Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

За что купила... Кинопробы

Это случилось с одной девушкой в 90-ые годы прошлого века. Она и сейчас выглядит ослепительно, обладая сногсшибательной фигурой. В принципе в наши дни Нина, на мой взгляд, гораздо более привлекательна для мужского пола, чем тогда. Но судя по фотографиям более чем 20-летней давности, и в то время все мужчины должны были немедленно делать на нее стойку (несмотря на одежду: такое впечатление, на три размера больше, не говоря уже о начесе волос, возвышающихся еще на полголовы).

Нина тогда училась на пятом курсе Универа. И однажды в пятницу после второй пары к ней подошла Маруся. Они были скорее соперницами — обе отлично сложенные блондинки, ярко и модно одевающиеся, предпочитающие всей другой обуви высокие каблуки и пользующиеся пристальным вниманием парней. На этом сходство кончалось. Если Нина была добропорядочной девушкой, отличницей и вообще спортсменкой и активисткой, то Маруся неделями пропускала занятия, якшалась с новыми русскими или вообще с «быками», как называли тогда бандитов. Ходили слухи даже, что она не брезговала подрабатывать проституцией.

Поэтому наша героиня была очень удивлена, когда Маруся поймала ее в коридоре и оттащила в сторонку.

— Нинка, выручай! У меня завтра кинопробы. Хочу свалить в Америку, и если я провалю кастинг, то ближайшее время не вырвусь отсюда. А я просто не могу завтра. Ну, никак.

Конечно, Нина ответила в том духе, типа, при чем здесь я? И тут Маруся вывалила на нее свою идею — предложила подменить ее на пробах. Аргументом служило то, что они были очень похожи, и люди, снимающие кинопробы, вряд ли распознают подмену. Нина пыталась возражать, что у них только одинаковые фигуры и общий тип лица, но Маруся была напориста, утверждая, что если она завьется и постарается не слишком отбрасывать волосы назад, то даже любовники могут их перепутать. Согласие было дано. Не потому что Маруся была слишком убедительна, не потому что она побаивалась эту порочную блондинку, а потому что сама загорелась идеей. Ну, какая девушка не начинает млеть при словах кастинг и кинопробы?

На следующий день Нина превзошла себя, подготовив себя на все 100 — от нижнего кружевного белья и чулок до прически — художественного беспорядка. Макияжем же она постаралась добиться сходства с Марусей. Чуть удлинила стрелками глаза, верхнюю губу сделала чуть уже, а скулы подняла коричневыми румянами. Пожалуй, в таком виде их действительно могли перепутать.

Ее, правда, немного удивило, что кастинг должен проводиться в отеле. Но потом она вспомнила, что пробы проводят иностранцы, а им могли и не предоставить павильона на какой-нибудь киностудии.

Нину встретил экспрессивный худощавый мужчина с козлиной бородкой и с приличным русским. Он с одобрением осмотрел ее, обратив внимание на короткое черное платье в золотистую искру, без стеснения заглянул в декольте и повел к лифту. Представился он мистером Фишером, а девушка в ответ чуть не ляпнула «Нина», но вовремя исправилась, назвавшись «Марией».

Номер оказался шикарным с самого порога. Зеркальные шкафы в золотом обрамлении, вычурные банкетки, на которые можно было присесть и переодеть обувь. Здесь же обнаружился мужчина совершенно зверской внешности — здоровенный, широкоплечий, с кровожадной усмешкой и несколько пустоватым взглядом. Он также с одобрением посмотрел на стройную фигуристую девушку. Нина его попыталась проигнорировать — уж больно откровенно взгляд обежал ее фигуру, фривольно задержавшись на груди и щедро обнаженных ногах. Полностью игнор не получился — когда она проходила мимо, то получила увесистый шлепок по попе. Гневно обернувшись, девушка наткнулась на хищную улыбку, и все возражения заглохли в горле, почти парализованном страхом. Зверюга показал мистеру Фишеру большой палец. Нина разобрала «Ши-з бьютифол» и еще что-то про «хот гел».

Мистер Фишер что-то неодобрительно сказал здоровяку, а потом любезно взял девушку под локоток и повлек в глубь номера, в спальню.

Здесь ее ждало новое испытание — вокруг огромного сексодрома с балдахином, поддерживаемым тонкими витыми колоннами, стояли осветительные приборы, а прямо у подножия — дорогая камера на штативе.

Мистер Фишер усадил Нину на край кровати, включил камеру, но, посмотрев на ее испуганное лицо, предложил выпить, якобы это поможет ей раскрепоститься. Нина до сих пор думает, что в бокале было не только вино... Возможно там был подмешен легкий наркотик, а может быть заодно и афродизиак. А возможно — нет... В любом случае в дальнейшем ее настроение и эмоции скакали словно на американских горках.

В итоге, выпив, Нина почувствовала определенную бодрость, и одновременно скованность, т. к. мужчина включил камеру. Он посмотрел в визор, немного поправил объектив, а потом сел в кресло рядом и обратился к застывшей в ступоре девушке:

— Расслабься! Ты очень скована. Я пока буду задавать тебе вопросы, а ты думай над ними, а не над тем, что идет съемка.

Последующие 10 минут прошли как во сне. Она понимала, что отвечает невпопад, загипнотизированная мигающим огоньком камеры. Лишь иногда ее щечки вспыхивали румянцем: мистер Фишер задавал такие вопросы, что становилось неудобно вплоть до желания немедленно провалиться под землю. В частности, вопросы такие: «Ты спала с девушками?», «Ты занималась сексом с двумя мужчинами?», «У тебя был анальные половые акты?».

«Это что за роль?!», — ужасалась Нина с такими чувствами, будто это ей, а не сокурснице, придется сниматься в этом непонятном фильме.

Однако вкрадчивый голос вместе с бодрящим действием вина постепенно расслабил ее. Она даже прогнула спину, выпячивая грудь, как о том попросил мистер Фишер. Более того, по собственной инициативе забросила ногу на ногу, храбро демонстрируя затянутые в тонкий нейлон изящные колени. Немного беспокоило, правда, просьба поднять край юбки повыше. Ой-ой, еще немного и покажется край чулка! Впрочем, девушка уже повелась на многочисленные комплименты: «Какая ты красивая», «От тебя секс-эпил так и прет», «От тебя глаз не оторвать»... И вправду она такая! И ничуть не меньше Маруси подходит на роль роковой красотки без комплексов, которую видимо придется играть сокурснице! Эх, погибать — так с музыкой!!! Пусть на пленке запечатлеется ее стройная фигурка с будоражащим видом красивых ног! И юбка скользит еще больше вверх, обнажая женственные бедра до полоски кожи над чулком. Колени правда плотно сжаты, не дай бог, мистер Фишер увидит ее развратные прозрачные трусики...

— Теперь продемонстрируй то, что у тебя под одеждой, — просит мужчина...

Девушка просто впала в ступор. Ну конечно! Такая роль наверняка подразумевает постельные сцены! Вполне логично, что мистер Фишер хочет убедиться в привлекательности ее тела... Но неужели ей придется обнажиться перед мужчиной и, главное, перед камерой, которая бесстрастно увековечит ее почти голой? Нина робко теребит пуговичку на блузке, с отчаянием видя, что мистер Фишер теряет терпение.

Девушку обуревают противоречивые чувства, она даже встает, чтобы бежать прочь... Но мистер Фишер одобрительно качает головой, видимо решив, что она поднялась, чтобы начать раздеваться. Здесь неожиданно сказывается воспитание: Нина вдруг понимает, что не может обмануть человека, введенного в заблуждение ее порывом. Краска заливает лицо, но девушка принимается расстегивать пуговицы дрожащими пальцами. В конце концов, можно считать, что это происходит не с ней, а с Марусей. Подумаешь, кто-то увидит ту полуголой... Всего лишь пару минут... Не заставят же ее демонстрировать свое тело, пусть и в нижнем белье, дольше? Это ведь наверняка какие-нибудь рабочие материалы, так что волноваться не о чем... А сколько народу будет их просматривать?... Боже! Останавливая пленку и беззастенчиво разглядывая ее почти обнаженное тело!..

До кучи Нина вдруг вспоминает, какой развратный комплект сейчас на ней! Но поздно: юбка уже падает у ног. Девушка зажмуривается, робко пытаясь прикрыться ладонями, но из-за смущения ей даже это не удается ...

сделать полностью — руки были словно ватными и едва поднимались.

Впрочем, это не все!

— А дальше? — слышит, словно из-за стены, Нина.

Мысли заметались в панике, но ничего умного в голову не пришло: ведь ей теперь даже не выскочить из номера, в таком-то виде! (То, что можно было попросту одеться и уйти, тогда почему-то в голову Нине тупо не пришло. Спишем это на панику и ступор).

Итак, на ум не приходит ни одной идеи, как выкрутиться из неприличной ситуации, и девушка, словно овечка на заклании, расстегивает бюстгальтер. Полные груди, освободившиеся из тесного плена, подрагивают и привлекают оценивающий взгляд. Мистер Фишер довольно покачивает головой, причмокивает губами и бормочет что-то по-английски... Явно одобрительное. Это почему-то воодушевляет Нину. Ей даже нравится, как мужские глаза ощупывают упругую плоть. Трудно сказать точно, но, кажется, даже соски немного затвердели под изучающим взглядом... который потом вопросительно скользит ниже, упираясь в трусики.

Только тут девушка осознает, в каком виде она предстала перед разглядывающим ее мужчиной. Она, такая правильная, не позволяющая себе ничего такого! Тело дрожит, пухлая губа закушена, но отступать поздно, и трусики неохотно стягиваются вниз.

Нина мнется перед объективом и мистером Фишером, ощущая себя летящей в пропасть, а ей между тем приказывают повернуться вокруг своей оси. Деревянным манекеном она медленно развернулась на 180°.

— Отлично! — хлопает в ладоши мистер Фишер. — Отлично! То, что нужно! Просто великолепно! И даже интимная прическа уже сделана, нет этих ужасных зарослей, как у большинства русских девушек... А теперь встань раком на кровати.

Нина несколько неуклюже взбирается на кровать и встает, как указанно...

— Да не так! — раздраженно восклицает мужчина. — Попой ко мне!

А вот это было унизительно! Даже и речи не может идти, чтобы показать ему все сокровенные тайны... Упс!... да и не только ему, но и камере, которая зафиксирует интимные подробности женского организма!

— Ну же! — между тем торопит мистер Фишер. — Ты уже утомила своей манерностью, как будто не знаешь, зачем сюда пришла! Не хочешь — вали отсюда.

Да! Так она и сделает! И как только это раньше в голову не пришло?... И тут Нина вспоминает, вместо кого она тут находится... Как отреагирует Маруся на провал? Что могут сделать с ней ее дружки? Закатают в бетон, и прости-прощай красивая девушка по имени Нина... А то еще перед этим свезут в баню, где и оприходуют всей бригадой...

В общем Нина решила, что немного поотсвечивать разными дырочками — меньшее из зол... «Скорей бы это унижение кончилось!», — думала она, послушно выполняя все команды — прогнуться в спине, пошире расставить колени и даже лечь на груди, предоставляя запечетлевать на пленку все, имеющееся в наличии, без утайки.

— Отлично! — слышится голос. — Губки аккуратные, чуть приоткрытые... Просто грандиозно!... Теперь перевернись на спину и широко раздвинь колени.

Кошмар все продолжался: когда девушка, сгорая от стыда, выполняет и это, мистер Фишер приказывает:

— Раздвинь себя!

Нина даже приподняла голову, недоуменно глядя на мистера Фишера, очень внимательно пялящегося ей между ног:

— В смысле?

— Пойми, девочка, зрителю нужно видеть все, поэтому покажи какая у тебя дырочка, приласкай ее...

Девушка тупит: какому зрителю?... Какая дырочка? Потом до нее доходит, она кусает губы в бессилье что-либо изменить. Идиотская ситуация становится совсем жуткой. Мало того, что она под безжалостным светом софитов лежит на кровати широко раздвинув бедра, одетая в одни чулки... Мало того, что на нее смотрит абсолютно посторонний мужик... Мало того, что все это снимает камера... Так еще надо себя приласкать?

Пожалуй, это слишком! Даже далекая баня с «быками» уже кажется не столь уж ужасной альтернативой позору самоудовлетворения. Нина уже готова идти на попятный и прекратить разврат и безобразие... Но... Но тут в комнату входит тот самый ужасный звероподобный иностранец:

— Велл, ай-л ду ит...

Чудовище совместно с рокочущим голосом настолько испугало Нину, решившую, что ее сейчас будут убивать, если она не подчинится, что рука сама по себе потянулась к половым губам и принялась ласкать их. Неожиданно это принесло некоторое удовольствие, девушке даже пришлось закусить губу, чтобы сдержать судорожный вздох.

— Раз уж все здесь собрались... — бормочет мистер Фишер, с любопытством наблюдая, как изящные пальцы перебирают раскрывающиеся складки. И, сняв камеру со штатива и взгромоздив ее на плечо, обращается к громиле: — Гет ит, Гэрри...

Гарри начал раздеваться, поглядывая на Нину, ужаснувшуюся до такой степени, что она даже забыла остановить пальцы, продолжающие плести сложные узоры по половым губам, по клитору, а иногда проникающие внутрь на небольшую глубину...

В голове проскочила одинокая мысль: «Это что же, меня ебать сейчас будут?», но тут же ее смыло потоком эмоций: у этого зверюги уже стоит! Огромный, почти черный, с яркой сиреневой головкой, член победоносно возвышался внизу живота... Нина едва не зажмурилась от ужаса, но одновременно между бедер возникло напряжение, сладкое и постыдное.

Камера продолжет снимать, как здоровенный американец забирается на диван рядом с раскинувшейся девушкой. Нина с отчаянием понимает, что ничего не сможет противопоставить домогательствам — зверюга ее просто изнасилует невзирая на любое сопротивление, да и разборки с Марусей могут негативно повлиять на здоровье. Поэтому она только закрывает ладонями пылающее лицо, когда Гарри не церемонясь принимается грубо теребить половые губы. Девушка старается представить, что она на приеме у гинеколога, но это помогает слабо — жесткие пальцы доставляют определенное удовольствие. Дыхание учащается даже несмотря на то, что мужчины обмениваются мнениями на английском.

Это было по-настоящему невыносимо — лежать с широко раздвинутыми ногами перед камерой, фиксирующей, как мужские пальцы грубо ласкают ее между бедер, и при этом слушать обсуждение всего происходящего между двумя мужчинами. Какое счастье, что она не понимает их слов, а то бы совсем сгорела со стыда, услышав что-нибудь типа «Какая нежная дырочка» или «А пизда совсем мокрая»... Вот тут-то до девушки доходит, что несмотря ни на что возбуждение овладело организмом, и грудь бурно вздымается в такт движениям мужских пальцев... И это беспристрастно снимает камера! Снимает, как она неприлично возбудилась от ласк одного незнакомого мужика под внимательным взглядом второго! Сложился вполне себе конкретный дуализм: самой Нине жутко не нравится происходящее, а ее телу — очень даже.

Хорошо еще, что ей не приказывают убрать ладони с лица, зарумянившегося от стыда и желания. Видимо, камера сейчас берет крупным планом половые губы, набухшие и увлажнившиеся, и то, как бесцеремонно с ними обращаются пальцы Гарри. В голову приходит мысль, что, строго говоря, это сейчас не ее губки запечетлевают, а Марусины. От этой мысли стыд немного отступает, а возбуждение наоборот усиливается. Поэтому девушка не пытается сопротивляться, когда к истерзанным половым губам приставляют нечто округлое и горячее. Что сейчас произойдет — догадаться не сложно, но тело только подрагивает в предвосхищении проникновения.

Впрочем, зверюга не торопится. Слышится указующий голос мистера Фишера, и трепещущая Нина чувствует, что Гарри то приставляет член к влагалищу, сминая складки или лишь чуть раздвигая вход, то отстраняется. Понятное дело, что весь сугубо интимный процесс проникновения фиксируется в мельчайших подробностях, и камере все равно, что девушку берет мужчина, впервые увиденный не больше часа назад, а второй, такой же едва знакомый, беспристрастно все это снимает.

«Это происходит не со мной, а с Марусей» — твердит себе как мантру девушка, но потом и эту мысль выдувает из головы — Гарри ...  

наконец с натугой вдавливает головку во влагалище.

У Нины перехватывает дыхание — член такой огромный, что даже несмотря на увлажненность едва протискивается в узкую дырочку. Однако тело само собой елозит перед мужчиной, желая полностью заполучить огромный половой орган.

Зверюга начинает неспешно двигаться, и с каждым новым толчком входит все глубже и легче. Нина не в силах сдержаться стонет в ладони, ощущая насколько растянута дырочка на толстом стержне. Долго наслаждаться толстым членом инкогнито ей не позволяют: мистер Фишер наконец обращает внимание на картину в целом и приказывает:

— Убери руки от лица!

Девушка неохотно подчиняется, понимая, что сейчас будет увековечены ее алеющие щеки, полуоткрытый рот, и вообще вся мордашка, искаженная нешуточной страстью, да и стоны, наверное, тоже запишутся — их тоже уже никак не удается сдержать. Картина захваченной страстью женщины усугублялась тем, что Гарри принялся трахать девушку размашисто, глубоко загоняя член в узкое влагалище.

По меркам тогдашней Нины это был уже очень бурный половой акт. Впрочем, собственное состояние диктовало необходимость в хорошей трепке, и она хрипло вскрикивает, прогибается, раздвигает ноги перед мужчиной как можно шире, а иногда закидывает голову, устремляя подбородок в потолок... И понимает при этом, что все перипетии переживаний женщины, которую отлично трахают, будут отражены в материалах этой странной кинопробы. Тем не менее она не может сдержаться от вскриков и живет только чувством ходящего внутри огромного члена даже тогда, когда объектив камеры приближен вплотную к лицу. Мысль, что при таком крупном плане можно легко найти разницу в облике между ней и Марусей, — где-то на десятом плане и почти не беспокоит.

Немного хуже в моральном плане она себя чувствует, и когда мистер Фишер едва не тычет камерой между бедер, снимая, как трепетно растянуты ее губки на толстом стволе. В такие моменты девушка закрывает глаза от стыда, а в голове стучит: «Да не Маруськину дырку сейчас снимают — как ее трахают, — а мою!». Однако это никак не влияет на возбуждение, которое возрастает до того момента, когда между бедер взрывается маленькая бомбочка.

Яркий оргазм накрывает девушку. Она бьется, насаженная на огромный кол, извивается и страстно кричит что-то неразборчивое...

Когда толчки внутри затихли, страшная действительность обрушилась на прозревшую девушку — ее продолжает трахать звероподобный мужик, а второй упорно снимает все это на камеру. Она застонала, теперь не от возбуждения, а от досады. Особенно постыдным было то, что она отдалась, как кошка, со всем удовольствием и прилежанием, да еще и кончила...

«Ну Маруська, ну сучка, — разозлилась Нина, — так меня подставила — отправила на порнопробы! Выберусь отсюда живой — убью. И пусть потом отправлюсь в речку с тазиком бетона на ногах или даже в баню с «быками», все равно убью!».

Между тем мистер Фишер, бормочущий что-то одобрительное, обратился к Нине:

— Ты просто умница! Отличные кадры! Но теперь сделай все еще красивее. Для начала прогнись, подними ножки повыше и вытяни ступни.

Девушка поначалу заартачилась, решив, что если уж прямо сейчас ей не сбежать, пришпиленной к кровати огромным членом, так пускай тогда трахают и снимают бесчувственное бревно. Однако стоило Гарри пару раз загнать свой кол с размаху, как Нина, взвизгнув, резко передумала: «Да он же меня сейчас порвет! Или проткнет изнутри!» — действительно казалось, что огромный член едва не проткнул живот.

Девушка больше не хотела упорствовать и быстренько прогнулась, вздернув ноги и до боли вытянув ступни.

Мистер Фишер кивнул и чуть отошел, чтобы взять общий план, на котором дерут безупречную блондинку в развратных чулках, а она принимает красивые позы. «Ну по крайней мере хоть буду выглядеть няшно» — подумала Нина, покоряясь неизбежному, а мистер Фишер обратился уже к Гарри.

Что он говорил, девушка конечно не поняла, но зверюга тут же положил лапищи ей на груди и принялся их тискать, в перерывах теребя соски подушечками пальцев, а то и вовсе сжимая их железными пальцами до болезненных ощущений. При этом он и не собирался останавливать резкие удары, от которых вздрагивало все тело... Как ни странно, все это вместе отозвалось определенным образом — организм вдруг отреагировал на нехитрые манипуляции возобновлением возбуждения, и Нина даже не кочевряжилась, когда мистер Фишер приказал ей встать раком.

Она уже была не против возобновления полового акта и, когда Гарри снова вогнал огромный член в узкое влагалище, довольно охнула, наслаждаясь жесткой наполненностью. Ко всему прочему волосы пышной волной закрыли лицо, отгородив от реальности, и можно было представить себе, что она с мужчиной наедине.

Зверюга взял ее за бедра и принялся насаживать словно куклу на свой стержень. Такого жесткого секса Нина еще пробовала и, болтаясь на члене, как погремушка в руках младенца, нашла это восхитительным. Между бедер вновь разлилось сладкое наслаждение, а из ее горла снова стали вырываться хриплые стоны. Если бы еще не этот неугомонный мистер Фишер, который аккуратно убрал волосы на одну сторону и стал фиксировать весь процесс на камеру с живописными подробностями мимики женщины, которую хорошенько охаживают толстым членом. Ей также пришлось выполнить распоряжение прогнуться и иногда смотреть в камеру. Она уже не могла возражать, поглощенная ритмом ходящего внутри полового органа, и даже с готовностью вздернула попу, чтобы обрабатывающему ее мужчине было удобнее. К тому же тот, следуя указаниям, иногда приподнимал девушку и принимался тискать груди и крутить соски. Если раньше в подобной ситуации она возмущалась, резонно указывая любовнику, что ее соски — это не ручки настройки магнитолы, то теперь она только благодарно вздрагивала всем телом и стонала. При этот было четкое понимание, что вся ее предоргазмистическая истерика беспристрастно фиксируется камерой — мистер Фишер в такие моменты залезал на кровать и устремлял объектив на ее грудь почти вплотную, иногда беря в фокус искаженное страстью лицо. Нина знала, что ей потом будет стыдно, но ничего поделать с собой не могла — Гарри продолжал без устали наяривать ее и в этой позе, размашисто поддавая бедрами так, что ее колени отрывались от постели. Она уже боялась не тех ужасающих ударов, которые заставили ее прогнуться ранее (сейчас ее именно так почти беспрерывно и обрабатывали), а того, что Гарри остановится. Поэтому девушка послушно исполняла все, что просил мистер Фишер — облизывала шаловливым языком губы, призывно улыбалась в камеру и даже сама приподнимала груди в ладонях, когда Гарри забавлялся с сосками. Потом ее снова опускали локтями на постель, и трепка возобновлялась с ужасающе быстрым ритмом и глубоким проникновением, а мистер Фишер скакал вокруг, снимая то общие планы, то крупно — ее лицо, то, во всех подробностях, как огромный член забивается во влагалище.

Когда послышалась команда «Соси!», Нина, ничуть не сомневаясь, тут же развернулась и вобрала в рот чудовищный член. Ее губы заскользили по бугристой поверхности, влажной от собственной смазки и соков Гарри, а язычок запорхал бабочкой внутри, старательно обхаживая раздутую твердую головку. Девушка даже замычала от удовольствия, наслаждаясь мощью и великолепием полового органа, доставившего ей столько чудесных моментов.

Однако затуманенное предыдущими событиями сознание немного прояснилось, и Нина вдруг поняла, что со всем усердием отсасывает мужчине, впервые увиденному час назад! Да еще мистер Фишер заботливо убрал волосы от лица и теперь снимал действо во всех деталях. «Что-то пошло не так!» — подумала Нина, когда попыталась отстраниться и почувствовала, что Гарри уже успел намотать волосы на кулак и теперь, едва она останавливалась, принимался насаживать ее голову на член. По всей видимости благоразумнее было подчиниться и продолжать сосать, словно так и было задумано. Так и продолжалось несколько минут — раскоряченная перед стоящим ...  

на коленях мужчиной блондинка увлеченно отсасывала... Или, когда это требовалось мистеру Фишеру, целовала член мягкими губами... Или, опять же по его указанию, лизала ствол или порхала по головке заостренным кончиком языка.

Процесс так увлек девушку, что она без возражений принялась ласкать себя между бедер и вводить внутрь пальцы, когда поступил такой приказ. Минет под прицелом камеры постепенно перестал быть вынужденным, и вскоре она осознала, что отсасывает со всем пылом и страстью, и даже почти не волнуется, когда мистер Фишер забирается на кровать и по минуте-другой запечетлевает, как она мастурбирует, все резче вонзаясь ногтями в нежные губки, и все глубже проникает в дырочку, сноровисто себя трахая.

Наконец мистер Фишер отдал новую команду, и Гарри отстранился. Ничего не понимающая, витающая в собственных ощущениях, Нина застыла посередине постели, продолжая теребить по инерции половые губы. Затуманенное сознание не понимало, что теперь от нее требуется, но усевшийся на край кровати Гарри дернул ее на себя. Девушка едва не потеряла равновесия, когда ей пришлось встать рядом на пол. Но едва ее развернули спиной, как тут же сообразила, какую позу пожелал снимать мистер Фишер. Ей уже до дрожи и желания повилять хвостом, как преданная собачонка перед хозяином, хотелось продолжения, поэтому она без тени сомнения широко развела бедра и наклонилась, с вожделением ухватившись за сколький от слюны огромный член. Несколько секунд она с восторгом дрочила его в кулачке, наслаждаясь толщиной и мощью.

Было понимание, что такая увлеченность половым органом останется на пленке, но ничего поделать с собой не могла... А потом она направила член внутрь и насадилась, закричав, когда горячий и твердый кол едва не дошел до сердца. Некоторое время она улыбалась, глядя в камеру и выписывая бедрами восьмерки, чтобы насладиться ощущениями в растянутом до предела влагалище, а потом принялась скакать на члене — без понуканий и распоряжений, сама, по собственной инициативе. Иногда по распоряжению мистера Фишера ее приподнимали под бедра и часто-часто трахали на весу. Она болталась на руках Гарри словно марионетка на ниточках, но совсем не возражала против такого обращения, как и против того, что зверюга тискал ее во время скачки, сжимая груди так, что еще немного и они лопнули бы, как воздушные шарики...

Потерявшая счет времени, потерявшая всякое понятие о стыде и сдержанности, Нина наконец кончила, бурно и ярко, практически крича в голос и судорожно вздрагивая на задвинутом до упора члене... Последние отголоски оргазма еще отдавалась толчками внутри, когда Гарри положил ее на спину и снова вошел, на этот раз нежно и медленно, словно понимая, что уделанное его огромным фаллосом влагалище уже не выдержит жесткого обращения. Тут же рядом нарисовался объектив камеры и сказал голосом мистера Фишера:

— Гарри любит кончать, чтобы все было очень нежно.

Нина, собиравшаяся отмахнуться от мистера Фишера, как от назойливой мухи, чтобы насладиться моментом послеоргазменного состояния, когда мужчина имеет ее неспешно и ласково, улыбнулась и принялась ласкать ладонями могучие плечи. Ее ступни любовно гладили мужские бедра, а потом она приподняла голову и стала целовать маленькие сосочки, иногда посасывая их и даже прихватывая зубами. Завершение полового акта было просто фантастическим — ее не заставили снова сосать, не драли безжалостно после оргазма, а только трепетно имели, заставляя по-прежнему чувствовать нежную наполненность измученного влагалища...

А потом Гарри вскинулся, выпрямившсь, вынул член и, зарычав, выпустил струю густой спермы на распростертое перед ним женское тело. Нина едва не замурлыкала, ощущая тугие толчки прижатого к половым губам ствола. «Силен мужик!» — думала она, когда капли мощного извержения барабанили по животу, грудям, долетая изредка даже до лица. Вскоре она от лобка до горла была залита спермой, которая стекала по бокам, по полушариям, оставляя лужицы в пупке, между грудями и в ямке между ключицами.

Девушка еще долго любовно ласкала член, оставшийся твердым, стараясь не обращать внимания на объектив камеры, следивший, как ее пальцы растирают сперму по стволу и головке...

Эпилог.

Марусю на следующий день Нина убивать не стала. И даже не вцепилась в волосы. Та правда тоже не решилась подходить, наткнувшись на выразительный взгляд. А через месяц Маруся исчезла с горизонта вовсе. Долгое время Нина не знала о судьбе своей сокурсницы, пока на встрече одногруппников кто-то не рассказал, что та сделала карьеру порнозвезды в Америке. Нина естественно скромно умолчала о том, что именно она своим телом проложила Марусе путь в «большое» кино.

Сама Нина счастливо вышла замуж (два раза) и больше в подобные приключения не влипала. И хотя несколько дней после «кинопроб» ей было жутко стыдно, сейчас она вспоминает произошедшее тогда в отеле с улыбкой и в общем-то удовольствием, хотя и думает с содроганием, что в интернете может появиться (а может и давно выложен) порноролик с ней в главной роли.

Примечания:

1. Буду благодарна, если Вы поставите оценку моему рассказу или оставите отзыв, это для меня очень важно!

2. Если у Вас есть интересные сексуальные истории с подробностями, произошедшие с Вами или Вашими знакомыми, то прошу присылать их мне в личку