Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Младшая. Часть 1

Предисловие
Меня зовут Дарья, мне 26 лет и я сплю и живу со своим двоюродным братом Данилой. Он был первым кто разбудил мою сексуальность, первым кто увидел меня голой, первым кому я сосала, первым кто лизал мне, первым моим мужчиной. Даня старше меня на 6 лет, сколько помню его, с самого детства, он всегда был большим, сильным и хорошо развитым, а я всегда была маленькой, худой, узко костной. Даже сейчас, я скорее похожа на подростка, а не на 26 летнюю женщину и он до сих пор считает, что меня нужно защищать от всего мира.

Все началось с того момента, когда брат моего отца, дядя Витя, перевез свою семью в наш город. Мне тогда восемь лет исполнилось и я первый раз увидела своего старшего, единственного, пусть и двоюродного брата. Он мне казался большим красивым и умным. Помню он смотрел на меня не отрываясь и улыбался. И я с первой минуты полюбила его, всегда таскалась за ним хвостиком, а он был не против. Родители заметив нашу дружбу, стали часто оставлять меня под присмотром Данилы, но его это не тяготило.

Наши родители, помимо того что родственники, были очень дружны и летом, на каникулы Даню со мной отправляли к бабушке на дачу, и он как старший брат, должен был присматривать за мной. Мы редко играли только вдвоем, часто он убегал от меня к мальчишкам сверстникам, а я их выслеживала и просила взять меня в игру. Наверное ему было скучно со мной, ведь мне было 9, а ему 15, он уводил меня домой к бабушке. Целовал, обнимал, говорил что любит и... опять убегал. Мне было обидно и я не знала чем заинтересовать его. Но один случай изменил все...
И с того случая у нас появился общий секрет и начались особые отношения с братом.

Так пролетели пять лет со дня приезда моего брата, а как-то весной, мой отец, придя домой сообщил, что мы уезжаем в Лондон на год. У отца проект и это не обсуждается. Я была в панике, не хотела расставаться так надолго с братом, понимая, что мне будет не хватать его очень. Устроив истерику, схватила куртку и сказав родителям, что иду гулять, побежала к брату. Захлебываясь слезами, рассказала новость Дану, плакала и просила поехать с нами, не понимая, что мой брат поехать не может. Он успокаивал меня, говорил что время пролетит быстро, что он будет очень скучать и звонить мне каждый день, но я не хотела ничего слушать.

Но что могла сделать маленькая тринадцатилетняя девочка? И вскоре мы уехали в Лондон... на... навсегда. Первый год стал для меня адом. Я умирала от тоски по брату, сначала он звонил почти каждый день, потом все реже и реже. Со временем, боль от разлуки притупилась, я стала меньше плакать и ждать возвращения домой. Без меня мой брат ушел в армию, без меня он вернулся, без меня он жил, любил, ненавидел... а я была без него долгих, долгих пять лет.

Но со временем, все стало забываться, я начала взрослеть, у меня появились друзья и подруги, новое место, новая школа... Я стала меняться, превратилась в красивую, маленькую хрупкую девушку, но со сверстниками у меня ничего не получалось. Нет, я пробовала конечно с ними, но меня все раздражало, все у них было не так. И я не стала заморачиваться на мальчиках, девочках, я стала замыкаться в себе.

Мне очень нехватало моего брата. Никто не мог заменить мне моего любимого и родного Даньку...
Родители не могли не заметить моей замктнутости и на 16-ти летие подарили мне щенка ретривера. Я назвала его Редж. Он и стал моим лучшим другом.

Часть 1

И вот мне 18, я заканчиваю 6th Form, я готовлюсь в университет, у меня далеко идущие планы, красивая внешность 16-тилетнего подростка и полная жопа в личной жизни. Мой брат, уже год, как практически не звонит и не интересуется как у меня дела, не говоря уже о том, чтобы ждать меня обратно. Да, он по-прежнему, когда звонит, продолжает говорить, что любит меня и очень скучает, но он перестал меня ждать и перестал об этом говорить. Совсем.

А я мечтала...
Мечтала о брате, представляла себя с ним, сильно заводилась от таких мыслей, ласкала себя.
В один из таких моментов, я как обычно легла на ковать, сняла трусики, и широко расставив ноги, принялась ласкать свою дырочку в надежде на разрядку. Я закрыла глаза и стала представлять своего брата, его тело и красивый член, который он надрачивает на мою киску, и вдруг почувствовала большой сильный язык, который стал нализывать мне писю, почти всю покрывая...

Я испугалась и вскочила с кровати, но увидела только стоящего рядом Реджика, который, весело помахивая мне хвостом, опять уткнулся мне в промежность, пытаясь продолжить понравившееся занятие. Сначала я хотела оттолкнуть глупого пса, но потом вспомнив ощущения, решила попробовать дать полизать мою киску Реджику, может он будет заменой моей руки, как приятное разннобразие. Я села на кровать, широко расставив ноги, согнула их в коленях и разведя руками половые губы, стала подзывать Реджика. Он радостно кинулся ко мне и стал лизать мою киску своим чудесным языком, полностью ее покрывая. Это были новые прекрасные ощущения, для моей истосковавшейся по ласкам киски и я даже застонала от удовольствия.

У Реджика был большой, сильный язык, которым он вылизывал всю мою писю, я уже дрожала, ожидая оргазма, когда Редж вдруг потерял интерес к моей киске, помахав хвостом, отвернулся и пошел на коврик. И как бы я его не звала, он не понимал, чего я от него хочу. Я стала судорожно придумывать, как распалить интерес пса к своей щелочке, мне очень хотелось кончить и в мои планы входило научить Реджа лизать мою писю по команде.

Быстро надев пижаму, пошла на кухню, сообразив заинтересовать Реджика приятным съедобным запахом, чтобы у него возникло желание вылизать это вкусное. Сначала я решила взять сосиску, а потом увидев сливочное масло, прихватила и его, справедливо решив, что помазать писю маслом будет легче. Теперь оставалось только претворить мой план в жизнь.

Войдя в свою комнату, я закрыла ее на защелку, чтобы никто нам не помешал, разделась, села и расставила широко ноги, согнутые в коленях, стала щедро намазывать свою писю подтаявшим маслом. Сосиску я сначала думала отдать Реджику позже, в качестве вознаграждения за хороший отлиз, но потом, подумав отщипнула небольшой кусочек и засунула его себе в дырочку влагалища, рассудив, что так моя писюля будет вкуснее пахнуть для Реджика и ему будет хотеться достать сосиску из моей дырочки.

Реджик почуяв приятный запах еды, заметно оживился и пошел прямо ко мне между ног. И дааааа! Он стал вылизывать меня быстро и тщательно, пытаясь языком забраться мне в дырочку и достать оттуда сосиску. Но он только проталкивал ее дальше, и начинал активнее нализывать мое влагалище, оглаживая своим сильным языком стеночки входа. Ооо это были великолепные ощущения. Он лизал мои губки, мой клитор, все мои складочки, быстро быстро работая своим неутомимым языком. Я уже хрипло дышала и очень сильно возбудилась от этого зрелища, но продолжала подмазывать масло в нужные мне места, особенно на клитор и малые губки, и не переставая шептала команду «лизать, лизать, лизать».

Реджик очень увлекся моей писей, усердно вылизывал ее, а так как я сильно возбудилась и готова была кончить, кусочек сосиски стал выглядывать из моей щелочки. И тут Реджик особенно сильно стал лизать меня, толкаясь своим языком в стенки у входа и в этот момент я стала бурно кончать, стенки влагалища стали активно сокращаться, и я в изнеможении упала на кровать закрыв глаза. Реджик стоял довольный в ожидании лакомства, желая продолжить игру и я через некоторое время повторила трюк с сосиской и маслом. Все получилось! Моя писюля была отлизана, припухла и я особенно ощущала любое прикосновение к ней. Это были совершенно другие ласки, ни на что не похожие и я уснула с твердой уверенностью обучить Реджика лизать мою писю по команде.
Наутро я проснулась в отличном настроении, теперь у меня был Редж и мои дни в ожидании Дана не будут такими тоскливыми. Вернувшись из колледжа, я с энтузиазмом принялась дрессировать Реджа и приучать его к команде «лизать».

...

Первое время мне приходилось пользоваться маслом и сосиской, потом только сосиской, а уже через месяц Редж отлизывал мне по команде, зная, что после он обязательно получит сосиску. Правда, для того чтобы кончить, приходилось повторять команду несколько раз, но это того стоило. Пес нализывал мой клитор и влагалище совершенно на отлично, я получала разрядку почти на весь день, а если мне хотелось еще я всегда могла закрыться в комнате и повторить.

А через полгода Редж уже имел слабость к моей киске, он уже охотно нализывал мне без ожидания последующего лакомства, ему нравилось слизывать мои соки, вылизывать меня изнутри очень старательно. Я даже приучила его лизать в тех местах куда я тыкала пальчиком, он сразу начинал активно нализывать мне указанное место и получал от этого не меньшее удовольствие, чем я. Редж был умной собакой и он видел как мне приятно, как я глажу и хвалю его, пока он нализывает мне мою дырочку.
Пес настолько пристрастился к моей киске, что уже проявлял инициативу и каждый вечер без команды привычно вставал возле кровати, ожидая когда я расставлю ноги и дам ему насладиться своей писей. Он так увлеченно поглощал меня, что иногда, уставшая от ласк его языка и нескольких оргазмов я засыпала, а просыпалась утром от новых ласк. Я научила его лизать медленно, протягивая язык по всей моей щелочке, или ускоряться и жестко вылизывать влагалище и клитор, когда я была уже готова кончить. Он мог буквально упершись носом мне в клитор, так глубоко просовывать язык в мою дырочку, практически высасывать из меня соки, жадно чавкая и громко сопя. Мой верный, умный пес ни на день не оставлял меня без внимания. И я была довольна... почти...
Я понимала, что мои отношения с собакой необычные, что пес не заменит мне стандартных отношений. Но когда я об этом думала, кроме Даньки никого не могла представить, поэтому продолжала.

Закончилась учеба, началось лето, а вечером приходит папа и сообщает, что в подарок за успешное окончание колледжа, он купил мне билет на все летние каникулы и я отправляюсь прямиком к дяде Вите и к своему любимому Даньке, на целых полтора месяца! Я начинаю прыгать, как оголтелая и визжать, хватать чемодан и бросаться собирать вещи.

Я скоро увижу своего брата. Я изнасилую его сразу же, как только посмотрю на него. От одних только мыслей о нем я так возбудилась, что мои трусики промокли и мой пес забеспокоился, стал тыкаться в мою промежность и лизать меня прямо через трусики. Я не могла успокоиться, закрыв двери, я стащила свои трусики и привычно расставив ноги, раскрыла свою киску, для ласкового языка Реджика. Он принялся лизать меня медленно, протяжно, оглаживая языком всю мою щелочку и каждую складочку, усердно сопя, а я закрыв глаза, опять начала мечтать о нем... о моем старшем брате. Когда я почувствовала приближение оргазма, я села и помогая псу, оголила клитор, а он ускорился и быстро стал лизать мне мою горошину. Киска привычно завибрировала и я кончила, пока пес чавкая, поглощал мои соки...

И вот я в аэропорту, у меня жуткий мандраж, меня знобит, я не слышу маминых наставлений и папиных прощаний, три часа в воздухе и вот он, мой родной Питер, я несусь по Пулково, сердце выпрыгивает из груди, паспортный контроль, багаж — Даник я иду.

Выхожу к встречающим и вижу улыбающееся лицо дяди Вити... но где...

Я не узнала его. Вернее не так, Данила просто стал огромным, двухметровым исполином. А я по-прежнему тощая малявка, ростом метр 55. Я иду к нему, я ничего не вижу вокруг, кроме него, а он замер и только смотрит и широко улыбается, как тогда, дома, когда я увидела его в первый раз...

Я бросаю чемодан огибая дядю Витю, который мне что-то говорит и с разбегу запрыгиваю на Данилу, обвивая его шею руками, а талию ногами, я прилипаю к нему, как вторая кожа, а он обнимает меня, подхватывает руками мою попку и его руки, такие родные, такие ласковые, так правильно ощущаются на мне. Он что-то шепчет мне и постоянно целует мое лицо, я ничего не слышу, я просто прилипла к нему и не хочу больше ничего. совсем. Брат утыкается носом мне в макушку, и вдыхая запах моих волос, тихо стонет. В его серых глазах гроза... голод...

— Обалдеть!...

Голос дяди Вити прерывает волшебство момента.

— Дети, вы сейчас смотритесь совсем не как брат и сестра. — говорит дядя Витя. — И если бы я не знал, что ты уехала далеко совсем маленькой, я бы подумал...

Дядя Витя замялся и покраснел.

— Да что я говорю, ты и сейчас еще совсем малышка. Поехали домой.

До машины я так и добираюсь вцепившись в брата мертвой хваткой. Он несет меня, одной рукой придерживая мою попку, которая кажется вся и уместилась у него в ладони, а другой беспрерывно гладит меня по голове, по спине и шепчет мне как он скучал, какая я маленькая и сладкая, как он сходит с ума... В машине Дан за рулем, дядя Витя повернувшись лицом ко мне, с переднего сидения вещает фоном последние новости, а я, тихо кивая, рассматриваю такой до боли родной и любимый профиль своего старшего брата. Его челка упала на лоб, он откидывает ее назад, взъерошив свои непослушные волосы цвета соломы, полные губы сомкнуты, на скулах ходят желваки, что говорит о том, каких усилий ему стоит скрыть переживания, которые он испытывает сейчас.

Я уже вся мокрая внизу, я возбуждена только от одного вида своего брата, перед глазами стоят картинки того, чтобы я сделала с ним сейчас, не будь с нами дяди Вити. В салоне машины кажется даже воздух звенит от напряжения, не получая такой нужной разрядки. Я с трудом сдерживаюсь, и просто не знаю, как я дотерплю до нашего уединения, и получится ли у нас вообще побыть вдвоем.

Дома нас ждет моя тетка за накрытым столом, пока все едят, я ковыряюсь в тарелке, судорожно придумывая как и куда можно выманить Даньку, я просто изнываю, моя киска сжимается, она уже припухла от возбуждения. Не знаю по каким причинам, то-ли чисто физиологически, то-ли от того, что Реджик много и часто лижет мне, но моя киска, хоть и маленькая, имеет ярко выраженный клитор и довольно пухлые малые половые губы, и теперь, в возбужденном состоянии, клитор и губки немного выглядывают из щели и любое прикосновение, даже трусиков, вызывает желание, и я возбуждаюсь еще больше.

И вот в таком интересном состоянии, я продолжаю ковыряться в тарелке, решения вопроса нет и это приводит меня в уныние.

— Даша поедет ко мне-говорит Дан,
— ей привычней со мной, а завтра мы опять приедем.

Ооо, это что-то новенькое, так значит мой брат уже не живет с родителями? Эта новость окатила меня волной возбуждения.

— Ты хотя бы девушек не води, пока Дашуня с тобой, потерпи уж.

говорит моя тетка, широко улыбаясь

— А то научишь ее плохому. Помни, ты старший брат.

— Я, между прочим, уже продумал культурную программу.

Данила улыбается и подмигивает мне.

Дядя Витя подозрительно молчит, уткнувшись в свою тарелку. Подозревает? Зря я конечно так не сдержалась в аэропорту...

Через час Даник уже тянет меня к двери, на выход, Родители семенят за нами, договариваясь на завтра, и только захлопывается за нами входная дверь, как брат, просто сгребает меня в охапку и жадно целует в губы. Он просто вытрахивает мой рот изнутри, сосет и покусывает мою нижнюю губу, а потом опять языком исследует мое небо. Я уже в привычной позе, у него на руках, крепко обнимаю его ногами и, выгнув спину, всем телом трусь об него, тихо постанывая. Его руки блуждают по всему моему телу, он трогает мои волосы.

— Девочка моя... деевочка... маленькая моя... сладкая моя... ты...

Дан задыхается и шепчет мне всякую чепуху, гладит меня и крепко прижимает к себе, у меня перед глазами оранжевые шары, меня просто трясет от напряжения...

Я не помню как мы добрались до машины, брат открывает переднюю дверь пассажирского сиденья, пытается снять меня с себя, а я не могу, я просто не могу от него отлипнуть,...

 

и он валится прямо на меня.

— все, Дашка, все, потерпи маленькая, еще чуть-чуть, ну-

он шепчет мне прямо в губы, гладит меня, снимает меня с себя, и я усаживаюсь на переднее сидение вместе с ногами, утыкаюсь носом в коленки. Пока мы едем я жадно разглядываю его, но ничего не делаю. Мы оба напряженно молчим, я боюсь нарушить эту тишину, боюсь не сдержаться и наброситься на него, я замерла и не двигаюсь. Внутри меня все горит, я давно уже вся мокрая, это возбуждение такое томительное и сладкое, я не переставая дрожу. Мы приехали, брат опять взяв меня на руки, несет меня в дом. Я снова начинаю извиваться у него в руках, тереться об него всем телом, целую его везде, где достаю. Он тоже ласкает меня и целует в ответ.

— Сейчас... Господи... сейчас... — прерывисто шепчет мне прямо в губы брат, захлопывает дверь ногой, несет меня на кровать.

— Покажи...

Я лежу на кровати, а он смотрит на меня, он ласкает меня взглядом. У него стоит и он гладит рукой ширинку, я начинаю судорожно стягивать с себя одежду, и вот я совсем голая, лежу раскинув руки, он жадно смотрит на меня, на мое лицо, губы, на мою еще совсем маленькую грудь, на мой живот...

у меня маленькое тонкое тело подростка, грудь только начала расти, она совсем маленькая с увеличенными розовыми сосками, волосы на лобке я удаляю, и киска совсем гладкая, без волос. Хоть мне уже 18, я запаздываю в развитии, будучи уже женщиной в теле подростка.

— Расставь ножки Дашунь, покажи мне... — он тяжело прерывисто дышит.

Я широко развожу ноги, моя влажная набухшая киска вся перед ним, я дрожу от возбуждения, протягиваю к нему руки. Дан со стоном опускается на колени, подтягивает меня к краю кровати, жадно гладит мое тело руками.

— Маленькая... ты такая маленькая еще... девочка моя... красивая моя... любимая моя... я так скучал...

брат продолжает ласкать мое тело, и шепчет мне в живот, я уже тихо всхлипываю не переставая дрожать, а он вдруг опускается к моей киске и начинает жадно лизать ее, я стону в голос от нахлынувших ощущений. Он сосет мой клитор, лижет меня, толкается языком во влагалище. Эта сладкая пытка недолгая, меня накрывает сильнейшим оргазмом, я всхлипываю и кажется хриплю, Данила сгребает меня под себя, гладит все мое тело, его горячие прикосновения прошибают меня током, мне просто сносит крышу от его запаха и я судорожно пытаюсь сорвать с него одежду..

— черт, Дашка, черт, я хочу тебя как проклятый... маленькая моя... я так люблю твой вкус... девочка моя... сладкая...

Даня прерывисто шепчет мне в губы, он тяжело дышит, его руки оглаживают все мое тело, он целует мое лицо. Я жмусь к нему всем своим маленьким телом, мои бедра непроизвольно подаются к его..

— Иди... иди ко мне... давай же, ну... — я уже начинаю хныкать,

Стараюсь стянуть с него джинсы, а он рукой гладит мою киску вставляет палец мне во влагалище, потом второй и начинает медленно ими трахать меня, я подаюсь бедрами к его руке и сама насаживаюсь на них еще и еще... он немного разводит пальцы у меня внутри и мне становится больно, я со свистом втягиваю в себя воздух.

— Блядь... ты... Дашунь ты... бляяяядь... Даш,. ты целка еще?

Даня отстранился и взглядом поедает мое лицо. Он тяжело дышит, его голос хриплый, он смотрит мне в глаза, потом на губы, его взгляд жадно бегает по моему лицу.

— Да, у меня кроме тебя никого не было — я подаюсь к нему всем телом и тяну к нему руки-

— Да я и не хочу никого, я тебя люблю.

Он продолжает смотреть на меня и молчать, его челюсти сжаты, на скулах ходят желваки.

— Если для того, чтобы ты меня трахнул мне надо лишиться девственности, я сделаю это прямо сейчас.

Я начинаю злиться и повышаю голос, оглядываюсь в поисках подходящего предмета и собираюсь слезть с кровати. Он с тихим рыком заваливает меня обратно, нависая надо мной, начинает снимать с себя одежду, я замираю и начинаю жадно разглядывать его. Даня красивый, у него сильное рельефное тело, он обалденно пахнет и он тоже хочет меня, судя по его эрекции. Я тянусь к его члену руками, он упирается ему в живот, большой, толстый с венками по всему чуть кривоватому стволу. Я залупляю крайнюю плоть и оголяю головку, она чуть крупнее ствола большая и красная... у меня текут слюни и я наклоняюсь к нему и начинаю лизать, а потом вбираю его в рот и жадно сосу поглаживая языком и поддрачивая его одной рукой, а другой поглаживая ему яйца и промежность. Дан стонет, подается ко мне бедрами, собирает волосы у меня на затылке и начинает жестко трахать мне рот, вколачиваясь в него на всю свою немалую длину, я захлебываюсь, мычу, но продолжаю послушно принимать его в себя

— Шире... открой его шире... — Дан хрипло рычит

Я открываю шире рот, у меня текут слюни, он ритмично долбит мой рот, я уже не сдерживаю рвотных движений сопровождая непонятными звуками, которые вырываются из меня и это похоже доставляет ему

— ааааааа... сукааааа... — Дан ускоряется и громко кончает.

Я давлюсь его спермой, cглатываю и пытаюсь вдохнуть воздух, а он не давая мне опомниться, валит меня на спину и широко разводит мои ноги, его член еще напряженный и он толкается головкой ко мне в киску. Он огромный, не проходит, мне больно и жжет в промежности, я кричу.

— Ты же так этого хотела-Дан отстраняется от меня

— Я же порву тебя дура-

он злится. Я плачу.

— Простипростипрости... ну прости меня... девочка моя... маленькая... маленькая моя...

Брат ложится рядом, целует мое лицо в сперме и слезах, потом прижимает меня к груди и крепко обнимает.

— Пошли мыться, ща придумаем что-нибудь-

он чмокает меня в нос и подхватывает на руки...

— Тебе нужно расслабиться-

Дан подает мне бокал с гранатовым вином. Я кутаюсь в пушистый махровый халат, смотрю на него и улыбаюсь. Он двигается по комнате с грацией сильного хищника, он такой красивый и я опять его хочу. Дан возвращается к кровати с бутылочкой лубриканта

— Пусть первый раз будет очень влажно-

он подмигивает мне и широко улыбается

— Главное расслабься, я буду осторожным.

Вино ударило мне в голову и я глупо улыбаюсь в ответ, я так хочу его внутри, что готова терпеть любую боль. Он снимает с меня халат, укладывает на кровать, начинает ласкать мое тело, смазывает мою киску и влагалище лубрикантом трахая меня двумя пальцами, мои бедра подкидывает навстречу его пальцам, я выгибаю спину и всхлипываю. Дан разводит пальцы у меня внутри, растягивая мою киску, это неприятно, но терпимо, я тянусь к его члену и начинаю сосать, лижу его по всей длине и щекочу уздечку языком, помогаю себе рукой поддрачивая его. Брат отстраняет меня, берет лубрикант и щедро поливает свой член, и опять смазывает мою промежность, встает на колени, подтягивает меня к себе, я широко развожу ноги и он резко входит в меня.

Сильная резкая боль и жжение заставляют меня вскрикнуть и слезы наворачиваются на глаза, я судорожно втягиваю в себя воздух.

— Тшшш, тише маленькая, сейчас пройдет, расслабься-

он замер и не двигается во мне, а я стараюсь расслабить тело и глубоко дышать, это плохо получается, ощущение заполненности и боль мешают.

— я еще не до конца в тебе, очень узко, не сжимайся-

Дан хрипло дышит и еще раз с силой толкается в меня и новая боль заставляет меня громко застонать, кажется он задел мне шейку матки.

— черт, Дашуня расслабься, не сжимай меня-

Он опять замер, давая мне привыкнуть к нему внутри, наклонился ко мне и стал жадно трахать мой рот языком, кусать мои губы и вылизывать мое лицо. Его руки гладят мое тело, грудь, бедра, он пощипывает мои соски и это восхитительно приятно. Боль стала проходить, осталось только жжение, его большой член сильно растянул меня и все собой заполнил у меня внутри, меня снова накрыло волной возбуждения и я задвигав бедрами, застонала. Он чуть отстраняется и начинает ласкать руками мою писю и клитор, наклоняется целует мою грудь и одновременно очень медленно начинает двигаться во мне, это и приятно и немного больно, я балансирую на грани боли и наслаждения и начинаю двигаться вместе с ним, в такт его движениям, он опять немного отстраняется, перехватывает меня за талию и начинает насаживать на свой член до упора, что-то внутри меня нарастает и я начинаю всхлипывать...

Данила берет меня под коленки и начинает долбить меня с таким остервенением, что мое хрупкое тело просто подкидывает на кровати, он меняет угол проникновения и с каждым толчком задевает какую-то точку у меня внутри, это так приятно что я начинаю подвывать

— Да детка, давай милая, давай моя хорошая...

он долбит меня как отбойный молоток и меня накрывает сильнейшим оргазмом, я кричу и мне хочется сжать ноги, мое тело бьет в конвульсиях, все внутри пульсирует и сжимается, он ускоряется и подается бедрами ко мне-

— Твою маать... —

брат выгнулся и упал на меня тяжело дыша.

— Это было...
— Да...
— Ты такая...

Он еще был во мне, гладил мои волосы

— Я так люблю тебя, так сильно тебя люблю... маленькая моя

Я повернулась к нему и потянулась за поцелуем

— Я тоже люблю тебя, ты лучший.

... И началось. Мы трахались как кролики при любой удобной возможности. Сначала мы еще пытались сохранять приличия и трахались только дома, но потом нам окончательно снесло крышу и мы уже делали это в машине, в театре, в клубе, в общественном туалете.

Данька был в ударе, он мог всю ночь долбить меня, лизать, трахать в рот, пока не вытрахает из меня всю душу, а потом поиметь меня еще и днем. Это превратилось в какой-то сексуальный марафон. Мы толком не ели, не спали, не говорили, мы просто спаривались как ненормальные, до изнеможения, до тошноты. Мы понимали, что я скоро уеду и хотели использовать любой момент поиметь друг друга.
Я старалась использовать для секса все возможные места на моем теле, я хотела попробовать все, поэтому при первой же возможности стала требовать анал.
Это было не так легко, как мне казалось...

(продолжение следует...)