Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Девичье наваждение

Сегодня я проснулась от яркого солнечного света, который настойчиво лез мне по веки. Шторы в моей комнате всегда плотно задёрнуты, так как прямо за моим окном установлен фонарь уличного освещения. Его свет проникает в комнату, и когда я ложусь спать, то возникающие тени пугают меня. Поэтому я всегда закрываю на ночь шторы. Вчера я была очень уставшая и, видимо сделала это не до конца. Рано утром тёплый и яркий солнечный луч воспользовался этим и разбудил меня.

Я даже не расстроилась столь раннему пробуждению, хотя на занятия мне надо вставать ещё через час. За долгие пасмурные зимние дни, я успела сильно соскучиться по Солнышку. Я вылезла из своего уютного гнёздышка, подошла к окну и открыла секцию. На меня сразу же обрушился поток свежего воздуха и шум утреннего города. Как же вкусно пахло весной! Наш городок не большой, практически нет вредных производств, поэтому воздух чист, а между домов полно деревьев, на которых постоянно тусуются птицы всех мастей. Вот и сейчас они радостным пением и чириканьем встречали новое утро.

Я обожаю весну. Это моё любимое время года. Земля очищается от грязи, смывая талыми водами все то, что накопилось на ней за лето, осень и зиму. И мне всегда казалось, что вместе с Землёй очищаюсь и я. А потом появляется зелёная травка, первые листочки и цветы. Воздух наполняется волшебным ароматом, который хочется вдыхать и вдыхать. Люди скидывают зимние одеяния и наряжаются в лёгкие и прекрасные наряды.

Прошлая весна была для меня особенной. Я заканчивала обучение в школе, и готовилась к поступлению в ВУЗ. Кто не сдавал ЕГЭ тому не понять, что это такое — выпускная аттестация. Это огромное нервное напряжение, несравнимое ни с чем! И большее волнение возникает не от самих экзаменов, переживаний за успешность прохождения тестов и решения заданий, а пугает сама атмосфера и сопутствующие последствия в случае меньшего количества набранных балов. Учителя-предметники тоже на нервах. Они тоже отвечают за наши знания и поэтому напрягают нас максимально. От этой подготовки голова просто разрывается на части. И это в молодом, по сути, еще детском возрасте!

Поэтому мы с классом решили на майских праздниках традиционно свалить на два дня в лес. Наплевать на всё! На экзамены, на факультативы, на учителей, на родителей! Пошли все в попу! Нам уже есть 18-ть! Мы хотим танцевать! Мы хотим жить и радоваться жизни! Мы с пятого класса ходим в майские походы. Наш классный руководитель, он же учитель ОБЖ, фанат поисковой деятельности, поэтому и нас пытался в это дело втянуть. Часть мальчишек и пара девчонок, действительно увлеклись этим делом и пропадали все лето в палаточных лагерях в местах боевых действий времён ВОВ. Что до меня — то мне нравится лес, люблю побродить по нему, собирать грибы, купаться, загорать, но максимум дня три-четыре. Потом безумно хочется в душ и в кроватку.

В это раз мы решили классного с собой не брать, дабы он не стеснял нас своим присутствием, да и не хотели его подставлять, так как парни намеревались набрать с собой спиртного. Ярик даже обещал «надыбать зелёнки». Так-то у нас хорошие парни. Почти все занимаются в какой-нибудь спортивной секции, только двое из шести курят. А девчонки вообще «русо-туристо-облико-морале». Но когда такой напряг на душе, хочется всё сбросить и поскорее расслабиться. Поэтому мы собирались почти тайно, как партизанский отряд и поставили своих родителей уже перед фактом. 30 апреля наша банда из двадцати человек направилась в сторону Верхнего озера.

Это наше постоянное место. Озеро расположено за возвышенностью, поэтому кажется, что оно выше нашего города. Наверно из-за этого его и назвали Верхним. На берегу озера есть очень хорошая поляна с песочным пляжем, которая расположена так, что когда Солнце идёт на закат, оно освещает стоянку, а с утра, наоборот, долго прячется за горой. Поэтому нам всегда удавалось подолгу засиживаться и подольше спать. Но самым главным достоинством стоянки было отсутствие проезда к ней. Добраться можно было только пешком. Это спасало наше место от гостей из других городов, от любителей пикников и праздного отдыха и сопутствующего всем этим видам отдыха мусора.

Конечно, добираться с большим грузом было сложно, но мы уже давно приспособились. У нас были сделаны специальные носилки, закуплены большие рюкзаки по 100—120 литров с каркасом и даже две одноколёсные тележки. «Цыганский табор» — так мы часто называли нашу процессию. Идти было хоть физически и тяжело, зато морально очень весело! Парни шутили и пели песни, девчонки обсуждали последние новости — все это так отличалось от наших серых учебных будней. Несмотря на дикую усталость и ноющую боль в ногах и спине от тяжести переносимого груза, никто не унывал и скулил. Казалось, что вместе с потом и страданиями уходят все наши школьные переживания.

И вот мы на месте. Сколько радости и восторга на душе! У каждого человека должно быть такое место, которое связано с его детством, с его лучшими переживаниями того периода. Оно должно быть в сердце, чтобы можно было в минуты горечи и утраты, хотя бы мысленно приходить туда и отдыхать. У меня это — наша поляна у Верхнего озера. Я знаю здесь каждое деревце, каждый кустик. Я знаю, где растёт малина, где можно уже подсобрать земляники, а вон там всегда полно ромашек с огромными лепестками. Мы привычно ставимся лагерем. Парни занимаются костром, дровами, палатками. Девчонки суетятся просто так, делая вид, что помогают. Но на самом деле, наша работа будет чуть попозже — мы кашевары. Поэтому сейчас мы просто занимаемся продуктами. Что нужно хранить в холоде, мы запихиваем в пакеты и опускаем на дно озера.

— Не разбейте! А то побежите в магазин!

Парни переживают за своё сокровище. Паша, у которого знакомый работает в сетевом магазине, за полцены накупил водки и вина. Поэтому спиртного получилось чуть ли не в два раза больше, чем планировалось. Мне лично было все равно, но парней этот факт почему-то очень радовал.

— Девчонки! Начинайте уже нарезать бутики! Мы жрать хотим!

Это Рома. Наш «качёк»! Фанат своего тела и постоянно занимается его апгрейдом. Не вылезает из тренажёрного зала. С собой всегда тащит кучу всяких баночек и пакетов со спортивным питанием и добавками. Уже в 9-м классе он так «раздулся», что не знающие люди, принимали его за учителя физкультуры. А сейчас это был настоящий «минихалк».

— Тебе лишь бы пожрать! Давай тащи вон то бревно, будем его пилить на вечер!

Димка был нашим командиром. Он появился у нас в пятом классе. Его родители переехали из Москвы. До его прихода у нас в классе существовала «Княжеская Русь». Были небольшие микрогруппы, со своими интересами и делами. Часто возникали конфликты и драки. Из-за пустяков и ерунды. Димка в первый же день удивил нас. Мы уже собирались убегать после классного часа, как он вдруг озадачил нас.

— Ребята. Я из другого города и совсем не знаю ваш. Помогите мне! Покажите его, расскажите, что тут и как! А потом мы сходим в кафе, и поедим мороженного.

Мы сразу «продались». Поесть мороженного «на халяву» хотелось всем. Мы тогда не задумывались, откуда у Димки деньги, и с чего это он так поступает. Только потом мы узнали, что это папа Димки предложил ему так подружиться с классом. И это сработало. Мы впервые за 5-ть лет куда-то шли вместе, всем классом, озадаченные одним делом. Мы показывали ему наши достопримечательности, интересные места, рассказывали истории. Мы прогуляли часов пять, и потом с огромным удовольствием поедали мороженное, делясь им друг с другом.

В последующем Димка стал «генератором классных идей». По его задумкам мы строили скворечники, поздравляли мам, лепили гигантских снеговиков, устраивали флэш-мобы и прочее. Но главное, мы всем классом, без исключения, стали ходить на все соревнования и конкурсы, концерты и выступления, где участвовали наши одноклассники и обеспечивали поддержку. Уже к Новому году мы стали настоящей «бандой». 5 «Б» все называли только так.

Почти все девчонки из нашего и ...

других классов, были в него влюблены. Я тоже не была исключением. Настоящий лидер, с хорошими качествами, да еще и не урод. Мечта! И действительно, всем представителям женского пола приходилось только мечтать. Димка, который довольно быстро понял своё значение для девушек, стал этим пользоваться и не напрягаться. Он принимал любые проявления внимания, от любой и в любое время. Если кому-то что — то не нравилось — «До свидания!» В понедельник он мог целовать одну, а во вторник уже обнимал другую. «Бабник». Но я все равно так по нему сохла. А когда он, после 9-го класса, вернулся с летних каникул, повзрослевшим до неузнаваемости, с явно выраженным сексуальным опытом, я окончательно потеряла голову.

Я просто пребывала в состоянии дезориентации, когда Димка появлялся в классе. А если он начинал со мной говорить, я уходила в предобморочный ступор. Я не сводила с него глаз во время уроков, а на физкультуре, мне с трудом удавалось сдерживать свои эмоции. Это была настоящая пытка видеть его в баскетбольной майке и шортах, бегающего по площадке или выполняющего задания на брусьях. Моё зрение становилось как у орла. Я видела каждую капельку пота на его руках, каждую родинку и каждое движение даже самой маленькой мышцы. А когда он выполнял задания в отжимании или пресса, и его лицо краснело и напрягалось, он шумно и громко дышал, я чувствовала, как возбуждаюсь.

Однажды, в конце 10-го класса, когда урок проходил на улице, и было очень жарко, Димка занимался в маленьких шортах и без майки. Учитель дал задание нам девочкам выполнить упражнение в висе на перекладине — поднимать и опускать ноги. А для страховки попросил мальчиков помогать. Я чуть не потеряла сознание, когда ко мне подошел Димка. Я стала поднимать ноги, но от волнения и переживаний, еле могла это делать.

— Ну, что-то ты расслабилась Викусь! Давай-ка повыше и посильнее!

Димка своими горячими ладонями подхватил мои ноги и стал помогать мне, поднимать их. О, Боже! У меня аж мурашки побежали по телу!

— А теперь надо удержать уголок!

У меня создалось впечатление, что Андрей Викторович, наш физрук, был в сговоре с Димкой.

— Мальчики поддерживайте девушек под спину, не давайте им прогнуться назад и немного поддерживайте ноги за бедро!

Если учесть, что я тоже занималась в шортах и в коротком топике, то прикосновения мужских рук были очень восхитительными. Его ладонь была такой горячей и широкой, такой сильной, что мне очень захотелось, чтобы она не только поддерживала мои ноги, а обняла и захватила всю меня.

— Ну, ты и раскраснелась, Вик! Смотри не взорвись от напряжения!

Мне было не понятно, какое напряжение Димка имел виду, но тут мои руки соскользнули с перекладины, и я бы наверняка грохнулась на землю, но Димка успел меня подхватить. А я как дура, на автомате, обняла его за шею.

— О! Сама ко мне в руки падаешь?!

Димка как всегда все переводил в шутку. Но мне было совсем не весело. Во время падения, он успел меня подхватить, но одна его рука оказалась у меня на попе, причём большой палец сильно нажимал мне прямо на мою щёлку. А вторая рука, своей ладонью накрыла мою грудь. Я не одевала на физру лифчик, так как топик был у меня спортивный, поэтому я чувствовала, как мой сосок упирается в его горячую ладонь. Конечно, это получилось случайно, но Димка конечно должен был почувствовать, что прикасается к интимным местам девушки. И, как мне кажется, скорее всего, понял, так как продолжил играть со мной.

— Ты такая лёгкая! Прям воздушная! Наверно килограмм 25 весишь? Нет?

Димка стал качать и кружить меня в своих объятиях, совсем не меняя положения рук. Мне даже показалось, что наоборот, он еще сильнее стал нажимать большим пальцем мне между ног и сжимать грудь. Как бы там не было, но меня словно током пронзило, только очень приятно и восхитительно. Я дура-дурой улыбалась и что-то там пищала, требуя отпустить и поставить на место, а сама тем временем всем своим сознанием пыталась уловить каждое движение его рук. А его запах разгорячённого тела дурманил мой мозг. В какой-то момент внутри меня, внизу живота стал раздуваться горячий шар, и это было так восхитительно и удивительно, что я «поплыла» Я перестала смеяться и пищать. Я не отрываясь смотрела на смеющиеся лицо Димки и пыталась понять, что со мной происходит. Весь мир перестал для меня существовать. Был только Димка, его палец на моей щёлке, его ладонь на моей груди, его объятия и его запах. Видимо он заметил перемену и перестал шутить. Димка как-то очень пристально посмотрел мне в глаза и аккуратно поставил меня на землю.

— Ну, покатались и хватит!

Димка побежал с остальными парнями играть в футбол, а я, на непослушных ногах, пошла с девчонками метать мяч. Мне казалось, что все вокруг, должны заметить моё состояние. Я уже морально готовилась к шуткам и язвительным вопросам, но как оказалось — зря. Видимо мой внешний вид соответствовал усталости от физической нагрузки. И если внешне я не отличалась от остальных, то внутри меня кипели эмоции и чувства. Ноги никак не хотели слушаться. Мяч я метнула хуже всех, кинув его три раза вообще мимо сектора. Раздувшийся в моём животе огненный шар никак не хотел гаснуть. Наоборот, он вызывал жжение и зуд у меня между ног и безумное желание прикоснуться и потереть щёлку.

До этого момента я всегда очень негативно относилась к тем женщинам, которые изменяли своим мужьям или любимым парням. Я не могла понять, как это можно, взять и предать любимого человека?! Как может девушка встречаться с одним, а на какой-нибудь вечеринке заняться сексом с совсем незнакомым и случайным парнем. Сейчас я бы запросто и с наслаждением отдалась любому, кто бы захотел меня трахнуть! Даже если бы это был самый последний бомж. Если бы наш физрук решил, прямо на площадке и при всех меня нагнуть и вставить свой член мне в щёлку, я бы не стала сопротивляться. Наоборот, я бы прогнула спину и подставила свою киску под его член. Я бы ненавидела себя, призирала, и наверно после этого утопилась, но позволила бы с собой такое сделать. Настолько сильно жгло меня желание и похоть. И когда физрук подошел ко мне сделать замечание по поводу броска, и я почувствовала его запах, когда он стал мне показывать технику броска, почувствовала его руки, когда он стал поправлять положение моих плеч, ставить правильно мне руки и ноги для броска, я думала только об одном — лишь бы не упасть в обморок. Хорошо, что у него пискнул секундомер, напоминая, что время урока закончилось.

После урока мы пошли переодеваться. Идя к раздевалке, я вдруг почувствовала, что очень мокрая, особенно между ног. Вообще я не сильно потею, но сейчас у меня было такое ощущение, что начались неплановые месячные. Настолько влажно и скользко было в моём интимном месте. Переодеваясь, я готовилась увидеть стандартные менструальные выделения, но вместо них я обнаружила, что мои трусики насквозь пропитаны какой-то вязкой и немного мутной слизью. Я сразу поняла, что это вышла моя смазка. Теперь я хорошо поняла выражение — «девочка потекла».

Не стоит и говорить, что это происшествие совсем не способствовало стабилизации моих чувств и духовного состояния. Этот случай стал пусковым механизмом моей сексуальности. Я до этого прекрасно разбиралась во всех теоретических аспектах этого вопроса. Я знала, как и откуда появляются дети, знала все нюансы самого полового акта, знала, что такое эрекция, поллюция, импотенция, дефлорация, клитор, мастурбация, оргазм и прочее. Я встречалась с мальчиками, мы обнимались и целовались. В 8-м классе я одному даже разрешила потрогать мою грудь и залезть мне в трусики. Все это было очень приятно и восхитительно, но то, что произошло со мной на физкультуре, было совсем другого качества и уровня. Я поняла, какое на самом деле может быть сексуальное возбуждение и желание.

И я не просто поняла — я заметила, что очень хочу испытать это снова. Все лето я искала такие возможности, а проще говоря — «приключений на свою задницу». Естественно, для ...  

привлечения мужского внимания я стала одеваться максимально вызывающе. Конечно, в моём возможном варианте, без явной пошлости и претензий на «шлюхость». Это были платья, юбки, джинсы, топики, шортики всех форм и фасонов в которых моя фигурка предлагалась наиболее выгодно. Именно предлагалась, а не просто показывалась. Я очень хотела, чтобы кто-то захотел и взял меня. Я тогда вообще не соображала, что и зачем делаю. Я игнорировала все замечания и советы подружек, которые говорили, что я одеваюсь и веду себя слишком вызывающе. Я настолько обнаглела и потеряла ощущение реальности, что даже стала общаться с незнакомыми мне парнями и мужчинами, которые попадались мне на улице, в магазине, на пляже. Мне безумно нравилось видеть их взгляды, направленные на красоты моего тела.

Особенно я разошлась в Анапе, куда мы поехали с мамой и папой отдохнуть. Мои родители настолько мне доверяли, что разрешали полную безотчётную самостоятельность. Это получилось не само собой, а благодаря моему поведению в «нормальный период». Я всегда выполняла данные им обещания, всегда рассказывала о своих делах и проблемах. Они были в курсе всех моих жизненных перипетий. Они знали мою жизненную позицию, мои принципы и поэтому думали, что их Виктория, не попадёт в плохую компанию и не наделает глупостей. Честно говоря, я и сама была в этом уверена. Поэтому когда я уходила погулять по городу, или одна загорать и плавать на море или в бассейн, мне это не запрещали.

Однажды, я от скуки, решила посмотреть город. Пляж, море мне надоели, и хотелось приключений. Я одела своё любимое летнее платье. Оно было очень лёгкое и полупрозрачное. Когда солнечные лучи освещали моё тело, любой желающий мог видеть красивую фигурку и даже нижнее бельё. Я знала об этом, и поэтому всегда одевала очень эротичные комплекты. Вот и в этот раз я одела чёрный комплект состоящий из трусиков танго, из очень нежного и приятного материала, и увеличивающего грудь бюстгальтера. Чёрный цвет хорошо проявлялся под платьем, когда на него падали солнечные лучи. Казалось, что ткань совсем прозрачная, словно туман, в котором маняще плывёт моя фигурка. Моё белье не столько скрывало мои красоты, сколько повышала степень его эротизма и сексуальности. Я знала, что мужчинам нравится «обёртка», тем более та, которая так красиво и чётко подчёркивает объект вожделения.

— Доиграешься Викусь! Украдёт тебя маджахед в таком наряде!

С какой-то грустью и сожалением прокомментировала мой наряд мама.

— О! Тогда мы её комнату будем сдавать и не надо будет работать!

Папа, как обычно, сыпал своими неуместными остротами.

Я не стала усугублять ситуацию, выбежала на улицу, села на какой-то автобус и поехала кататься. Я наслаждалась жизнью, кайфовала от своей молодости и вседозволенности. Я ловила мужские взгляды, их улыбки и получала ещё большее удовольствие. Проезжая через центр города салон автобуса стал наполняться пассажирами. В какой-то момент, мне пришлось уступить место для старушки и выйти на заднюю площадку. Для меня это не было обременительным. Наоборот, мне хотелось показать всем мужчинам, находящимся в автобусе свою фигурку в полный рост. И это явно удавалось. Я все чаще и чаще замечала прикованные ко мне взгляды «сильной половины человечества». Чтобы не смущать мужчин, которые прятали свои глаза, как только я обнаруживала их наблюдение, я отвернулась лицом к окну. Даже спиной я чувствовала, что меня разглядывают и сразу несколько мужчин уже мысленно трахают меня. Я специально крутила попкой, меняла положение своих ножек и спины, чтобы подразнить их. Я играла, развлекалась и получала наслаждение. Я чувствовала лёгкое и приятное возбуждение. Особенно, когда увидела в отражении окна, что на меня пялится довольно симпатичный парень. Я не стала оборачиваться, чтобы не спугнуть его.

Продолжая делать вид, что не заметила наблюдения, я стала кокетничать — поправлять волосы, ворот платья, тесёмки лифчика. А потом, обнаглев до предела, наклонилась и стала изображать, что перестёгиваю ремешок на босоножках. Естественно, моё короткое платье приподнялось и открыло взору моего наблюдателя мою аппетитную попку. Я прекрасно знала, как сейчас она выглядит, так как несколько раз проверяла это перед зеркалом. Я наклонялась, вертелась перед своим отражением, делая снимки на свой смартфон. Поэтому я не сомневалась, что выставленная в сторону парня попка, с чуть приоткрытыми ягодицами, между которых проходила полоска трусиков, скрывающая выступающую рельефом щёлку, очень возбудит наблюдателя. Этот странный опыт эксгибиционизма был настолько приятен и волнителен, что я совсем не стеснялась и не боялась. Я чувствовала свою безнаказанность, а потому смелее всё больше и больше.

Не знаю, чем бы это все закончилось, но на какой-то остановке в салон автобуса зашло очень много людей. Возникла небольшая давка. Сначала я огорчилась, что моя игра временно прекращена, но потом почувствовала, что меня прижимает к окну явно мужское тело. Я чувствовала запах его одеколона, через тонкую ткань своего платья ощущала жар его тела, и его дыхание обдувало мою макушку. Я даже не стала оборачиваться и рассматривать мужчину. Мне было все равно, как он выглядит. Главное, что он высокий, горячий и вкусно пахнет. Я с удовольствием прижималась к нему. Когда на следующей остановке в автобус еще запихнулось несколько пассажиров и мужчина практически вдавил меня в стену, я была только рада этому. Я совсем не стеснялась. Наоборот, я с какой-то наглостью, стараясь попадать в такт движения автобуса, тёрлась своим телом о мужчину. Это было очень волнительно и очень возбуждало. Видимо моя предыдущая игра в «шалунью» хорошо разогрела моё тело. Я чувствовала, как обострились мои чувства, как остро реагирует оно на близость мужского тела. Внизу моего живота появилось знакомое приятное чувство, которое росло с каждым моим острожным движением о тело мужчины. Но тут наш автобус попал в пробку и остановился. Я уже не могла хитрить и тереться незаметно.

И в этот момент, я чётко почувствовала, что мужчина возбужден. В мою попку упиралось что-то твёрдое. Сомнений не осталось, когда мужчина сделал первый и очень осторожный толчок. Я вздрогнула и замерла. К этому я была совсем не готова. Я, конечно, читала и даже смотрела хентай про извращенцев в метро, но совсем не думала, что это может случиться со мной. Мужчина сделал второй толчок, уже более смелый. Не получив от меня ответной реакции, толкнул ещё раз, потом ещё. Делал он это хоть и осторожно и незаметно для остальных пассажиров, но всё сильнее и сильнее. Убедившись, что я молчу и никак не реагирую, осмелел в конец. Его рука прикоснулась к моей ноге и полезла вверх под подол платья.

Я так перепугалась, что даже перестала дышать на какое-то мгновение. Я понимала, что меня домогаются, и мне надо срочно это прекратить и остановить, но не могла произнести и слова. Толчки члена в мою попку стали активнее, а рука поднималась все выше и выше. Мне стало очень страшно. Страшно, что остальные пассажиры сейчас всё увидят и начнут осуждать. И тут я поняла, что мне совсем не стыдно! Мне даже нравилось происходящее, но я все равно решила все это прекратить. Поигрались и хватит! Я схватила мужчину за руку и решительно стала её убирать с моей ноги. Но какая это была рука! Запястье было широким, чувствовалась сила и мощь! Но мужчина руку убрал, толчки членом прекратил. Но через какое-то время я снова почувствовала его движения и снова его рука оказалась у меня на бедре. Я снова все прекратила. Он подчинился, но затем снова продолжил и в этот раз, другая его рука обхватила мою грудь. Я была шокирована такой наглостью, но не успела даже что-то сделать, как одна его ладонь сжала мягко мою грудь, а вторая стала спереди поглаживать мою щёлку через трусики. Удары его члена усилились и наверно, все это действо было бы обнаружено рядом стоящими пассажирами, если бы автобус не поехал.

Я попыталась снова убрать его руки от меня, но в этот раз мужчина не подчинился. Я очень сильно и даже с применением ...  

ногтей пыталась оторвать его ладони от своего тела, но ему было все равно. Он терпел боль и продолжал лапать меня, а его член долбил меня в попу. Я поняла, что меня, пусть хоть и не по-настоящему, но трахают. От настоящего секса спасали бастионы одежды. И это открытие стало для меня приятным. Если меня имеют не по-настоящему, то это в понарошку и не считается. Это просто игра! Я перестала отрывать руки мужчины и отдалась уже достаточно приятным ласкам и ощущениям в теле. Мужчина, почувствовав мою покорность, стал ещё наглее. Его рука залезла мне под трусики, и я почувствовала его пальцы у себя на киске. Когда его пальцы проникли внутрь моей пещерки, раздвинув лепестки половых губ, оттуда потекла смазка. Я ощущала, как легко и приятно скользят его пальцы и ладонь по моей щёлке, как нежно проникают они внутрь и упираются в мою целку.

Я снова испытала то сладкое и безумное ощущение возбуждения, которое так неожиданно накрыло меня на школьной площадке. Оно разрасталось очень стремительно и быстро и требовало выхода. Прикосновения мужчина стали обжигающими и действовали как электрические разряды. Моё тело перестало мне подчиняться. Я с трудом сдерживала крики и вздохи, пыталась не сильно дёргать бёдрами навстречу движений пальцев мужчины. Но тут внутри меня появилось такое жуткое напряжение, которое невозможно было больше сдерживать. Единственным способом его высвободить, были ласки мужских рук. Я стала нанизывать себя на пальцы мужчины в моей киске. Почувствовав боль от растягивающейся целки, услышав её жалобную просьбу не отдавать девичью честь мужским пальцам, я получила нужную порцию эмоций. Дёрнувшись еще несколько раз, я выпустила наружу все то, что накопилось внутри. Моё влагалище стало сжиматься и пульсировать, обнимая и лаская пальцы мужчины, выливая на них потоки смазки. Я плыла по волшебным волнам наслаждения и перестала воспринимать окружающий мир. Мне хотелось орать во всё горло, но я не могла себе такого позволить в переполненом людьми автобусе. Я лишь смогла прижаться лицом к стеклу окна и быстро дышать. Мне казалось, что прошла целая вечность, хотя на самом деле прошла от силы минута. За это время мужчина не прекращал меня лапать и тереться своим членом. Дыхание мужчины становилось все сильнее и сильнее, движения все стремительнее и сильнее и вот, он в какой-то момент он замер и напрягся. Я услышала тихий, еле сдерживаемый стон и руки мужчины отпустили меня. Я поняла, что он кончил. Почти в это же время автобус подъехал к остановке и почти все пассажиры вышли. Я не стала оборачиваться и искать взглядом своего первого любовника. Пусть хоть и «понарошного», но с которым у меня был первый почти настоящий секс и первый, самый настоящий оргазм! Он сделал своё дело и совсем не обязательно знать, кто он. Пусть моя фантазия и воображение нарисует идеального красавца.

В гостиницу я вернулась очень счастливой и довольной собой. Приняв душ, уже не удивившись влажности трусиков и истекающей соками пещерке, я легла спать. Засыпая, я прокручивала события этого дня, и ко мне стал приходить страх. Много «если и если бы» стало крутиться в моей голове. А если бы заметили, а если он болен чем-то заразным, а если он проследил за мной, а если... Но потом я уже уснула.

На следующий день у меня сильно поменялось отношение к автобусному приключению. Мне было стыдно за себя. У меня было то чувство, которое испытывает проснувшийся с перепоя гуляка, которому рассказывают, как он вчера чудил. Мне не верилось, что я могла так поступить. Но что сделано — то сделано, и поменять уже ничего нельзя, но выводы на будущее сделать можно. Я стала более аккуратна и осторожна в выборе своей одежды, стала следить за тем, с кем и о чём разговариваю, не позволяла своим желаниям руководить мной. До меня дошло, что самоутверждаться и реализоваться как личность через сексуальную привлекательность — очень опасный и ненадёжный вариант.

Мужчины всегда будут обращать внимание на красоту, и лишь потом, оценивать внутренний мир женщины. И это значит, что этот внутренний мир должен быть не менее приятным, чем внешний вид. Иначе женщина обречена на вечное одиночество. Мужчина насладившись красотой тела, не найдя красоты в душе женщины, потеряет к ней интерес. Он не будет с ней делиться своей жизнью, своими мыслями, советоваться. Зачем ему это делать, если женщина тупа, не имеет духовных интересов, безразлична к увлечениям мужчины и не понимает даже самые обычные явления?

Итогом стал мой новый имидж. Это некий симбиоз юной сексуальности, сдерживаемой и скрываемой, и пытливого ума, желающего познавать все новое и интересное. Мои короткие юбки, полупрозрачные платья, джинсы с дырками на попе — были забыты. Строгая элегантность в школьном варианте и творческая изысканность вне её стен — стали основными стилями в моей одежде. Кроме этого, я перестала активно заигрывать и кокетничать с мальчиками. Все это помогло мне сохранить себя. Одноклассники даже решили, что у меня появился парень. Настолько разительны были перемены в моей личности.

Но были моменты, когда я отпускала на волю свою бунтующую натуру. Несколько раз я все же доставала свои спрятанные наряды и выходила в них «дать шороху». И всякий раз убеждалась, что мужчины самые примитивные создания. Стоило только им увидеть мои ножки и фигурку, обрамлённые в эротический орнамент женского наряда, как у них отключался мозг. Мне доставляло большое удовольствие на школьных и городских дискотеках устраивать своеобразную охоту. Я собирала мужчин, как трофеи охотник. Моим рекордом было — 15 предложений пообщаться за один вечер. Но я так и не нашла того, кто смог бы вытеснить Диму из моего сердца.

Поэтому весь новый учебный год я продолжала смотреть на него и молча сохнуть. Я не могла начать отношения первой, так как была уверена в том, что я не смогу его удержать. Возможно, я буду с ним пару недель, но потом его наверняка у меня уведёт какая-нибудь другая красотка. Быть девочкой на недельку как-то не по мне. Димка несколько раз почти открыто предлагал своё общество. Я была не против, но как только включала режим «недоступности», для сохранения девичей чести и лица, он терял ко мне интерес. Ему было лень за мной ухаживать и добиваться, так как были более доступные варианты.

Но жизнь продолжалась, и я не унывала. Я была уверена, что все будет хорошо! И сегодня, сидя у костра, я в этом лишний раз убедилась. Мы уже успели поужинать картошкой с тушёнкой, напились чаю. Мальчишки приговорили на 6-рых две бутылки водки и были уже очень пьяными и смешными. Мы тоже не сильно отставали, допивали 4-ую вина и были на хорошем уровне веселья. Мы орали песни под гитару, играли в разные смешные игры, вспоминали прошлые истории. В общем, отрывались по полной и конечно, совсем не думали о школе и об экзаменах. И это было здорово! Мы снова чествовали себя живыми! Наша гулянка на природе шла до поздней ночи. Постепенно, один за другим, мы стали «выпадать в осадок». Так как парни ещё бодрились, и мне хотелось побыть подольше в обществе Димки, я держалась до последнего, поддерживая себя вином. Но в какой-то момент, уровень алкоголя стал столь высок, что моё сознание отключило восприятие окружающего мира.

Я проснулась рано утром. Оглядевшись, поняла, что лежу в палатке у стены. Смутно припоминала, как я сюда забралась. Наше веселье затянулось до часов 3—4 ночи, и наверно, кто-то даже продолжал и после, но я начала «вырубаться», и как не старалась бодриться, — не выдержала и пошла спать. Кажется, я по пути в палатку, два раза упала под хохот и шутки ребят. Но я была уверена, что вела себя достаточно хорошо, хоть и добиралась до палатки на карачках. Удивилась тому, что голова совсем не болела и не кружилась. Я даже была ещё немного пьяна. Поэтому не сразу поняла, что проснулась из-за того, что у меня оттекла рука. Видимо я как легла, так и спала, не ворочаясь. Я стала менять положение своего тела и поняла, что рядом со мной ещё кто-то спит. Я повернула голову и увидела лицо Димки. Он спал.

Вообще-то ...  

мы вчера договаривались, что девочки и мальчики спят в разных палатках! Я не то, чтобы обиделась или разозлилась этому факту нарушения договорённости, но мне стало интересно, почему так получилось. Я приподнялась и посмотрела — кто ещё спит в нашей палатке. Очень удивилась, что в палатке лежат ещё 4-ро парней. Ярки с Пашей даже обнимались во сне. Я даже захотела это запечатлеть на свой мобильник, стала искать взглядом свою сумку и тут поняла, что это я залезла не в свою палатку. Каким-то образом я ночью перепутала их и улеглась в палатке парней. Моя самооценка по шкале адекватности резко пошла вниз.

Я увидела в углу палатки бутылку минеральной воды и очень обрадовалась этому факту. Живительная влага потекла в моё горящее от жажды горло. Стало очень хорошо и легко. Я даже передумала выходить из палатки и перебираться в свою палатку. К тому же, раз пять мальчиков здесь, где-то спит шестой, чьё место я заняла. Я решила продолжить свой сон здесь. Тем более рядом был Димка! Он так мило лежал на боку ко мне лицом.

Нам очень повезло с погодой! Не смотря, что на дворе начало мая, жара была сильной. Даже ночью мы ходили в шортах и футболках, не замерзая и наплевав на первых комаров. Поэтому Димка спал поверх спальника в одних шортах. Его тело было как всегда красивым и желанным. Широкие плечи, могучая грудь, пресс «кубиками» и... О, Боже! Я увидела, что у Димки «стояк». Его шорты сильно оттопыривались спереди. Моих познаний в этой области было достаточно, чтобы понять, что у парня стандартная ночная юношеская эрекция. Это факт меня не шокировал, но взволновал. Я легла рядом и стала разглядывать Димку уже с каким-то новым чувством. Внутри меня опять разгорался тот огонь, который мог парализовать мою волю и захватить в плен моё тело. И хоть я и знала о последствиях, позволила ему разгореться. Видимо минералка хорошо взбодрила, и оставшийся в теле алкоголь опять стал действовать. Мне захотелось прикоснуться к телу парня. Я протянула свою руку и очень осторожно положила её ему на плечо. Димка был очень горячий. Под своей ладонью я чувствовала его тепло и приятный бархат его кожи, упругость мышц. Жар внутри меня стал ещё сильнее и концентрировался внизу живота. Я чувствовала, как стало сильнее биться моё сердце и становится тяжело дышать. Парень даже не дёрнулся. Он так крепко спал, что лёгкое прикосновение моей руки не могло потревожить его сон.

Я осмелела и стала поглаживать плечо парня, потом грудь и торс. Мне нравилось чувствовать его тепло, его кожу, формы его тела. От моей руки миллионы импульсов попадали в мозг и оттуда, умноженные в сотни раз, разлетались по всему моему телу, запуская механизмы сексуального возбуждения. Я даже не сразу заметила, что стала тереть свои бёдра друг о дружку и шумно дышать. Я настолько обнаглела, что не постеснялась гладить Димку по спине и попе, понимая, что меня неудержимо влечёт к выступающему из его шорт органу. Затаив дыхание и максимально осторожно я прикоснулась к бугорку. Я ощутила, что моя ладонь касается чего-то твёрдого. Димка не шевелился и продолжал сладко посапывать. Это придало мне смелости, и я погладила верхушку выступающего холмика. Я ждала, что Дика сейчас проснётся, или хотя бы начнёт ворочаться, но парень спокойно продолжал дрыхнуть. Я провела своей ладонью вниз по спрятанному в шортах органу, удивляясь его размерам, структуре и крепости.

В моей голове метались и путались всевозможные мысли. Я пыталась срочно привести увиденное и прочувственное на практике, тому, что раньше читала и видела в теории. Картинки и видео на экране ноута — это одно, а потрогать и ощутить самой — это совсем другое. Я прекрасно знала своё тело, знала, как оно устроено и почему. Мне было известно, что в мою маленькую дырочку должен будет войти мужской член во время полового акта и в ходе него излить внутрь меня сперму. Но одно дело понимать, а другое дело, реально почувствовать в своей руке этот инструмент, оценить его размеры и твёрдость. Попытаться понять, как он будет проникать внутрь тебя, и делать своё «чёрное» дело.

Эти эмпирические изыскания вызывали обострение желания внутри меня. Я уже ясно ощущала, как жжётся и зудит моя щёлка, как остро реагируют на движение ткани лифчика мои соски, как шумно и часто я дышу. Я неотрывно смотрела на лицо Димки, ожидая увидеть на нём признаки пробуждения или беспокойства, готовая мгновенно убрать руку от его шорт и притвориться спящей. Но парень спал, словно под наркозом. Ни один мускул на его лице не дрогнул за всё время моих опытов. Я подумала, что, скорее всего, он сильно пьян, поэтому ничего не чувствует. Эта мысль придала мне ещё большей уверенности, и я стала играться с телом парня, словно это была моя личная игрушка.

В какой-то момент, мне захотелось посмотреть на тот орган, который я чувствую рукой под шортами. Я сама испугалась этой мысли и старательно гнала её прочь, но вожделение и похоть упорно требовали своего. И я сдалась. Понимая, что в случае обнаружения моих действий, тупо притвориться спящей не получится, я, словно сапёр, стала проводить операцию извлечения. Моё сердце колотилось со страшной силой, руки не слушались и тряслись, но я упорно продолжала начатое. Мои пальцы подцепили край шорт и стали их отодвигать. Я думала, что на Димке есть трусы, поэтому немного испугалась, когда наружу выскочила головка члена. Она была просто огромной. Возможно, что есть и более большие члены, но это был мой первый, увиденный в реальности. Головка была частично прикрыта кожицей, но я хорошо видела дырочку на её верхушке. Димка не завязал тесёмку на шортах и они держались только на резинке, поэтому я смогла отодвинуть их ещё сильнее и увидеть весь ствол до основания.

Меня удивил гладкий лобок. Видимо Димка брил себе волосы на интимном месте. Я даже смогла увидеть вывалившуюся мошонку. Там находятся яички, в которых ждут своего часа маленькие сперматозоиды. Они готовы устроить гонку на выживание — заполонить влагалище женщины, устремиться в матку и финишировать в яйцеклетке. Их там миллионы. И каждый может стать началом новой жизни.

Я удивилась тем мыслям, которые появились в моей, видимо совсем спятившей, голове. Если бы мне кто-то сказал, что я этим утром буду гладить и рассматривать мужской член, я бы назвала его придурком. Но то, что трудно представить на трезвую голову, легко делается на пьяную. Мне захотелось почувствовать член парня в своей руке. Даже забыв о том, что Димка может проснуться, я приступила к задуманному. Удерживая резинку шорт одной рукой, второй обхватила ствол члена. Какой же он горячий! Это первое что я поняла, когда твёрдый и упругий орган оказался у меня в ладони. Я стала поглаживать его и заметила, что когда веду рукой вниз, головка члена обнажается больше. Я стала поглаживать член сильнее и с огромным возбуждением наблюдала, как обнажается и закрывается головка члена. В какой-то момент из дырочки показалась прозрачная жидкость, которая стала вытекать и разливаться по головке. От этого головка члена стала блестеть, а кожица скользить сильнее.

Вместе с метаморфозами тела Димки, моё, тоже проходило этапы преобразований. Я уже хорошо понимала, что «теку». Между ног было очень жарко и безумно сильно зудело. Как я не старалась тереться бёдрами, унять этот зуд не могла. Я ощущала, что там всё очень влажно, что мои трусики промокли насквозь. Возбуждение было настолько сильным, что я уже не просто поглаживала член Димки, а самым настоящим образом ему дрочила, совсем забыв об осторожности. Мой взгляд неотрывно был направлен на ещё больше разбухшую головку члена, которая блестела от выступающей смазки, капельки которой, иногда попадали мне на ладонь. И я размазывала её по всему члену парня. От этого весь орган стал блестеть и скольжение моей руки стало лёгким и быстрым. Моя ладонь соскакивала со ствола на головку и тогда я чувствовала её нежность. Я представляла, как этот орган проникает в меня и скользит внутри моего тела. Моё ...  

возбуждение дошло до той точки, после которой возврата уже нет и я готова дать разрешение делать со мной всё что угодно, лишь бы унять жжение и зуд внутри меня.

Я так была занята своими мыслями и чувствами, что совсем забыла об осторожности. Я уже не понимала, что очень сильно двигаю рукой по члену, что это может разбудить парня. Когда в какой-то момент я вспомнила о Димке, и посмотрела на его лицо, то увидела его открытые глаза. Он удивлённо смотрел на меня. Я так испугалась разоблачения, что ещё какое-то время продолжала дрочить его член. Опомнившись, отпустила его и шорты, резко перевернулась на другой бок. Я в ужасе поняла, что полностью разоблачена и что сейчас бессмысленно изображать спящую. Какой стыд и позор! Сейчас он разбудит остальных парней, и они будут глумиться надо мной! Я крепко зажмурила глаза, готовясь дать отпор и опровергнуть все обвинения. Но произошло совсем другое. Я ощутила руки парня у себя на талии, которые устремились к моему животу. Димка обнял меня и притянул к себе. Его член, который я не смогла полностью убрать в шорты, когда меня «спалили», прикоснулся к моей спине. Я чувствовала уже знакомый жар и твёрдость. Головка была вся в смазке и скользила по моей коже.

Димкины руки опустились с живота ниже, на мои бедра и стали расстёгивать пуговицы на моих шортах. Что он делает?! Я задавала себе вопрос, хотя прекрасно понимала, что Димка делает и зачем. Пуговицы легко поддались. Видимо для парня это было уже привычным действием. Потом его пальцы нащупали замок молнии и сдвинули его вниз. При этом Димка продолжал тереться своим членом о мою спину. Всё это происходило в абсолютной тишине. Я даже слышала, как сопят другие парни, шумит ветер за стенками палатки и очень громко стучит моё сердце. Но когда руки парня схватили край моих шорт и потянули их вниз, я перестала что-либо слышать, кроме своих пугающих мыслей. Моё возбуждение было очень сильным, но страх начала сексуальной жизни не менее мощным. И я совсем не планировала сегодня лишаться девственности, тем более по пьяни. Я схватила свои шорты и попыталась их удержать на месте. Но Димка тут же силой оторвал их и продолжил стягивать. Я ещё несколько раз пыталась вернуть шорты на место, но все мои попытки были пресечены. Шорты оказались у меня в районе коленей.

Очередь дошла до моих трусиков. Я вознамерилась отстоять их любой ценой и не дать снять последнюю защиту моей девственности.

Но тут произошло неожиданное — рука Димки оказалась у меня между ног и погладила меня по щёлке. Для меня самой стало открытием, насколько я сильно «текла». Рука парня мгновенно стала мокрой, и я чувствовала, как легко она там скользит, обжимаемая бедрами. Прикосновения мужской руки были безумно приятными и обезоруживающими. В довершение, Димка протянул свою влажную от выделений руку к моему лицу и мазнул ей мне по щеке, как бы показывая, что я хочу его и нечего тут играть недотрогу. И тут я заплакала. Я не могу даже сейчас объяснить свои эмоции в тот момент. У меня градом потекли слёзы, и мне стало себя безумно жалко. Сейчас мне кажется, что в тот момент я поняла всю безнравственность своего поступка, за который теперь придётся отвечать по полной. Я дрочила парню член, без его разрешения и просьбы, а теперь, после того как я так нагло утоляла свою похоть и вызвала на бой его член, пытаюсь «слиться по-тихому».

Я даже не стала останавливать руки парня, которые зацепив резинку моих трусиков, стащили их к шортам. Я чувствовала, как мокрая ткань отходит и открывает доступ к моей щёлке. Я закрыла руками лицо, понимая, что сейчас буду трахнута Димкой, и что я сама это спровоцировала. Глупо пытаться остановить это. Даже если я начну сейчас орать, то только разбужу весь лагерь. Парни естественно будут ржать, а Димка меня возненавидит. Бессмысленно пытаться остановить самого Димку. Если уж я так сильно возбуждена, то, что говорить о его чувствах?! Я не смогла удержать себя, как я могу требовать сдержанности от другого?

Я чувствовала жар, твёрдость и упругость его члена, который нетерпеливо тёрся о мою спину. Помнила о его силе и нежном скольжении моей руки по его стволу. Сейчас это орган войдёт в мою пещерку и заберёт мою девственность. Я даже успела представить, как большая головка пролезает внутрь моего тела, упирается в целку, разрывает её и входит на всю длину. Руки парня обхватили меня за попку и подвинули к себе. Головка члена оказалась у меня между ягодицами. Член парня и моя промежность были обильно смочены нашими интимными смазками, поэтому мужской орган легко проскользнул дальше. Я почувствовала горячий предмет прямо у входа в моё тайное место. Эмоции внутри меня зашкаливали. Мне очень не хотелось отдавать свою девственность сейчас. Я была влюблена в Димку, мечтала о сексе с ним, но одно дело мечты, а совсем другое, когда тебя хотят трахнуть в реальности. Я беззвучно ревела, боясь разбудить парней, и мысленно уговаривала Димку остановиться.

Но Димка даже если и понимал мои желания, совсем не собирался их выполнять. Его рука надавила мне на спину, заставляя её прогнуться. Вторая рука потянула мою попку вверх, подстраивая моё тело для удобного проникновения его члена. Моя щёлка оказалась прямо напротив вздыбленного органа Димки. Я чувствовала, как его головка примкнула к моим набухшим лепесткам и пугает своей настойчивостью, заставляя мою щёлку сжиматься от страха предстоящего действия. Моё тело задрожало, понимая, что сейчас произойдёт неизбежное. Мне было очень страшно, так как я знала, что будет больно. Но сильнее страха боли, меня мучила обида за саму себя. Мне было обидно и стыдно, что за моё похотливое поведение, теперь придётся заплатить своей целкой.

Димка крепко сжал меня за бёдра и подвигал своим телом, и головка его члена легко вошла мне в щёлочку. Лепестки радостно раздвинулись и ласково обняли гостя, направляя его туда, куда не разрешено было никому входить. Там сжималась от ужаса, отданная на растерзание, целка. Я чувствовала, как член входит в меня, как он легко скользит по обильно смазанному влагалищу и упирается в мою драгоценность. Я кусаю себя за ладонь, вонзая свои зубы себе в кожу, понимая, что Димка сейчас возьмёт оплату самым дорогим, забирая себе мою девственность.

Я словно вижу себя со стороны. Вижу свое тело, лежащее на боку, со спущенными до колен шортами и трусиками. С оголённой попкой и мокрой щёлочкой, в которую входит крепкий, толстый мужской член. Я даже вижу тело Димки, его оголённую и мокрую от пота спину, приспущенные шорты на его ногах, сжимающиеся от напряжения ягодицы. Я вижу, как влезает в меня часть его тела, желающая отыметь похотливую самочку. А сама самочка жалобно пищит и терпит это унижение.

Димка навалился на меня всем своим телом, и я оказалась на животе. Мои ноги были настойчиво раздвинуты его коленкой, и они разошлись так широко, что бёдра парня смогли свободно оказаться между ними. Мои шорты вместе с трусиками Димка ногой стянул ниже колен, чтобы мои ножки могли раздвинуться еще сильнее. Я чувствовала, как натянулись трусики у меня на икрах. Меня банально прижали и разложили для хорошего траха. В таком положении я даже не могла свободно дышать, не говоря уже о попытках сопротивляться проникновению. Но я все равно попыталась вырваться и отсрочить приговор. Я стала отталкиваться коленками от пола палатки, стараясь отодвинуть свою попку от уже вставленного в меня члена, спасая целку. Но коленки проскальзывали, и тело не смещалась ни на миллиметр. А вот член парня двигался куда увереннее и быстрее. В какой-то момент я почувствовала боль и натяжение внутри свой щёлки. Моя целочка натянулась и сопротивлялась натиску Димкиного члена, желая спасти свою хозяйку от бесчестия.

Димка обхватил меня руками. Одна его рука оказалась у меня на груди, а вторая взяла захват шею. Его губы оказались у меня около уха. Мне стало тяжело дышать, так сильно Димка сдавил моё горло.

— Немножко надо будет потерпеть, Викусь. Как комарик укусит.

Я даже не поняла, говорил ли это Димка или ...  

это был телепатичекий контакт, но я замерла и в следующее мгновение, почувствовала, как меня больно укусили за мочку уха. Я хотела вскрикнуть от боли и неожиданности, но моё горло было сжато и у меня получилось только что-то промычать. И тут же почувствовала, как горячий и твёрдый предмет порвал мою целку, и очень стремительно вошёл в меня. Я даже не успела понять, было ли это больно, настолько быстро всё произошло. Только мимолётное ощущение чего-то лопнувшего внутри, скольжение обжигающего органа и новое чувство наполненности там, где всегда было пусто. В одно мгновение внутри меня оказался чужой организм, который хозяйничал в моём самом сокровенном местечке.

— Ну, вот ты и не девочка, Викусь!

Теперь я точно знала, что это действительно говорил сам Димка. Но и без его комментария я понимала, что меня «распечатали». Я прекрасно ощущала его член у себя во влагалище, чувствовала, как он раздвигает стенки ещё очень узкого и не готового к сексу девичьего лона. Димка не двигался, позволяя мне свыкнуться с новым в моём теле органом и новыми для меня чувствами. А эти чувства били через край. Мне было очень грустно с одной стороны и легко с другой. Было жаль расставаться с девственностью и детством. Обидно, что меня взяли по моей же глупости и не совсем по желанию. Злила моя собственная тупость и похотливость, неумение себя контролировать. А с другой стороны меня все сильнее накрывало чувство облегчения и женской удовлетворённости. Наконец-то я стала женщиной, меня взял по-настоящему мужик, мне вставили и сорвали целку. Я так часто слушала рассказы подружек о том, как они провели свой первый раз, сопереживала им и мечтала, как это будет у меня. Теперь всё позади. Член Димки красноречиво поставил точку в этом моём жизненном этапе.

Мои страхи и переживания, обида на себя постепенно уходили, уступая месту новым для меня ощущениям. Димка это видимо почувствовал, когда стенки моего влагалища расслабились, и моё лоно перестало сжиматься от страха и боли. Мне не удалось спасти свою девственность, и мужчина овладел мною, так чего теперь сопротивляться и бороться? Его член уже был внутри меня, моё тело принимало его, обмазывая своими соками и обнимая лепестками половых губ. Димка сделал первое движение. Его член стал выходить из моего покорённого влагалища. Стало немного больно там, где раньше была целка. Лёгкое жжение сопровождало движение члена. Я чувствовала, как большой и твёрдый предмет движется внутри меня, выходит обратно, довольный тем, что ему досталась такая сладкая и вкусная девочка. Держащие меня руки ослабили хват, и я могла теперь свободно дышать. Мой рот сразу же открылся, и я сделал глубокий вдох. Почти в это же мгновение Димка толкнул свой поршень опять вперёд, проникая снова в моё лоно. Я громко выдохнула и пискнула, скорее больше от неожиданности, чем от боли.

Член вошёл чуть глубже, чем в первый раз. Я почувствовала, как его головка уткнулась в мою матку. Я даже представила, как маленькие губки, обрамляющие дырочку на конце полового члена парня, примкнули и поцеловали дырочку в моей матке. Когда-то я видела хентай с такой зарисовкой, и она мне очень понравилась. Сейчас был тот самый момент, когда я могла прочувствовать всё на себе в реальности. Димка начал двигаться во мне все смелее и смелее, наяривая своим членом, сметая последние остатки моей девственности. Я чувствовала, как из меня вытекают соки. Наверно текла и кровь, но меня это сейчас совсем не волновало. Всё моё сознание было сосредоточенно на движениях члена внутри меня. Было немного больно, сильно жгло из-за разрыва плевы, стенки влагалища растягивались под натиском голодного гостя. Я еле сдерживала свои крики, больно кусая себя за руку. На ладошке уже краснели и даже кровоточили несколько укусов.

А потом я вспомнила себя в автобусе, вспомнила себя на физкультурной площадке. В моей голове один за другим стали всплывать самые яркие сексуальные образы. Я видела себя лежащей под мужчиной, который трахал меня в мою растерзанную щёлку. Словно сидя перед телевизором я наблюдала, как член Димки вонзается в меня, выталкивая из щёлки смазку и девственную кровь, а потом выходит, весь блестящий и мокрый и снова погружается. А я уже добровольно раздвигаю ножки шире, разрывая стягивающие ноги трусики на икрах, чтобы Димка мог сильнее ударяться своей мошонкой о мой клитор и даже начинаю подмахивать ему навстречу ударам его члена.

Мне нравилось это восхитительное ощущение быть нанизанной на член, быть во власти мужчины. Это настоящее удовольствие отдаться ему, покориться его воле. Я всегда это знала, понимала, но тщательно скрывала от себя и других. Сейчас настал момент истины. Димка вполне заслуженно имел меня. Я отдала ему свою девственность в уплату за свои чувства, свои переживания и мысли. Это не его проблема, что какая-то девчонка сохнет по нему. Он такой, какой есть, и меняться совсем не обязан. Почему он должен понимать и вникать в чьи-то любовные страдания и переживания. Я начала первая свою игру, я зашла за рамки дозволенного, и он имел полное право взять меня, и он этим правом воспользовался.

Движения Димки становились всё сильнее и сильнее. Мне всё труднее удавалось сдерживать свои чувства и эмоции. Видимо понимая это, Димка зажал мне рот, позволив освободиться от мешающих мне оков. Я услышала свое мычание в такт ударов его члена. Я плохо понимала, что меня сильно и страстно трахали, по настоящему, по взрослому. Казалось, что всё это во сне и все не со мной. Разве может такое быть с хорошей и воспитанной девочкой? Разве могу я так похотливо раздвигать ноги и так бесстыдно отдаваться? Но сомнений нет! Самый настоящий член долбит меня, я чувствую всю его силу, чувствую его жар и крепость. Я ощущаю, как его головка массирует стенки моего влагалища, как она примыкает к моей матке, как его маленькие губки на члене, впиваются в мою матку, желая выбросить туда свой нектар.

Движения ещё больше ускоряются, и я понимаю, что Димка сейчас кончит. Меня саму уже разрывает от напряжения. Мне наплевать на возможные последствия, я хочу, чтобы член наяривал меня сильнее и сильнее, чтобы он взял меня всю без остатка. Внутри моей головы появляется, но тут же тонет в огне похоти и страсти мысль, что если он кончит в меня, то я могу забеременеть. Мне почему-то очень хочется, чтобы он излился в меня, вылил в меня всю свою сперму без остатка. Когда я почувствовала, что движения члена стали очень сильными, стремящимися попасть в самую глубину моего тела, а сам член стал очень твёрдым, я приготовилась принять его семя. От этой мысли, осознания готовности принять в себя мужскую семенную жидкость и в результате участившихся толчков Димкиного члена, я стала кончать. Моё влагалище запульсировало и стало обжимать находящийся внутри меня член. В моём теле словно взорвался большой яркий шар с порцией наслаждения.

А Димка явно не хотел рисковать. Когда сперма была готова выстрелить, он стал вытаскивать свой член из меня, но я, как последняя сучка, потянулась за ним вслед. Мне не хотелось выпускать из себя орган, который подарил мне столько удовольствия. Димка попытался оттолкнуть мою попку от себя руками, но я сильно вдавила её назад и насадила себя на его член, на всю глубину. Тут же раздался тихий сладкий стон. Димка не смог сдержаться и кончал. Я чувствовала пульсацию его члена, как дрожит его тело и как больно сжимают меня, его руки. Димка сдался. Вжимаясь в меня бёдрами, он вставил свой член на всю его длину в моё тело. Головка его органа упиралась мне в матку, и он выбрасывал прямо на неё потоки спермы. Как же это приятно принимать в себя частичку любимого мужчины. Теперь внутри меня будет его семя. Возможно, что оно принесёт свои плоды, но об этом мне сейчас совсем не думалось. Сейчас вообще ни о чём не думалось. В голове было пусто и хорошо. Всё тело пело и плыло в приятной неге.

Обессиленный и удовлетворённый Димка рухнул на меня. Я слышала тяжёлое дыхание, чувствовала дрожание и вес его тела. Его член все ещё оставался во мне, уменьшаясь в размерах ...  

и теряя свою мощь. Он все отдал мне. Вся его сила и энергия передалась мне, вместе с его спермой. Я повернула голову и увидела, что на меня, открыв от изумления рот, смотрит Паша. Видимо наши телодвижения и звуки, все же разбудили парня. Можно было только догадываться, в какой момент он проснулся и что успел увидеть. Но даже того, что Пашка мог видеть сейчас, было достаточным для того, чтобы назвать такое пробуждение «удачным». Его одноклассница, со спущенными шортами и трусами, лежит на животе, а на ней, с обнажёнными ягодицами лежит Димка. Я стала дёргать плечами, требуя от Димки слезть с меня. Мне не хотелось, чтобы мой образ надолго запечатлелся в памяти Пашки в таком виде. Димка со стоном приподнялся и вытащил свой сдувавшийся орган из меня, рухнул на своё место. Я сразу стала натягивать трусы и шорты обратно, отметив, что мои бёдра мокрые, покрыты смазкой и кровью. Димка же совсем не стеснялся и не спешил прятать своё оружие в чехол. Его член устало лежал на животе парня, покрытый слизью и моей девственной кровью. Из его головки продолжали вытекать выделения, оставляя на коже парня блестящие мутноватые полоски.

Я выбралась из палатки и побежала к озеру. Я не могла позволить, чтобы весь лагерь узнал, что меня трахнули, по моим измазанным кровью ногам. Я зашла в очень холодную воду, присела, стянув шорты и трусы, стала подмываться. Холодная вода так приятно остужала разгоряченное тело, тушила жжение и боль в промежности. Я тщательно мыла ноги, смывая кровь, смазку и Димкины выделения, промывала свою истерзанную пещерку, удивляясь тому, как свободно, легко и глубоко, теперь могут входить в неё мои пальцы. Внутри меня было очень горячо и влажно. Мои пальцы измазывались тем коктейлем, который был внутри моего лона. Моя смазка перемешалась со смазкой Димки, кровью от порванной целки и спермой. Мне вначале даже пришлось просто раздвинуть половые губы в сторону и раскрыть вход в пещерку, как оттуда вся это жидкость стала вытекать и капать на поверхность озера. Вода была очень холодной, поэтому мне пришлось делать всё быстро и выбегать на берег, на ходу надевая трусы и шорты

Я подбежала к нашему костровищу, где тлели и еле дымились головешки ночного костра. Я очень замерзла и хотела согреться. Своими трясущимися руками стала бросать в костёр найденные вокруг него бумажки и палочки в надежде, что он сейчас разгорится. Бумага вспыхивала, палочки горели, но быстро тухли, не успев согреть меня. Я уже отчаялась и хотела вернуться в палатку, чтобы согреться хотя бы в спальнике, но тут из палатки выполз Димка. Он быстро понял, что я мерзну. Он снова занырнул в палатку и вытащил оттуда спальник. Им он обернул меня, усадив на бревно рядом с костром. Потом он зашёл в лес и вернулся оттуда с охапкой толстого соснового хвороста. Костёр загорелся во всей своей красе и стал меня греть. Димка еще несколько раза сходил в лес, набрав еще охапок хвороста и длинных сухих жердин. Когда костёр был надёжно организован, Димка сел рядом со мной и обнял. Это было так здорово и замечательно! Я согревалась и балдела от счастья.

Я знаю, что ещё очень молода и вся жизнь впереди, но почему-то уверена, что более счастливого момента проявления настоящей мужской любви у меня не будет больше никогда. Когда тебя обнимает твой любимый, который только что был в тебе, передал тебе на сохранение и использование частичку себя, сделал все, чтобы тебе было хорошо — это трудно повторить. Тем более, когда это происходит впервые. Даже сейчас, спустя год, я помню сильные руки Димки, запах его тела, едкий дым от костра, холод воды озера. Помню своё волнение и страхи, чувствую твёрдость его члена, боль от его погружения в своё тело, жар внутри себя. Для меня это всегда будет волнительным и прекрасным. После окончания школы мы разъехались в разные города, общаясь изредка на страницах ВК. Я знаю, что у Димки всё хорошо, что он все также полигамен и не с кем не строит долгих отношений. Он чаще других пишет мне о всякой ерунде и мне почему-то хочется верить, что это не просто так.