темпе добавляя адреналина в кровь, я изо всех сил брыкалась, пока полностью не обессилела. Алкоголь и без того круживший мне голову совсем завладел моим сознанием. Я больше не могла сопротивляться и боятся, я понимала, что это, скорее всего кто-то из парней с вечеринки, от них пахло элитным парфюмом и дорогими сигарами. Они были настолько нежны, что мое пьяное сознание улетело далеко от реальности происходящего и просто требовало продолжения ласк.

О да, эти парни знали, что нужно делать. Они так нежно меня заводили, что даже если бы я была трезва не смогла бы сохранять свое сознание чистым и не возбудиться. Это было просто невозможно.

О как сладко один из них облизывал мои пухлые соски, делая их еще более чувствительными он сжимал груди руками, так что соски вытягивались и наливались кровью. Он облизывал всю грудь, постепенно приближаясь к ореолам, а когда он ее всасывал это был верх наслаждения, он мог брать в рот одновременно два соска и нежно их сосать и покусывать оба одновременно. Это было тяжело стерпеть, так как было невероятно приятно. Я ощущала, как тот, второй целует мои клитор, иногда играя языком с его головкой. Такой нежный и чувственный, он делал все, чтобы я забылась. Третий, что прижал меня сверху и покрывал поцелуями мою спину и плечи, постепенно подбираясь к ягодицам, он мял их и прижимался к ним лицом, целовал и облизывал мою попку во всех направлениях пока не добрался до ануса. Мне никогда до этого не приходилось ощущать, как в мое заднее отверстие входит чей-то язык. Он не собирался, останавливался и нежно вводил и выводил свой влажный язык из отверстия пока чьи-то не менее настойчивые губы сосали мой клитор нежно и настойчиво возбужденно при этом дыша. Тогда я издала неподдельный стон наслаждения, сама этого испугавшись, я быстро себя оборвала, но они это, безусловно, заметили. Тот, что сверху наклонился к моему уху и вновь прошептал: «Любовь моя, покажи, как тебе нравится, я так хочу слышать твои нежные вздохи мы не остановимся, мы сделаем все, чтобы ты испытала такое наслаждение, которое до этого и не могла себе представить. Ты моя мечта, ты моя нежность, за тебя я все отдам. Все, только за то чтобы ощущать твое нежное любящее прикосновение на своей щеке. Ты лучшее, что есть в этом мире, нежное создание. Ты достойна всего лучшего».

Закончив говорить он лег на меня прижавшись щекой к моей щеке и нежно оторвал скотч с моих губ. Немного повернув мое лицо он прильнул к моим губам, и я почувствовала его сладкий вкус, я могла поклясться, что видела его лицо, когда он меня целовал, слышала его мысли, почувствовала то, что чувствует он и любила его так же как он любит меня. Он слегка отстранился и провел губами по моей щеке к уху и стал проникать в него своим языком возбуждая меня сильнее и заставляя забыть унижение. Мои зрачки закатились, я умирала от желания кричать, я стонала от безысходности, повинуясь инстинктам, я была на пике возбуждения и желания. В то время как мои сиськи, мой клитор и буквально все тело пало под натиском их ласковых прикосновений.

Парень ласкавший мой клитор слегка ускорился понимая, что я того хочу, об этом говорил не только мой увеличившийся от сильного возбуждения клитор, но и частое прерывистое дыхание, выходящие из моего рта, сопровождающееся не вполне приличными стонами, выражавшими всю степень моего обреченного состояния.

Сами мужчины не могли остаться равнодушными от моих сладких стонов, тоже стали громко дышать и причмокивать с большей страстью облизывая и обсасывая мои эрогенные точки.

Сосок, который находился во рту моего ублажателя сильно пульсировал и ощущал на себе каждое прикосновение ласкового языка, другой сосок он нежно вертел, между пальцев периодически оттягивая его и проводя подушечкой пальца по ореолу соска нежно и медленно он менял соски местами и с еще большим желанием продолжал сосать другой сосок, явно перестав следить за эмоциями при этом возбужденно стонал, и мне все больше хотелось отсосать им быстрее их члены, но пусть только продолжают.

Парень, вернувшийся к моему анусу видимо не меньше обезумевший от моего иступленного стонания, с невероятным натиском блуждал языком и губами по всей моей уже вылизанной попке, я понимала, что он уже давно готов в меня войти по его инструменту, выпирающему из штанов, трущемуся о мою голую ножку. Он что-то шептал и продолжал лизать, остановившись между булочек, он по всякому играл язычком с моими отверстиями переходя от одной к другой не мешая при этом другому парню довести меня до оргазма обсасывая клитор.

Быстрыми движениями языка он приближался к тому, чтобы высвободить мое отчаянно рвущееся на волю возбуждение. Он делал это периодически всасывая в себя клитор полностью, оттягивая его и с чмоканьем выпускал его обратно. Принимался теребить языком его головку вновь и опять всасывал, тем самым продлевая наслаждение.

Сидящий надо мной парень, вновь наклонившийся к моему лицу, сначала трепетно слушавший мои развратные стоны и всхлипывания уже отчаянным голосом задал вопрос: «Я так тебя хочу, как ни хотел в жизни никогда до этого, но если ты не хочешь я ни за что не войду в тебя. Скажи, хочешь ли ты, чтобы я это сделал?». Я ни секунды не думая, за что мне даже уже не стыдно просто простонала: «Даа... даа».

Я почувствовала как он встал и снял штаны, лег на меня сверху отчего порванная ткань сжимавшая мои сиськи и клитор больно их сдавила, увеличивая возбуждение. Он вставил в меня свой довольно большой член, очень медленно, тишину буквально разорвал звук моей излишне сочащейся от гипервозбуждения вагины. Он входил и выходил из меня с громкими хлюпающими звуками, заглушавшими стоны всей нашей развратной оргии. По мере того как он ускорялся, увеличивался и натиск на мои зажатые тканью груди и клитор.

Я не могу описать то, как я кончала, только могу сказать, как приятно они мне вылизывали сосочки и сосали клитор, перед тем как я кончила, уже ни чуть не нежно, а с полной безумия страстью, заставляя меня стонать громче, а мои глаза закатываться до боли и выдыхать с утробным гортанным звуком. Почувствовав членом, что моя матка начинает усиленно сжиматься от приближающегося пика наслаждения мой всадник издавал томные звуки и в три раза ускорился долбя меня, что есть сил он подгонял меня кончить и я больше не могла терпеть.

Я кончала, в то время как головку клитора усиленно теребили языком, а два налившихся кровью соска сосали одновременно с громким чмоканьем. Все это я ощущала как во сне и обессиленная лежала на гамаке, в то время как мои насильники удалялись.

Продолжение следует