Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Первоапрельский «Бесплатный анекдот»

Друзья!
На форуме СТ проводится
Прошу вас читать, высказываться, выставляя баллы.
_________________________________ 1. ГОРЕ ОТ УМА

— Вадим Семёныч, — в комнату заглянула симпатичная головка медсестры в белом колпаке, — пациент поступил с побоями.

— Да иду, Ниночка, что там у него?

— Множественные ушибы, возможно, перелом двух рёбер, руки, гематомы на лице. С дискотеки доставили.

— Мда... как же это вас батенька угораздило? — спросил врач, отодвигая опухшее веко.

— Я... это... ангажировал, — прошептал разбитыми губами больной.

— Как это, что прямо на танцполе? — вытаращила глазки медсестра.

— Ну что ты, Ниночка, — улыбнулся врач, — ангажировать — значит пригласить девушку на танец. Так в девятнадцатом веке говорили.

— Вот-вот, она тоже не знала, — хрипло сказал пациент.

За два часа до описываемых событий...

В свете стробоскопов, под грохот динамиков, танцевала девушка... ну в очень короткой юбке. К ней подошёл парень в явно в не клубном свитере, и таких было большинство на провинциальной дискотеке.

— Привет! — крикнул парень.

— Ой, при-и-ивет, — протянула девица.

— Как зовут тебя?

— Не важно.

— А меня Ваня. Клёво выглядишь!

— Оригинальный подкат прям шандец!

— Оба-на, оригинальный надо? Ну слушай. А давай я тебя ангажирую?

— Чиво! — на этот раз в голосе девушки проскользнуло неподдельное удивление.

— Ну ангажирую тебя, один-два раза.

— Ты чё больной?

— Да ладно, от тебя убудет что ли?

— Отвали от меня псих!

— Не чё отвали-то? Ты зачем на дискотеку пришла? Чтобы тебя ангажировали правильно? Ну так я тебе это и предлагаю.

— У меня парень есть, недоумок, он покурить вышел. Сейчас вернётся с друзьями, тебя отхреначит надвое.

— Э, чё сразу парень-то, ну парень и парень, от него тоже убудет что ли? Он тебя ангажирует, я тебя ангажирую, всё нормально.

Парень сделал попытку подойти к девушке.

— Витя!!! — истошно заверещала она.

Почти сразу на авансцене трое здоровых лысых мужиков с покатыми плечами:

— В чём проблемы? — спросил самый здоровый.

— Этот меня ангажировать хотел?

— ЧИВО?!

— Прям здесь прикинь?

— Ты чё супермен? — спросил здоровяк.

— Да ладно-ладно, — ответил парень. — Всё нормально. Она твоя девушка, ты её ангажируешь, всё окей. Но если я её тоже один раз ангажирую ничего же не случится. Правильно?

— Слышь ты, чудила, я тебя сейчас сам ангажирую, понял? — придвинулся здоровяк.

— Эй-эй, я вообще-то не любитель, когда мужчина ангажирует мужчину. Но если ты хочешь — я не против. Сначала ты меня ангажируешь, потом я тебя. Потом я девушку твою ангажирую, ну и кого-то из друзей тоже могу. Раз ты любитель. Ну и в итоге мы все друг друга ангажируем и все останемся довольны.

Парень развёл руками...

Спустя два дня...

— Какое же быдло живёт у нас, — сокрушалась медсестра на перевязке, выслушав историю. — А девчонка та дура, такого парня променяла — романтичного, на качка тупого.

— Ну как есть всё было.

— А знаешь, я дежурю сегодня в ночь. Одна. Заходи ко мне в ординаторскую. Я бы была не против, чтобы такой романтичный парень меня... ангажировал.

2. БЕЛЫЕ ЛИЛИИ
Нет, ну я, конечно, на всё рассчитывала, на обиды, упрёки, может даже на небольшой скандальчик, но чтобы так вот... и тишина. Зачем же по дороге домой я оправдания придумывала, переживала, голову ломала? А тут даже на пороге не встречают с расспросами. Ну да, припозднилась чуток. Что нельзя с подругами чаю попить? Ну да, «чай» у Ленки был слишком крепкий, особенно тот, который на посошок распечатали. Чего так сразу и обижаться? Или не обиделся, а просто спать завалился?

Из гостиной доносится похрапывание. Похоже, всё-таки обиделся, демонстративно лёг на диване. А я значит, проведу ночь одна, в холодной постельке, и никто не обнимет, никто не пригреет, никто не приласкает.

Скидываю в прихожей босоножки, и слегка покачиваясь от лёгкого шторма в голове, подбегаю к нему. Вот гад, даже не пошевелился, продолжает сопеть во все дырки. Обиженно отбрасываю в сторону одеяло. Хоть бы диван разложил, а то даже под бочок не пристроишься. Промелькнувшая шаловливая мысль заставляет меня стащить с этого бесчувственно-храпящего бревна трусы. В лёгком сумраке тусклого света из коридора пытаюсь разглядеть обнажившееся гнездо разврата. Что-то маленькое и сморщенное робко выглядывает из-под тёмных кудряшек волос, своей нелепостью и беззащитностью пробуждая во мне одновременно весёлые и нежные чувства. Пытаясь подавить смешок, наклоняюсь и целую этого скукоженного малыша, испытывая при этом какие-то мимимишные чувства. Но не в силах совладать с нахлынувшим желанием, пробегаюсь по нему язычком, нежно беру двумя пальчиками и слегка оттянув кожицу, обнажаю головку. Поигрываю с ним, как кошка с мышкой, тихо нашёптывая:

— Просыпайся, малыш, твоей киске хочется поиграть, — но в ответ слышу только храп. — Ах так, ну тогда держись, — и с этими словами, хватаю мелкого лентяя ртом.

Посасываю, играю язычком, перебрасываю со щеки на щеку, как карамельку и, о чудо, он оживает, наливается соками, становясь всё больше и больше. И вот уже его источавший влагу кончик упирается прямо в горло. Обрадовавшись такому чудесному превращению, пристраиваюсь поудобнее на коленках у краешка дивана, и зажмурив в предвкушении удовольствий глазки, ритмично двигаю головой, то почти отпуская пленника на свободу, то снова загоняя беглеца внутрь по самые миндалины. И все эти заигрывания, к моему восторгу, оказываются не напрасны. Подёргиваясь в лёгких судорогах наслаждений, объект страсти услаждает мои ушки вздохами и стонами, но какими-то уж слишком сдержанными, словно боясь спугнуть.

Нет, ну вы посмотрите на него, как храпеть на всю комнату, так это завсегда и запросто, а как простонать от души, так кроме тихого кряхтения из него больше ничего и не выдавишь. Так не пойдёт. Я тут, понимаешь ли, выкладываюсь по полной, сама завелась, живот аж скрутило, и между ног ниагарский водопад, а в ответ сонная долина и слабое чириканье в кустах. Во мне уже азарт проснулся. И чтобы поднять октаву, сдавливаю руками его волосатую мошонку. Он даже ногами задёргал как паралитик, но звука громче комариного писка так и не издал. Да что такое-то? В моей голове всё назойливей проскальзывала одна сомнительная мысль, которую я упорно пыталась отогнать ещё с того момента, как вошла в гостиную: «Что-то тут не так... тут явно что-то не так, но не пойму что?»

Не выпуская свой трофей изо рта и придерживая яички левой рукой, правой отбрасываю распустившиеся волосы со лба и медленно поворачиваю голову. Из сумрака комнаты на меня смотрит какая-то бородатая физиономия со странной гримасой на лице, то ли улыбается, то ли корчится от боли. Я, конечно, и сама осознавала, что припозднилась из гостей, но не настолько же, чтобы лёгкая небритость мужа превратилась в такое волосатое чудовище.

«О, Боже, это же не муж!» — влетает в мою голову озарение, а вместе с ним панический ужас. Хочется кричать, но мой рот всё ещё нанизан на член, на какой-то чужой мужской член. Кошмар! Выплюнь, выплюнь это немедленно! Но от страха свело все мышцы, челюсти не хотят разжиматься, чувствую как ногти на левой руке впиваются в мягкую податливую ткань мошонки. Мужчина издаёт писк умирающего москита и, о ужас, его член начинает дико пульсировать на моём языке, наполняя рот липкой жидкостью. Да, Бог мой, сколько же её, он что, месяцами всё это копил, дожидаясь именно такого случая? Терпкий запах тут же ударяет в нос, становится дурно, мурашки бегут по спине, а на коже проступает холодный пот.

Наконец-то, одурманенный мозг даёт команду телу соскользнуть с этого агонизирующего ...

монстра. Шлёпаюсь попой на пол. Так и сижу, какое-то время, раскинув в стороны ноги и выставив на обозрение свои намокшие трусики. С надутыми щеками, с полным ртом... да даже думать не хочу, что там у меня во рту, озадаченно смотрю на волосатой чудовище на диване. Оно, похоже, тоже слегка растеряно, озираясь по сторонам, прикрывается одеялом, и улыбаясь, тихо произносит:

— Привет!

«О, Боже, оно ещё и разговаривает!» — его слова выводят меня из оцепенения. Сгорая от стыда, вскакиваю как ошалевшая с пола и бросаюсь наутёк. Но в коридоре сталкиваюсь с выходившим из спальни мужем.

— Милая, ты что так поздно? — спрашивает он, придержав меня за плечи. Ясно, что в ответ я лишь могла бессвязно промычать, боясь кое-что расплескать.

— Я тебе звонил-звонил. Чего трубку не брала? — продолжал он занудный допрос. — Не слышала? Телефон разрядился?... Да, тут ко мне армейский товарищ заехал. Он переночует у нас сегодня. Классный парень. Не будем сейчас его будить, устал с дороги. Я тебя с ним утром познакомлю... Да ты чего губки то надула, обиделась что ли? Не сердись, солнышко, это ненадолго, завтра после обеда я его на вокзал провожу... Ну, любимая, сдуй щёчки то, а то на хомячка похожа. Давай я тебя поцелую и в постельку уложу...

«Поцелую?» — вот это было совсем некстати. Я и так сдерживалась из последних сил, казалось, что уже вся пропиталась запахом чужого мужчины. И почему ещё мой это не учуял? Меня аж трясло всю от ужаса и от стыдливого смущения, поэтому как только он попытался наклониться к моему лицу, стала брыкаться, извиваться и пищать, пока наконец не вырвалась на свободу. Прикрыв рот ладошкой, прошмыгнула в ванную и закрылась на защёлку.

— Милая, тебе что плохо? — слышала я голос мужа за дверью. — Я же тебе советовал быть аккуратней с алкоголем. А ты мне: «мы только чаю попьём»... — ещё и издевается, знал бы он, каким-таким чаем сейчас меня выворачивает.

Проведя под душем больше часа, израсходовав полтора тюбика зубной пасты, я выскользнула из ванной и плюхнулась в постель. Голова болела и трещала, не то от выпитого вина, не то от вины «недовыпитого» греха. В общем, остаток ночи и всё утро провела в жутких кошмарах. Сказавшись больной, что собственно не было большой ложью, провела под одеялом почти весь день, трясясь от одного единственного вопроса: «расскажет армейский друг мужу про ночные приключения или нет?»

После обеда супруг, как и говорил, проводил гостя на вокзал. Вернулся один и с букетом белых лилий.

— Ого, цветы! И по какому случаю? — оживилась я.

— А это не от меня, — заявил любимый. — Это от моего товарища. Он очень сожалеет, что так и не смог познакомиться с такой очаровательной девушкой и просил передать этот букет, в знак своего почтения.

— Ха! Откуда он знает, что я очаровательна, раз так и не познакомился со мной? — съязвила я.

— Ну ты же моя жена. Стал бы он сомневаться в моём вкусе.

Даже не знаю, но говорят белые цветы это символ невинности. Может, букет был жестом извинения, чтобы я не чувствовала свою вину. Хорошо бы если так, но с тех самых пор я просто не переношу белые лилии. Их вид напоминает мне о том невольном грехе и нелепой измене.

3. ЗНАКИ
Бывает, настает момент, когда до того любви охота, что прям вот невмоготу. И в такой момент встречается кто-то, и ты хватаешь его, не разглядев, и начинаешь любить. Нет, даже не любить. Залюбливать. А потом оказывается, что не того схватил... А ведь было ж столько знаков, сигналов «Остановись!»

Был у меня случай, когда схвачен и залюблен оказался не тот человек. Знаков была уйма, причем даже в интимной жизни. Встречались мы урывками, возможность предаться радостям плотской любви была редкой, потому бросались друг в друга, где и как придется. И постоянно с нами случались какие-то казусы: то на его работе, когда внезапно накатила страсть, и мы предались любви, в самом разгаре он не удержал меня, и я каталась по всему кабинету на стуле в спущенных трусах; то ему зачем-то пришло в голову проверить растяжимость презерватива, тот отскочил и щелкнул ему по одному месту; то он забыл снять часы и в любовном угаре чуть не выбил мне ими передний зуб; то однажды, решив порадовать меня куннилингусом, он неожиданно чихнул...

Но последней каплей в череде «знаков» стала до того комичная ситуация, что аж грустно. Была у моего возлюбленного мечта давняя, затаенная. И заключалась она в следующем: чтоб подержалась за его достоинство любимая женщина, пока он справляет свою нужду. Я, естественно, как порядочная любимая женщина сразу же намотала на ус и решила сказку сделать былью.

Выдался нам денек однажды, пошли в парк. Прогулка по утоптанным тропкам, посиделки на замшелом бревне, поцелуи, вороватые подростковые ласки. Часа через два робких ощупываний мой кавалер возжелал отлить. И у меня сразу бамс — лампочка зажглась: «ПОРА!» Выждала, пока он скроется в кустах, и пошла следом. Сразу его в зарослях не нашла, пришлось поплутать, но характерный звук подсказал мне направление. Подхожу к нему со спины, прижимаюсь всей грудью, и ласково обвиваю руками, бережно обхватываю пальцами то самое...

— Нравится, милый? — медовым голоском спрашиваю я.

Милый медленно поворачивается, и я теряю дар речи: передо мной расплылся в улыбке цвета осенней листвы совершенно незнакомый мужик, с чуть охреневшим выражением лица... И продолжает мочиться!!! Стоим мы так, смотрим друг на друга, у меня на платье уже мокрое пятно, по ногам текут струи чужеродной подлой мочи, у него от такого подарка судьбы глаза выпучились, как у больного базедовой болезнью. Картина хоть куда! И вдруг голос за спиной:

— Любимая?!!!

Пришлось долго объяснять, что меня заставило держаться за член чужого мужика в кустах. Ну откуда ж я могла знать, что в этот момент в тех же кустах ссыт еще один мужик в такой же белой майке и джинсах?

На этом конфуз не окончился. Конечно, вытерли мои оскверненные ноги листьями и влажными салфетками. Но возвращаться домой мне пришлось с пятном на платье, сгорая от стыда в автобусе. У моего кавалера почему-то не хватило ума вызвать такси. И тогда я, наконец, начала расшифровывать знаки, что и привело к расставанию. Но это уже другая история.

4. ЛИЧНОВЫДУМАННЫЕ

Ловил как-то Пахомыч рыбу бреднем. И попался ему вместо рыбы — кувшин. Поскреб он по нему и вдруг дым, огонь, вылетает оттуда джин и говорит:

— Исполню любюой твой желаний, говори — какой.

— Ёб твою мать! — только и смог сказать Пахомыч.

***
Шел Пахомыч мимо ямы, смотрит — там человек с большим выбраться не может, подал руку, вытащил. И тут человек открывает чемодан и говорит:

— Ты меня спас, бери свою часть добра. Вот золото, брильянты, рубли, доллары. Что себе оставишь?

— Ни хуя себе! — только и смог сказать Пахомыч.

***
Подошел Пахомыч к окну, видит, паук муху опутывают паутиной, сожрать хочет. Не лбил Пахомыч пауков, придавил разбойника. И тут муха обратилась в прекрасную девушку (90—60—90) и говорит:

— Спасибо, мой спаситель, я буду тебе готовить, убирать по дому, любить за то, что ты паука убил.

— Бляяяяять... — только и смог сказать Пахомыч.

5. БАЙКИ ОТ СОВДЕПИИ. Не анекдот

Сидим мы раз с Ванечкой в «Тормашках». Ну, это домик-кафешка крышей вниз, а полом кверху, где «Щастье есть!» — там лозунг такой светящимися буквами перед фасадом выстроен, под елкой кверху вниз на фонаре. Обстановка милая, непринужденная, пивко, водочка под шашлычок. Водочку только раненько принесли, пиво еще не кончилось. Вот и прихлебывается оно по глоточку под рюмочку, не пропадать же добру. Разговор уже так на байки прежних дней и съезжает ненавязчиво.

— Прикинь, у меня случай был. Тусим с другом в клубе, трешь-мнешь, вроде ничего интересного. Выпили-то немного. Потанцевали, вроде. Короче, просыпаюсь я утром от того, что обе руки затекли. Глядь в одну сторону — на плече деваха пристроилась, симпатичная ...  

такая. Голову поворачиваю, а там — вторая калачиком под боком свернулась. Квартира чужая, явно съемная. Девочки проснулись, довольные такие, меня в щеки целуют. А я, прикинь, ни хрена не помню! Что было? Как было? Ну, наверное, было, раз они довольные?

Где смеяться, хрен знает, но меня порвало, когда я энту картинку представила — просыпается мужик среди двух телок, довольных при этом. И ни чё не помнит! Я чуть с барного стула не скатилась, когда эта панорама пред глазами предстала. Отсмеяла свое, откашлялась. Рассказываю.

— А у меня серьезный случай. Дело было в совдепии. Коммунизм, уравниловка, одежда у всех одинаковая. Я тогда в институте легкой промышленности училась. Жила в общаге, комната на троих. На каникулы к маме, в глубинку. А там — подарок. Пальто демисезонное. Драповое, да не как у всех, а особенное, на заказ сшитое. Драп черный, но с изумрудным оттенком, приталенное, книзу чуть расклешенное, воротник широкий, отложной. Поясок изумрудный. Счастье, не поверишь. Только женщина поймет!

— Да, ладно, верю!

— Погоди, дальше слушай! Еду в общагу с института в трамвае. Народу битком, протолкнуться некуда, а мне четыре остановки пилить. За поручень вверху схватилась, к трубе прижалась боком, трамвай трясет, а нос к носу мужичок стоит и преданно так в глаза заглядывает. Я ему улыбаюсь, когда боком в трубу не вжимают. Проехали мы так пару остановок, он к выходу проталкиваться начал. Ну и хрен с тобой, думаю. Взгрустнулось что-то. Пробиваюсь к выходу, выхожу. Плечи расправила, иду гордо. А на меня народ пялится. Прям, оборачиваются все. Взгляды ловлю, в лучах славы купаюсь. Ну, думаю, пальто работает. Улыбочка на лице, вся важная такая. Дошла. В комнату ввалилась, счастливая. Ой, девочки, меня сейчас так глазами провожали, так смотрели! Наверное, мое пальто всем нравится.

Одна, что справа сидела, глазами повела и завалилась от хохота носом в кровать. Я в шоке. Меня как кипятком обдали! «Дура, ты на свой карман посмотри...»

Пальто снимаю... А там! От кармана по шву такая смачная, пенистая, белесая струя спермы... и это на черном с изумрудным отливом крепком совдеповском драпе. Сначала мне захотелось заплакать! А потом я подумала — а ничто так не сближает, как общественный транспорт, а не хай ему будет!

Струю мы оттерли, след остался... сперма, что кислота, хрен, выведешь.

Но пальто носила долго, другого не было.

6. ПОДАРОК НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

Первого свидания тогда ещё не ожидалось, но внезапно я был приглашен на ДР к моей новой пассии. Первоочерёдной задачей 17-тилетнему оболтусу было подарить подарок. Дарить парфюм? Не комильфо! Да ей его столько надарят мамки, папки и друзья — тошно от запахов станет. Посудные принадлежности? Она ещё не настолько стара, чтобы тащится от этого. Игрушку, книжку, настольную лампу, чулки, колготки?... СТОП! Понесло!

Сильно отчаявшись, решил купить открытку, а в неё вложить купюру. Пускай сама себе купит, что её душеньке угодно. К счастью, газетная киоскерша изволила обедать. Зайдя в магаз, я стал любоваться различными вещичками. Некоторые мне казались аляповатыми или излишне дешевыми, другие, напротив — дорогими (не укладывавшимися в мою сумму). Внезапно мой взгляд остановился на дамских перчатках. И цвет подходящий и фасон. Испросив продавщицу показать товар, я томился в ожидании. Фыркнув, что она вить-ти-ли телепонится с подругой, она заставила ждать молодого повесу целых пять минут. Я просто изнывал, в мыслях её называя по-всякому. Самым ласковым было: «патлатая прокудла».

Наконец, она закончила, такое важное для неё занятие и соблаговолила подать мне товар на осмотр. Попросил её надеть на свою ручку и повертеть ручкой и так и эдак, мне она показалась точь в точь, как у предмета моего обожания, поддавшись импульсу, решил сделать покупку.

Внезапно зазвонил телефон... Её телефон... Он громко тренькал. Но я успел сказать, чтобы завернула поэлегантнее — это подарок. Прокудла, прищемив к уху трубку, опустила руки под прилавок и вертела, хрустела там обёрточной бумагой. Отойдя на секунду, якобы я подслушиваю её душевные излияния, она вернулась через минуту, подала мне свёрток.

Время у меня ещё было предостаточно. Целых полчаса, но мне ещё нужно было заскочить домой припарадиться. Нет я не опоздал: пришёл тика в тику и даже прихватил по пути три гвоздички. На большее у меня не хватало денег.

Что было в начале — не помню. Но настал момент, перед подачей горячего, для развлечения гостей (а точнее, убийства времени) именинницу попросили продемонстрировать подарки.

Разворачивались рулоны бумаги и на свет божий извлекалась: посуда, предметы парфюма (они были в большинстве). Наконец, очередь дошла до свёртка вашего покорного слуги.

— А это от кого? — спросила мама прелестницы.

— От Юры, — чуть зардевшись, пояснила предмет моего обожания.

Вскрыв обёртку, её нежные ласковые ручки извлекли на свет... Перчатки? Да фиг тат там!!! Это был дамский бельевой гарнитур!!! Трусики и лифчик нежного салатного цвета. Весь фарс состоял в том, что они были эротического предназначения, а не повседневного!

Повисла гробовая тишина. Я, кажется, побелел, а одариваемая сильно покраснела, однако, растянув трусики, она сделала заявление, что это не её размер:

— Ты же мне не на вырост купил? — успокоившись, съехидничала она.

Обретя дар речи и способность двигаться, я выхватил у неё предметы женского соблазнения и, заворачивая их как попало и как придётся, со словами:

— Это ошибка! Продавщица перепутала свёртки, — полетел в магазин.

Я был очень зол и готов наговорить этой патлатой прокудле много грубостей. Только бы она оказалась на месте!

Она оказалась на месте. Возле прилавка клубилась небольшая очередь человек из пяти. Встав впереди всех, не взирая на шипение: «Куда без очереди?!», — развернул свёрток, демонстрируя сексуальное бельё на всеобщее обозрение, только и мог сказать:

— Это что!!! Это похоже на дамские перчатки?!!!

— Ай! — прижав ладони к щекам, дико покраснела продавщица, — это моё, — и осознав, что выдала себя, из очереди стали раздаваться смешки, тут же убрала всё под прилавок.

Затем вскрыв свою сумку, она извлекла точно такой же свёрток и подала мне.

— Откройте, — сказал я, — Вдруг там пояс с чулками или ещё что? — всё ещё был зол на неё.

Там были перчатки. Она придвинула мне их.

— Ну что же вы? — возмутилась одна из покупательниц, — заверните как было.

Вновь зазвонил телефон. Её телефон.

— Не надо, — решился я, — а то опять всё перепутает.

Схватив свёрток, понуро поплёлся на продолжение банкета. Отдав там перчатки имениннице, извинился, и как меня ни уговаривали остаться, поплёлся домой.

Я знал простую истину: «Те ложки, которые вы украли — нашлись, но осадок остался... « (с)

7. СТЫДНО ВСПОМИНАТЬ

Есть в нашей области такая вещь — компенсация по оплате коммунальных услуг. Чтобы ее получить, нужно собрать кучу документов, конечно, проехав весь город от одной окраины до другой... Вот этим интересным делом мы с подругой и занялись в марте, в самую распутицу.

Бывший муж в очередной раз устроился на работу. На комбинат строительных материалов, КСМ. Где тот комбинат находится, никто нам толком объяснить не смог. Только общее направление указали. Отправились втроем — дочь в свои восемь лет ни в какую дома одна сидеть не желала. Да и мне спокойнее, все на глазах, ничего не сотворит.

Доехали мы на трамвае до нужной остановки, перешли железную дорогу и оказались в промышленной зоне. Одна дорога, вокруг заборы и постройки, и ни души. Пошли, как надеялись, в нужном направлении. Впереди Люська, я за ней, подруга следом. Иначе никак — дорога представляла собой две колеи, заполненные водой, и «бровку» талого снега между ними. А на обочине сугробы почти по колено.

Идем, высматриваем, кого бы о месте нахождения клятого КСМ расспросить....  

Как все случилось, я даже не поняла. Просто раз — и сижу в луже. Ладно бы просто сижу, а то одна нога куда-то провалилась, и дна там точно нет. Вдобавок — подруга мой путь повторила, шлепнулась за спиной. И ощущения у нее, судя по репликам, те же.

Люська стоит перед нами с круглыми от удивления глазами.

— Не подходи, там стой! — кричу, потому что уже поняла, что ногой угодила в открытый колодец.

Встали далеко не с первой попытки. Сначала я — подруга сзади подталкивала. Потом она — я ее изо всех сил тянула. Потом сумки из той же лужи вылавливали. До ближайшей постройки оказалось метров семь. Там крыльцо с запертой дверью. Добрели до него и стали по очереди разуваться, выливать из сапог воду. Люська помогала, как могла. В основном ценными советами.

Обулись, выжали подолы, глянули друг на друга. Две курицы мокрые. Тут дверь открылась, оттуда два мужичка вышли. Оказывается, у нашего купания еще и свидетели были.

— Вы чего туда пошли? Вы чего, не видели — мы же специально ветку туда воткнули!

Оглянулись. И правда, торчит большая ветка. Только вот догадаться, что она открытый люк обозначает, мы вовремя не смогли. Да и дороги тут другой нет.

Зато консультацию от аборигенов получили. Оказывается, правильно шли. Правда, еще с километр до цели оставалось добираться. Посовещались, и решили, что еще раз сюда ни за что не соберемся. Пошли дальше. Слава Богу, ребенок не ухнул в тот колодец, а мы уж как-нибудь.

Нашли мы тот КСМ. И нужную справку получили.

Я стояла перед столом в конторе, а с шубы на пол вокруг меня натекала лужа. Рассказывать, что случилось, было стыдно. Подруга из-за моей спины, видя недовольство местных дам, попыталась объяснить:

— Да вот, пока добирались до вас, машина какая-то нас водой окатила...

Я обернулась. Подруга, видя явное недоверие окружающих к такому объяснению, уточнила:

— Большая машина. Очень...

Когда добрались домой и развесили сушиться насквозь мокрую одежду, наконец-то смогли расслабиться. И вот тут-то нас и накрыло. Смеялись до изнеможения. Представляли, как наше «плавание» в луже выглядело. Вспоминали конторских дам, которым пол испортили. И снова смеялись. И очень радовались, что Люська там не поскользнулась — она бы в тот колодец с головой ушла.

Кстати, компенсацию я-таки получила. 120 рублей...

8. ПЕДАГОГ ПО ВНЕКЛАССНОЙ РАБОТЕ

В школе, где учились дети, меня избрали председателем родительского комитета школы. Из всех учителей выделялась красотой Лариса, организатор внеклассной работы, лет двадцати трех. При первой же встрече мне бросилась в глаза её безупречная фигурка, очень симпатичное личико, но вдобавок она была великолепной ведущей школьных мероприятий. Уверенная в собственной неотразимости, имея немалую практику, она становилась центром внимания абсолютно всех присутствующих, а не только детей.

Ничто не предвещало секс.

Но наступил конец учебного года, и меня пригласили на выпускной бал. Думал, побыть пару часов, толкнуть речь и пойти домой. Однако там оказалась и Лариса...

Если б мне кто-то сказал, что настолько легко овладею этой девушкой уже в полночь, после нескольких бокалов шампанского, я бы не поверил.

Ночью, среди деревьев, на коленях она достала из штанов мой беззащитный член, и с рыком накинулась, жадно и умело обсасывая его.

После миньета был «доги-стайл» и снова в рот.

— Такую красотку!... — проскакивало в мозгах. — Мама миа!!! Как все чудесно!

— Ради этого стоило жить!

Правда, на светлых брюках остался небольшой след от губной помады.

Дома я показал порезанный палец, выслушал нотацию, что пришел под утро выпивший, и лег спать.

Через несколько дней я опять нашел её и мы опять уединились, только теперь в квартире. На простынях! После душа!

Я её ласкал самозабвенно и везде. Восхищаясь её идеальным, податливым, невыносимо юным телом.

После секса начали говорить о том, о сём... И чтоб она поняла, какой я достойный семьянин, сказал, что никогда не трачу денег на любовниц.

Думал, как педагог, она должна была, как минимум меня похвалить.

Но Лариса резко встала и молча начала одеваться.

— Мне нужно по делам — с едва заметными слезами в глазах и поставленным голосом организатора по внеклассной работе, ответила она.

Больше я её не видел.

Наверное, ей стало обидно что я уж очень примерный.

9. ПОСОБИЕ, КАК ПОЗНАКОМИТЬСЯ С ОСОБЕННОЙ

Середина рабочего дня, да что я тут делаю в этом огромном молле, удивлялся я себе, выходя на подземную парковку как бы покурить. Нскоро бро подтянется, будет повеселее, NB глянем. Бля, а зажиглка?! Достал пачку, затем сигарету, стою покручиваю ее между пальцами. Примеряюсь ко рту, к губам... Давно пора завязаться, да мотивашки маловато.

Смотрю по сторонам, в поисках потенциальной зажигалко-жертвы, и вот, наконец, мой объект найден! Симпатичная ярко одетая девушка, сидит за рулем авто, похоже, селфится. То есть пытается сделать селфи и прямо гримасничает, строит губки уточкой на свой айфончик в блестящем розовом цвете. Какая милая, забавная красотка! Смотрю дальше, как она вышла из машины, сняла куртку, бросила ее на водительское кресло, сняла розовую шапочку, поправила прическу и снова начала смотреться в камеру на айфоне. И опять открыла дверь и полезла за шапкой, снова надела и снова фоткается, то есть пытается, конечно! Какая удача и малышка тоже забавная, подумал я. И решил во что-бы-то-ни-было с ней познакомиться, как минимум! А там как пойдет. Воу, и она уже идет сюда.

— Зажигалки не будет? — уверенно спрашиваю я, вглядываясь ей в лицо.

— Нн-нееет! Я не курю! — она отмахивается от меня руками, извиняющее улыбается, пытаясь пройти мимо. Но я ей этого не позволяю. И беру ее своей правой рукой под локоть, немножко дергая и окончательно останавливая.

«Что-это-что такое?» — читаю в ее непонимающем взгляде и прячу сигарету в карман своей куртки. Она явно в смущении и не знает, что сказать, лишь изредка пытается одернуть свою руку, ну да ладно, я ей помогу, сегодня я ванильно-добрый. И я начал..

— Ты только не бойся, я просто наблюдал за тобой, когда ты сидела селфилась в машине, и потом, когда выходила, и такая противоречивая красотка, не решительная, и как раздевалась... Такая смешная! — бля, вот зря я это сказал... Потому что после этой моей глупой фразы ее глаза расширились от удивления и некоторого шока.

— Хочешь, я тебе помогу, сфоткаю тебя нормально, чтобы все получилось зачетно и с ракурсом подскажу и вообще... ? — таким тоном я не спрашивал, я настаивал, так как был уверен в ее безотказности! И снова я заметил на ее лице бурю эмоций, включающие сомнение и нерешительность.

— Да... Блин! Не стоит! Мне надо кофе попить... я... — отмазывалась девушка как могла, но у нее не получалось, и я прямо чувствовал, как она не может подобрать нужные слова, это воодушевляло!

— Как тебя зовут? Мы познакомимся и ты поймешь, что мне можно доверять — продолжал давить я, так и не отпуская ее от себя ни на шаг. Она что-то мямлила про то, что ей пора, бла-бля-бла и прочую чушь, но я был непреклонен! Более того, я осмелел до неверотяной наглости и просто выхватил из ее руки ее шестой айфон. Конечно я понимал, что могу и по лицу от нее схлопотать, но это ой как вряд-ли, слишком она была странной и особенной податливой куколкой) Я не ждал сопротивления, а она, судя по-всему, очень боялась, что в борьбе за власть над ее айфончиком, он моежт не выдержать и с треском разобиться на тысячу осколков о жесткий асфальт! Ну в любом случае, я решил покомандовать, пока она находилась в секундном состоянии офигевания от моего нахальства.

— Давай становись сюда, тут освещение получше, смотри на телефон, и попытайся улыбнуться, голову чуть вниз, губы... Ооо, губы перестань кусать, соблазнительница! — и отошёл на пару шагов.
Да, я издевался над ней, смущал ее и мне ...  

действительно очень хотелось с ней познакомиться, несмотря ни на что! Она казалась по-детски девочкой и какой-то особенной притягательной зажигалочкой с горячими искринками! Для меня лично. Я прекрасно понимал, что она никуда не уйдет без своего айфона, а позирование у нее выходило совсем неловко. Зато такая ее беззащитность заводила меня еще сильнее!

Пока она старалась улыбаться и не выглядеть конченой идиоткой, я остановился и решил посмотреть отшотененые кадры, и прямо офигел от уведенных крайних ее фоток в галерее!!! Офигел — это еще мягко сказано, охуение максимально точно характеризовало мои «Оуч! Ого! Ох! Ммм!» Я сам не поверил такому подарку, но!!! Там были ее интимные фотки, в нескольких ракурсах, ее пухленькие накрашеные губки и ниже голая грудь с бесстыдно торчащими ягодками набухших алых сосков, еще фотка где она так невинно прикрывает своей рукой упругую грудь, слегка сдавливая ее приличный объем! И надо признаться, она была чертовски хороша и нежно-красива!!!

Девочка оказалась умненькой и, уловив мою заминку, начала слышно материться «блять, бляяяять, бляяять!!! Не смотрите! По-жа-луй-ста... « явно смекая, что я подсмотрел ее интимки))) Как же было приятно со свойственной мне ухмылкой смотреть в ее глаза, полные стыда и порочности... А возникающее возбуждение кружило голову и затмевало разум, и именно поэтому я, вконец оборзев, предложил ей прислать мне пару ее шикарных обнаженных фото, после чего я напою ее самым лучшим кофе, за которым она так торопилась, ну и обеспечу незабываемым знакомством на всю жизнь. Ее телефончик я отдавать не торопился, но малышка была уже всерьез рассержена, и со словами «нихуя не смешно!», приправив милой, очаровательной, вымученной улыбкой выхватила свою полезную игрушку для взрослых и серьезных... Я еще долго улыбался, глядя ей вслед, когда она с едва слышными словами «... стыд... и... и... позор» быстро шагала внутрь центра. Я очень жалею, что все-таки упустил такую сумасшедшую обаяшку без комплексов, но надежда на то, что она мне все-таки позвонит оставалась... Ведь я купил ей кофе и поставил на капот ее машины, предварительно написав на стакане номер своего телефона.

П. С. История абсолютна реальна, с минимумом исключенных фраз, да и девочка, как выяснилось потом, обладала задорным прозвищем «Зажигалка» в своей компании, еще за годы до знакомства со мной!

10. АКТРИСА

Собрались мы как-то с друзьями пивка выпить. Устроились вчетвером у меня, взяли ящик Туборга, орешков всяких, да чипсов. Пиццу заказали, на заднем плане включили «Наше Радио», сидим, болтаем.

По мере увеличения выпитого, разговоры стали все веселее, и свободнее. Дошло дело до разных случаев из жизни, забавных и не очень. Кто-то предложил рассказывать истории о том, когда и кому за что-то было стыдно и неудобно. Идея, поначалу была принята в штыки, но после еще пары бутылок решили — почему бы и нет.

Мало-помалу, и очередь дошла до меня. Я немного помялся, но все-таки поддался на разговоры друзей и стал рассказывать. Было это на первом курсе института. Я тогда дружил с одним парнем, Мишей, он сейчас работает в Москве кинорежиссёром. И только начал встречаться со своей девушкой, Аней. Девушка она была очень стеснительная, и робкая, как и все отличницы. Не знаю, чем она меня так зацепила, но мне она понравилась с первого же взгляда. Миша мой выбор поддержал, хотя и предпочитал девушек поразвязнее. Аня же была крайне зажатой, и прошло несколько месяцев, прежде чем я смог затащить ее в постель. Нельзя сказать, что все было плохо. Девственницей она не была, но энтузиазма в ее действиях не наблюдалось. Я старался как мог, и пытался научить ее быть в этом плане посвободнее. Девушка показала себя прилежной ученицей, и старалась делать все, как я ей советовал. В то время, мы с Мишкой, как и многие молодые парни, смотрели много порно. И каждый из нас мечтал заняться с девушкой анальным сексом. Мишка в то время закрутил с одной старшекурсницей, и уже был очень близок к тому, чтобы осуществить это заветное желание. Я решил, а чем я хуже?

Анька приняла эту идею без особого энтузиазма, но не спорила. После некоторой подготовки, она морально настроилась, и я, наконец, добрался до заветного плода. Я знаю, ей было не очень приятно, и наверняка немного больно. Аня терпела, подрагивала, и сжимала зубы, зная, как мне приятно сейчас. Я старался быть осторожным, и после секса усердно зализывал вину.

Какого же было мое удивление, когда в следующий раз она сама настойчиво приставила головку моего члена к своей попе. Она снова попискивала, закусывала губу, но раз за разом просила не останавливаться, двигать быстрее, и агрессивнее. Признаюсь, я не стал над этим задумываться, а лишь постарался получить максимум удовольствия. Следующим настораживающим знаком стал разговор с Мишкой. Мой друг поведал мне, что его нынешняя любовница Ленка, та самая развязная старшекурсница, завела с ним разговор о групповом сексе, явно намекая на нас с Аней.

Ну а что, дело молодое, кто бы отказался?

Не буду вдаваться в подробности, а то парни уже слюной изошли, представляя сие событие, скажу лишь — Аня меня снова приятно удивила. За несколько встреч мы попробовали почти все: и мжм, и жмж. Моя девушка одинаково комфортно себя чувствовала как при двойном проникновении, так и в играх один на один с Леной. Мишка сказал, что он мне даже завидует.

А потом случилось что-то неожиданное. Аня неожиданно заявила, что ей нужно уехать в другой город, у ее родственницы проблемы. Поездка затянулась, и в итоге в университет она так и не вернулась. Я ездил к ней, поначалу раз в неделю, потом все реже, и реже. Девушка стала вести себя весьма прохладно, и я не мог понять причину такой перемены. В результате чего мы расстались, и я сосредоточился на учебе, так как предстояла трудная сессия.

Я стал замечать, что некоторые девушки в нашей группе глазеют на меня, и иногда перешептываются. Я не стал придавать этому большого значения, но Мишке все-таки сообщил. Прошло еще какое-то время, все шло своим чередом. Однажды мой друг подошел ко мне с загадочным видом, и предложил зайти к нему после учебы, выпить пива, поболтать. Я с удовольствием согласился. Усевшись поудобнее, Мишка хитро усмехнулся и заявил: «Я все узнал!». Он взял свой ноутбук, пару раз щелкнул по клавишам, и развернул экран ко мне. Порно, так я думал. Весьма ожидаемо. Мой друг был ценителем этого жанра, и собрал себе в коллекцию уже немало интересных роликов. Как видно, решил похвастаться очередной находкой. На экране уже появился логотип какой-то иностранной студии. Действующими лицами была молодая девушка, и пятеро накаченных мужчин, с весьма приличными мужскими достоинствами. Я был уже немножко пьян, и в хорошем настроении, поэтому позволил себе окинуть на спинку кресла, и наблюдать, как барышню на видео пользуют во все отверстия, а та точно постанывает и просит еще. Когда ее в очередной раз перевернули, и оператор взял крупный план, я чуть не выронил бутылку пива. С экрана мне улыбалась Аня. Она хихикала, прикрывала глазки, и соблазнительно облизывала губы.

Мишка хмыкнул, увидев мою реакцию, и рассказал мне то, что ему удалось узнать. Аня сама тогда смело подошла к Ленке, и предложила устроить групповой секс. Лена удивилась, но идею поддержала. После пары таких встреч, девушки подружились. Ленка рассказала своей новой подруге, как недавно ходила на эротическую фотосессию, чтобы немного заработать, и ей предложили сниматься в порно. Мол, один режиссёр из Европы набирает себе новых актрис для фильма, и ему очень нравятся русские девушки. Ленка этим не сильно заинтересовалась, а вот у Аньки глаза загорелись, и она вытребовала заветный номер. Вот тогда-то она и переехала. Ей сняли квартиру, и она уехала на съемки. В группе пошел слушок, что ты ее туда отправил, денег заработать вам на семейную жизнь. Вот девчонки на тебя так и таращатся.

Это открытие потрясло меня, и я задумался. Есть ли в случившимся моя вина? Навел ли я ее ...  

на этот путь, или я просто случайно открыл дверь, и выпустил ее настоящую натуру?

Как бы то ни было, теперь каждый раз, когда девчонки шептались за моей спиной, я чувствовал себя не в своей тарелке. Мне было и стыдно и обидно одновременно. Мальчишки тоже вскоре прознали об этом. Все-таки, не только мы с Мишкой смотрим порно. Меня в шутку называли «парнем порно звезды».

Прошел год, слухи растворились в воздухе, и все осталось позади. Я закончил универ, стал работать переводчиком. Мишка уехал в Москву, решив, что работа по специальности это не его. Мы общались по телефону, пару раз встречались на праздниках у общих знакомых.

Когда меня позвали на встречу нашей группы, спустя год после окончания университета, я с удовольствием согласился. Мишка тоже пришел, с прекрасной дамой, в которой я с удивлением узнал нашу звезду Аню. Она весело помахала мне рукой и усмехнулась. А Мишка улыбался так, будто выиграл в лотерею миллион. В какой-то мере так оно и было. Мишка влюбился в девушку из фильма для взрослых, которая совсем недавно сидела за соседней партой. Влюбился, уехал искать ее в Москву, и как видно нашел. Они уже полгода женаты. Аня все еще снимается, и стала достаточно популярна, в узких кругах. А Мишка стал режиссёром. Да-да, именно таким, он теперь снимает свою жену. «Вот оно как бывает, ребята» — сказал я, делая большой глоток из своей кружки. Наша компания разом начала галдеть. Кто-то смеялся, кто-то сочувствующе хлопал по плечу, а я сидел и улыбался. Эх, хорошее было время!

11. РИМСКИЕ КАНИКУЛЫ

В единственном романе мастера короткого рассказа О. Генри «Короли и капуста» есть все, кроме двух вещей: там нет королей и капусты. Следуя этой логике, очерк о моем деловом отпуске в Европу я назвал «Римские каникулы» (да простят меня Одри Хепберн и Грегори Пек). Дабы не утруждать читателей всеми перипетиями этого поистине уникальной поездки, позволю себе остановиться лишь на нескольких эпизодах из этого вояжа: в рамках условий веселого конкурса и специфики сайта в целом.

... Мы двигались по автобану Венгрии и когда на обочине возникла табличка с бессмысленным набором букв «Hajdúböszörmény» (г. ХАЙДУБЕСЕРМЕНЬ), свернули с трассы и остановились перед зданием с надписью «CastrumTermalCamping» — целью нашей остановки в этой удивительной стране.

«CastrumTermalCamping» — эторайназемле. Зомби со всего мира съезжаются погреть свои кости в термальных источниках, температура которых всегда постоянна: 37 градусов тепла. Бассейны с голубой водой, аквагорки, сервис на высшем уровне — мы там задержались на четыре дня.

Утром выходило солнышко, и вслед за ним из трейлеров и прицепов, палаток и кемперов, усыпальниц и могил, вылезали седые останки всех типов и мастей: иностранные мощи ползли к теплому минеральному источнику, дающему силы и молодость. По краю бассейна бродили тени, закутанные в саван и банные халаты, холмики дряблой плоти уныло плавали в солоноватой воде. Не всем, вставшим под мощные струи массажного душа, удавалось выжить: некоторых разбивало в прах. Я гоголем ходил между ними, иногда лениво погружаясь в струи воды или термальные пузыри. Маска скучающего миллионера непроизвольно наползала на морду лица... Когда еще, например, мне доведется съехать с горки в сияющую голубизну бассейна?

Один раз, правда, я уже испытывал подобный аттракцион на прочность — в отеле-аквапарке под Москвой, причем, для адреналина — спиной вперед. Решив повторить подвиг Геракла, я забрался наверх, решительно отодвинул маленького мальчика, ковыряющего где-то в лице, и, игриво подмигнув какой-то серой девице в бикини, стоящей на земле (в последствии выяснилось, что это была статуя), низвергся спиной вперед вместе с потоками воды... Я так и не понял, в какой момент это произошло, но мое тело гордо вошло голой задницей в прозрачные воды бассейна, а плавки предательски повисли на краю трубы, которую я только что покинул. Поскольку разница между мной и Рокко Сифреди была слишком очевидна, мне ничего не оставалось, как глупо хихикать, пытаясь сорвать рукой деталь мужского туалета (вторая пряталась где-то в складках живота). Спасибо солнцу — красный загар на лице удачно скрыл мое смущение...

Сколько бы ни длилось это блаженство (я имею в виду термальные источники, а не мои перверсии в водосточной трубе), всему приходит неизбежный конец. В последний день пребывания на отдыхе мой взгляд опять наткнулся на злополучный аттракцион. Я решил еще раз испытать судьбу на этой сплавной трубе: дурная голова ногам покоя не дает. На сей раз я сел как нормальные люди — лицом к солнцу, и поехал. На середине пути мне показалось это слишком банальным, и я лег на спину... и остался лежать внутри аттракциона. Вода решительно отказывалась смывать мое нетренированное тело вниз. «Ах ты, старая пердола», — думал я, руками подтягиваясь за края трубы, как больной в инвалидной коляске, сползая к финишу. Зомби всего мира оживились: в их полку прибыло. Успокаивало только одно обстоятельство: все-таки я неплохой парень: был бы г... — давно бы смыло.

... На Черном море Румынии было чем заняться и на что посмотреть. На девушек и женщин из разных стран мира, например. Мне, дремучему бандерлогу, вылезшему из-под российского шкафа, трудно было адаптироваться к происходящему: многие отдыхали топлесс. К мужчинам я привык быстро: я сам щеголял только в плавках, но вид женских прелестей, непринужденно выставленных напоказ, сперва сбивал меня с толку. Если какая-нибудь дама, сильно бальзаковского возраста, демонстрировала полное отсутствие комплексов, меня это не беспокоило: я просто старался не смотреть в ее сторону. Ее привлекательность лежала в границах между удивлением и жалостью, причем, с уклоном в последнюю сторону. Но кроме живых экспонатов кунсткамеры, попадались и более молодые экземпляры.

Однажды, во время ловли длинным сачком креветок у пирса, ко мне прямо в море подошла черноволосая нимфа, лет двадцати двух, голая по пояс. Можно было только догадываться, было ли что-то на ней надето ниже пупка: волны драпировали изгибы ее девичьего тела. Она что-то сказала мне грудным голосом, показала на пластиковую бутылку с тремя креветками, которую я крепко сжимал в руке, и чарующе улыбнулась.

— Креветки, — сдавленно сказал я, изо всех сил стараясь смотреть ей в глаза. Мой взгляд все время сползал на ее округлости, покрытые капельками воды. Она подошла ближе, с любопытством глядя через бутылку на хаотично метавшихся (как и мои мысли) креветок, и слегка прижалась ко мне грудью. Она всматривалась в бутылку с добычей, а я чувствовал ее жаркое дыхание у себя на шее: от нее пахло морской свежестью и вареной кукурузой. Что-то большое и длинное заколыхалось под водой: это был сачок, которым я судорожно пытался нащупать точку опоры.

— Fishing, — хрипло пробормотал я. Она закивала, и счастливо рассмеялась... Мои фантазии прервал волосатый румын, внезапно вынырнувший из моря на расстоянии удара. Он сурово взглянул на меня. Я тут же вцепился ногами в ближайший камень на дне и деловито закачался на волнах, аки водоросль, прицеливаясь сачком в пирс. Когда я повернулся с добычей — девушки уже рядом не было. Ее уводил в пенную даль суровый румын, она оглядывалась и улыбалась мне... Искорки летели из ее темных глаз и с легким шипением гасли в безразличных волнах Черного моря...

Как-то раз, бродя вдоль берега в поисках интересной натуры для памятного фото, мы с мамой забрели на нудистский пляж. Когда мы это заметили, было слишком поздно: повсюду, в самых непринужденных позах, стояли, сидели и лежали обнаженные женщины и голые мужики. Спасаться бегством было нелепо, раздеваться тоже не хотелось — и мы повели себя одинаково, даже не сговариваясь: мы стали, не слушая, и перебивая друг друга, оживленно говорить о чем-то, отчаянно жестикулируя. Внимательно глядя друг другу в глаза, как будто мы увиделись в первый раз после долгой разлуки, мы воодушевленно о чем-то говорили, периодически спрашивая друг у друга: не кончился ли, наконец,...  

этот треклятый участок пляжа!

Со стороны казалось, что какое-то озарение внезапно снизошло на нас, и, если не обсудить его немедленно и досконально, миру придет конец. Осмелев, я решился-таки на небольшую фотосессию в непосредственной близости от голых тел — никто на нас не обращал никакого внимания.

К концу отдыха на море я окончательно освоился: сидел в кресле на песке посередине пляжа, ел пересыпанную солью кукурузу — ее приносили два загорелых паренька по легкому взмаху руки, любовался набегающими волнами и обнаженными девушками, и запивал все это холодным пивом из банки.

В день отъезда я встал пораньше и пошел прощаться с морем.

— До свиданья, море. Я приеду к тебе, — прошептал я, глядя на поднимающееся солнце из-за горизонта. Получилось несколько фальшиво... И я просто молча наблюдал за последним рассветом, засняв на фотоаппарат это удивительное по красоте зрелище.

До свидания, море, до свидания...

12. ТЕСТ НА...

Я счастливый человек, каждой фиброй души ощущал себя таковым.

И все потому что свадьба на носу с любимой девушкой. Да именно свадьба, притом моя собственная, что для холостяка ловеласа глубоко средних лет событие из ряда вон, неожиданное...

Случилось чудо, я встретил девушку своей мечты и она ответила мне взаимностью!

Всему виной Амур проказник застал врасплох и стрельнул прямо в сердце, а я не успел увернуться как доселе...

Так что попал по полной, точнее влюбился по уши и решил расстаться с холостяцкой жизнью своею, но нисколько об этом не жалею.

И все б тип-топ... , да вот одно обстоятельство беспокоило меня.

Вернее не что-то, а кто-то. Ее младшая сестренка, офигенно красивая, смышленая девчушка восемнадцати годков от роду.

Моя будущая своячница носила мини, я б даже сказал не просто мини, а мини по самое не балуйся.

А также в ее лексиконе не существовало слово бюстгальтер или попросту говоря лифчик не говоря уж об его наличии в гардеробе.

Ее вполне спелые округлые грудки с торчащими сосочками манили безудержно, не заметить насколько это сексуально было невозможно.

Да и в целом ее красивое рельефное молоденькое тело чертовски привлекало мужской взгляд, даже евнуха всколыхнуло, ей Богу.

Тем не менее я даже не думал заглядываться на нее как на девушку, да вот провоцировала она меня не по — детски.

Как только оказывался с ней рядом что — то да роняла и соответственно наклонялась чтоб поднять, предоставляя именно моему взору прелестную наготу своей девичьей нежной промежности без трусиков.

Проделывала она это действо лишь когда не было посторонних по близости.

Я понимал к чему она ведет, но эта ее игра чертовски мне нравилась, а уж как заводила что мой член давал о себе знать сладостным вздрагиванием, а порой взбухал в штанах всего лишь при виде ее...

Приходилось затем дрочить самому, черт, а ведь желающая меня текущая по мне самочка была на расстоянии руки только кликни...

Но я держался, не кликал ведь это всего лишь похоть вторил я сам себе как азбуку, моя избранница ее старшая сестра в нее влюблен ее хочу как жену, а ее сестра дите еще, хоть и достигла совершеннолетия по закону.

И вот буквально дня за два до церемонии свадьбы звонит мне эта маленькая шельма, якобы уточнить кое — что касаемо свадьбы.

Я,,повелся,, сразу но чтоб соблюсти приличие говорю, мол, занят однако чрез час буду.

Но черт возьми не вытерпел часу — то и таки приперся к ней быстрее ветра в шикарный особняк ее родителей.

Ворота были настежь открыты, понятное дело, девочка меня ждала, так что я заехал во двор и припарковался немудрено.

Выскочил из машины весь такой радостный почему-то и торопливым шагом направился ко входным дверям.

И только вскочил на первую ступень двери отворились как по волшебству, а на пороге за место привычной прислуги — она шельма этакая 18 — летняя.

Мы были одни и она так нежно прильнула ко мне прям с порога, шептала как я ей нравлюсь как сильно хочет меня и что страстно желает отдаться мне прежде чем я стану мужем ее сестры и навсегда недосягаемым для нее...

А также для многих других девушек с грустью промелькнуло у меня в мозгу в тот момент...

На минуту я застыл как вкопанный глядя, как она неспеша и так маняще поднимается по лестнице...

Ничего не говоря, ибо потерял на время дар речи я на автомате развернулся и направился к выходу, открыл входные двери взглядом ищя свою машину...

Но уже под ропот аплодисментов всей своей будущей семьи в полном составе включая дальних родственников, в общем толпа народу приветствовало меня.

Со слезами на глазах мой будущий свекр толкнул speech, мол, как он счастлив что его дочка выбрала себе достойного и главное верного мужчину...

И как они все безумно счастливы, что я на УРА прошел этот нелегкий тест!!!

Мораль сей истории таков: мужчины не изменяйте своим любимым, или на худой конец держите презервативы в машине.

Это может статься неожиданным спасением.

Хотя и тут свои нюансы, но это уже другие эроистории.

13. ШКОЛЬНАЯ ПОРА

Школьная пора и приставучие мальчишки. То время давно прошло, но порой кажется, что многие не так уж сильно и повзрослели. И хоть сейчас, при любом удобном случае, готовы и за косички подёргать, и ради любопытства, под юбку заглянуть. Ничего не изменилось. Хоть с виду уже солидные мужчины, но в душе...

Впрочем, меня в те времена косичек не столько мальчишки беспокоили, сколько одна девчонка. Просто прохода не давала, нравилось ей меня донимать. Я правда тоже была не совсем паинькой, если разозлить, могла и в драку влезть, только увы, но в этом случае это было практически бесполезно. Я маленькая, худенькая, она, как бы выразиться помягче — габаритная, уж если оказалась сверху, то вырваться из-под неё не было никаких шансов. К тому же девчушка быстро нащупала моё слабое место и нагло этим пользовалась. С детства жутко боюсь щекотки, просто панически, и вот один раз она довела меня до такого состояния, что я даже трусики обмочила. Ходить в мокрых было как-то неприятно и неудобно, поэтому пришлось их снять, благо что оставался один урок...

И вот прозвенел звонок, все засобирались домой. Я стою в проходе между партами, слегка наклонилась к стулу, запихиваю в портфель тетрадки, учебник. И тут чувствую, как мой подол взлетает чуть ли не выше головы. Это моя обидчица подкралась сзади и дёрнула его к верху. Да с таким усердием, что почти вытряхнула меня из платья. Смех вокруг. В общем, я даже и не помню, как я с красным лицом проскочила эту толпу гогочущих одноклассников и убежала домой.

Было стыдно и очень обидно. И хоть многие толком и не разглядели и не поняли, что произошло, но репутацию девчонки любящей ходить без трусиков, на следующий день я себе заработала. И многие повелись на эти сплетни, и даже пытались лично проверить. Но их ждало разочарование. В лучшем случае, они лишь только точно могли узнать какого цвета трусики на мне сегодня.

Я то думала, что история моего школьного позора удачно забылась и быльём поросла, но похоже это уже вошло в традицию — каждый раз вспоминать её на встрече выпускников, доводя меня до стыдливого смущения и покрасневших щёк. При этом некоторые особи из бывших моих одноклассников, до сих пор не прочь проверить наличие на мне столь интимной части гардероба. А я что — я ничего, тоже вспомню детство. Тяжёлый портфель с учебниками сейчас был бы кстати, но сумкой по глупой башке — тоже неплохо...

14. ЛГУНЬЯ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОГО ВЕКА

В первой половине смутных «нулевых» трудилась я в столице нашей, в мини-маркете. Ну и как большинство, снимала койко-место в общаге. Добираться приходилось несколькими видами транспорта, в общей сложности при лучшем раскладе час, а обычно полтора-два. На работу мне нужно было к девяти, выезжала я обычно в семь. Ну и ещё для полноты картины сообщу, что я «сова»,...  

причём ярко-выраженная. Это всё предыстория.

В один злополучный понедельник началась сама история. Я, как обычно, как сомнамбула, выползла из тёплой постельки и отправилась на работу. В автобусе удалось даже присесть, и я со спокойной душой задремала, потому что ехать до конечной. Проснулась оттого, что стоим. Сразу мысль: «Неужто так быстро приехали?» Ан нет, пробка, да какая. В общем, не буду подробно, но на работу я опоздала на полчаса. Наш директор, А. Н., который сам добирается из Подмосковья, в курсе пробок и на первый раз даже замечание не сделал, ему хватило просто слово «пробка» и обещания выехать пораньше.

Пораньше это полседьмого. Кошмар. Ну куда деваться. Жертвую завтраком, благо мини-маркет продуктовый, и позавтракать можно там. Тем более я надеялась приехать раньше девяти. Но судьба распорядилась иначе, пробка в этот раз была ещё круче и приехала я опять также. А. Н. укоризненно покачал головой, но ничего не сказал. Я решила выехать в шесть, а это уже самый ранний рейс и ещё больший кошмар для моей совиной натуры.

На утро я встала с огромным трудом, еле доползла до автобуса, и просто упала на свободное место. Но боги решили довести эксперимент до конца я опять из-за пробки опоздала, правда, всего на десять минут. На вопрос шефа что буду делать, ответила поеду на электричке. Это было в разы неудобнее, но куда деваться.

В четверг я отправилась на местном автобусе до ближайшей станции, и, выйдя на перрон, пришла в ужас — там яблоку негде было упасть. Кассирша оказалась молоденькой девушкой, которая предупредила, что ей не жалко билет, но электричку ждать долго, потому что на путях, недалеко от станции, загорелся товарняк. «Всё, меня уволят» — мелькнуло в сонной голове. Расспросив, как можно добраться, я дошла до остановки, но маршруток не было, что неудивительно, ведь желающих уехать в это утро было в десятки раз больше, чем обычно. К счастью, или нет, один водила согласился довезти до метро. Я села рядом с симпатичным разговорчивым мужчиной, и как-то незаметно для себя поделилась с ним своими приключениями. Он посочувствовал, предложил свою помощь, если всё же уволят, мы обменялись телефонами. Если бы мы знали, что расстаться нам предстоит нескоро. Авто, на котором мы ехали, кто-то аккуратно тюкнул в полукилометре от метро, и до станции мы бежали. Но это не помогло я опять опоздала. Войдя в магазин, я почувствовала себя в роли героя Вицина из фильма «Неисправимый лгун». Думаю, уж в это точно не поверят. Действительно, первая реакция была могла бы и получше что-нибудь придумать. Спасло то, что по новостям про товарняк сообщили. Следующая фраза шефа вызвала смех у половины персонала ты ещё в метро застрянь.

В пятницу моё невезение кончилось, и я приехала вовремя. Меня встречали аплодисментами, чуть ли не фанфарами и шампанским. Вопрос об увольнении был снят. На радостях я купила торт, и угощала всех желающих. Я решила, что всё плохое закончилось, и очень обрадовалась, когда позвонил тот мужчина и предложил вечером встретиться. Договорились о встрече возле станции метро, от которой мне ехать на автобусе.

День пролетел незаметно. Я уставшая после сумасшедшей недельки, вошла в подземку, доехала до станции пересадки, прошла переход... нет, не может быть... я, наверное, сплю... Станция походила по количеству народа на квадратный метр один в один на перрон той станции, откуда я безуспешно пыталась уехать. Поезда не было уже 20 минут. Минут через 10 он подъехал, и меня толпа туда буквально внесла. Я оказалась прижатой к противоположной двери, на моей ноге кто-то стоял, а я из-за пуза здоровяка, в которое вынуждена была уткнуться, даже не видела, кто это. Несмотря на все сложности и трудности, я была рада в предвкушении встречи. Но радость недолго длилась на середине перегона свет погас и поезд встал. В голове всплыла фраза директора ты ещё в метро застрянь. Эх, он явно недооценивает мой талант! За то время, пока мы стояли, вихрь мыслей нёсся хаотичным потоком. Я неудачница... он не дождётся... надо было ехать через кольцевую... да когда это кончится... это самые приличные из них. Но всё когда-нибудь заканчивается, и я приехала. Какова же была моя радость, когда на выходе я увидела Его. «Дождался, надо же». Его слова были бальзамом на душу:

— Милая, как я мог тебя не дождаться? Я вспомнил все твои рассказы и просто решил, что ты застряла где-нибудь.

— Ты не представляешь, как ты прав, — улыбнулась я, и с грустью добавила: — только вот времени на общение не осталось, потому что могу опоздать в общагу.

— Ничего страшного, в автобусе пообщаемся.

Так что пришлось, как подросткам, целоваться на задней площадке автобуса.

В общагу я всё же опоздала, ночевала у него, а на следующий день вообще переехала к нему. Судьба, видимо, решила, что я с честью прошла все испытания, и именно в этот день съехал его сосед по комнате, которую они снимали вдвоём в пяти минутах ходьбы от той самой станции. Я прожила у него полгода, ни разу больше не опоздав, и потом уехала домой в связи с семейными обстоятельствами. Но это совсем другая история.

P. S. Утром, войдя на работу без пятнадцати девять, я опять сорвала аплодисменты своей ставшей уже знаменитой фразой: «Вы не поверите». После моего рассказа хохотал весь персонал магазина.

15. ЗА МУЖЕСТВО

— Да ну, на фиг, — удивилась Марианна, миниатюрная блондинка, имеющая в свои двадцать два года химическое образование и неплохой опыт половой жизни.

Вася, сидящий рядом на диване, как-то замялся, застеснялся, густо покраснел, но руку под блузку Марианне все-таки запустил. И пока та рука хаотично блуждала по шикарному девичьему телу, хозяйка того самого тела думала о том, почему же ей никогда не везло с мужиками.

А Вася тем временем, кажется, пустил слюну на подбородок.

«Ого», — подумала Марианна, когда Вася вдруг фыркнул и попытался рвануть ширинку джинсов.

Замок заело, ширинка не поддавалась, и химическая краснодипломница решила, что пора брать дело в собственные опытные руки.

Вася оказался очень быстро раздет, уложен плашмя и наглажен шустрыми наманикюреными пальчиками. Отчего быстро поплыл головой и закатил глаза. Марианна, не теряя времени, разделась сама и юркнула под предусмотрительно расстеленное покрывало.

Васе было двадцать семь лет, десять из которых он провел за учебниками, дипломами и кандидатскими. Марианна цапнула парня совершенно случайно по наводке в драбадан пьяной Катьки. Та шепотом сообщила о том, что у Васи есть дышащая на ладан тетя Соня с двумя трехкомнатными квартирами в центре, и пес неопознанной, но какой-то кошмарно дорогой породы.

Все сказанное Катькой Марианне весьма понравилось, тем более, что замуж выходить было уже пора.

— Ой, — вдруг услышала она рядом.

Испугалась, а вдруг заевшая ширинка чего-то там прищемила; приподнялась на локте и посмотрела на Васю. Тот лежал, блаженно улыбаясь и чуть ли не пуская пузыри. Васе было хорошо. Даже не так: ему было очень хорошо, а вот химичке не очень.

«Не беда, — прикинула она, — еще не вечер. Пару-тройку раз раскочегарю. Где наша не пропадала?»

Но выгодная партия для замужества в лице Васи неожиданно подскочила, засуетилась и принялась натягивать джинсы.

Марианна смотрела на эти броуновские движения с удивлением, непониманием и обидой. Васины уши залила густая краска, щеки полыхнули цветом вечернего заката; он сбивчиво пробормотал извинения и убежал к выходу в одном носке.

«Облом, — подумала возможная Нобелевская лауреатка и глубоко вздохнула, — тю-тю, квартира в центре»

Через пару дней, ранним утром, когда вся надежда нашей химической науки, принимала неизменный горячий душ, в дверь съемной квартиры раздался настойчивый звонок.

Несчастная дверь мелко задрожала и пискнула под гулкими ударами нескольких ног, обладатели которых решили, что их игнорируют.

— Иду-у-у-у, — выкрикнула из ванной Марианна, — сейчас халат накину.

Когда девушка, одетая в легкий короткий халатик, открыла дверь, то от неожиданности опустила руки, придерживающие несерьезное одеяние за ворот. На пороге прямо перед ней стояла гром-баба. Что в анфас, что в профиль глазами не объять. Разъяренная женщина пускала из ноздрей струйки раскаленного пара и постукивала по полу туфлей откровенно мужского размера.

— Простите, — спросила ее хозяйка квартиры, — а вы к кому?

— Ой, — вскричала разгневанная посетительница, — ты только посмотри на эту нахалку! Она имеет наглость меня не узнать.

— Да-да, — донеслось из-за двери и перед глазами изумленной Марианны предстала почти полная копия первой гостьи. Только ростом вторая была чуть пониже и цветом волос чуть потемнее, — молодежь нынче совсем от рук отбилась.

— Простите, — повторила Марианна, — мне кажется, вы ошиблись адресом.

Гром-баба выпустила воздух из легких с громким свистом и заголосила почти белугой:

— Да как ты смеешь, мерзавка, меня не узнавать. Да я же с моим сыночком одно лицо. Хвала Небесам, что он пошел в меня, а не в своего папу-подлеца.

И только тут Марианна разглядела того самого сыночка, у которого было «одно лицо» со своей мамой. Вася испуганно жался к подъездной стенке и усердно смотрел в одну ему видимую точку на полу.

— Чем могу помочь? удивленно спросила девушка.

На это мама схватилась рукой за сердце и обреченно махнула напарнице:

— Соня, скажи ей все.

Та шустро оттерла мамулю от двери и затараторила:

— Мы все знаем. У Васеньки от нас секретов нет. Мы его вдвоем едва ли не с пеленок растили. Поэтому, требуем, чтобы ты поступила, как честная девушка.

Марианна удивленно подняла брови. Тут очухалась мама. Она героической рукой отодвинула «на ладан дышащую тетю Соню» обратно за дверь, набрала воздуха и твердо выдала:

— Ты должна выйти замуж за Васю.

Марианне показалось, что она ослышалась. Отличница химической учебы уже хотела спросить, что, как, да почему, но мама продолжала:

— Он подарил тебе себя.

— Чего? не поняла Марианна.

Мама чуть прикрыла глаза ресницами, одной рукой захомутала «сынку», подтянула его к себе и закончила на торжественной ноте, невзирая на то, что Вася болтал ногами, пытаясь освободиться:

— Он. Подарил. Тебе. Свою. Девственность. А это дорогого стоит. Ты должна стать его женой.

— И не подумаю, — фыркнула Марианна.

Потому что «умирающая тетя Соня» похоронила своими выдающимися объемами и пышущей здоровьем внешностью, все надежды провинциалки на собственное жилье в краевом центре.

Мама задохнулась от возмущения, прижала Васю к себе еще крепче, отчего тот закатил глаза и попытался испустить дух, и грозно проревела:

— Соня!

Тетя выскочила из-за двери, как чертик из табакерки, и бодро отрапортовала:

— Приморский бульвар 12, старый фонд, третий этаж, евроремонт. Наш подарок на свадьбу.

Марианна заинтересованно посмотрела на Васю, который отчаянна пытался выбраться их бойцовского захвата мамаши.

— Значит, договорились, — тут же резюмировала «умирающая тетя Соня».

Опытно отодрала сына от мамочки, втолкнула его в квартиру и захлопнула дверь с той стороны.

— Совет да любовь, — услышала Марианна напоследок.

Вася тихо сполз по стенке и сел на полу, расставив колени.

— Она меня уже лет пять пытается женить, — обреченно сказал он, — но ей ни одна не подходила. А у тебя красный диплом все-таки. И еще вчера...

Краснодипломница понимающе усмехнулась. Одним легким движением скинула халат и кивнула в направлении комнаты. Вася, невзирая на легкое кислородное голодание, шустро подскочил с пола и метнулся в зашторенную спальню.

«Начинаем первый курс обучения, — подумала Марианна. — Надеюсь, что следующий пройдет уже на Приморском бульваре».