Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

За что купила... Кома

Место действия. Дорогая клиника. Палата искусственного жизнеобеспечения.

Действующие лица.

Арина. 23 года. Медсестра. Окончила мединститут с отличием, поэтому и попала на высокооплачиваемую должность, хоть и не в соответствии с квалификацией. Скромная, тихая и где-то даже робкая. Панически боится близости, хоть и не девственница. Всегда считала (и совершенно напрасно) себя серой мышкой, которой далеко до длинноногих грудастых сокурсниц. Однако она обладала симпатичным лицом правильной формы. Маленький аккуратный носик, обрамленные пушистыми ресницами карие глаза, небольшой рот с нежными губами, шелковистая кожа, вьющиеся волосы, антрацитовой копной падающие на спину. Миниатюрная точеная фигурка с крепкой грудью 2-го размера, такая же упругая попка (именно попка — орешками), стройные ноги.

Роман. 28 лет. Пациент. Поступил в клинику в состоянии комы после автомобильной аварии. Как богатому новоиспеченному олигарху ему выделили отдельную палату со всем необходимым оборудованием жизнеобеспечения. Хорош собой — черные брови, скуластое лицо с упрямым подбородком, короткая прическа с модным начесом спереди. Цвет глаз неизвестен. Отлично сложен — фитнес и хорошие диеты не давали понять, что он склонен к полноте.

«Черт-черт-черт» — думала Арина, проклиная свою фобию. Вчера, едва только новый поклонник обнял ее за плечи в кафе, она задрожала крупной дрожью и выскочила из-за стола. А ведь молодой организм требовал своего. Девушка еще помнила, как смогла преодолеть свои комплексы и все же переспать пару раз с парнями. Это было приятно и хорошо, хотя, что такое оргазм, тело пока не знало. Конечно она экспериментировала с пальцами и душем и находила это будоражащим и увлекательным, но не считала это чем-то более занятным, чем хорошее чтение или задушевная беседа после спектакля.

А тут еще ее назначили ночной сиделкой к полутрупу, поступившему сегодня днем. Его она боялась даже больше, чем близости — еще обучаясь она жутко боялась мертвецов несмотря на выбор профессии. А тут — практически труп. Доктор правда сказал ей, что все показания в норме, и медицина не может объяснить, почему он впал в кому. Пациент мог прийти в себя в любой момент, но мог проваляться в беспамятстве и продолжительное время. Обращаться с ним следовало бережно, словно с сокровищем — на этом настаивали многочисленные родственники. По словам доктора, Роману требовалась встряска, чтобы быстрее очнуться, но родственники категорически воспротивились, т. к. риск все же был — они боялись потерять кормильца, без которого бизнес развалился бы, и наследство стало бы убыточным.

Арина вошла в палату, поздоровалась/попрощалась с дневной сиделкой и осталась наедине с пациентом. По спине пробежал холодок... и пропал: в голове отложилось, что пациент скорее жив, чем мертв. И знание этого помогло полностью расслабиться.

Медсестра, парампакая веселый мотивчик, проверила показания приборов, уровень в капельнице, включила массажный отдел ложа, но, едва дробные удары массажера, выполнившего программу, затихли, в ступоре остановилась — необходимо было обтереть Романа гигиеническими салфетками. В горле встал ком — это ведь будет практически близость с мужчиной: он голый под простыней, и ей придется касаться его руками!

Зажмурившись, Арина собрала простыню в ноги, и выдохнула только, когда повернулась за салфетками. Но производить свою работу с закрытыми глазами невозможно, и пришлось посмотреть на лежащее тело.

Как ни странно, вид обнаженного лежащего мужчины не привел в окончательное смятение. Должно быть его неподвижность и безынициативность (а чего еще ожидать от полутрупа?) отодвинули на второй план все фобии. И даже наоборот — вид голого мужского тела, не проявляющего никакого интереса к хорошенькой медсестре, заставил затрепетать сердце. Внизу живота потянуло, едва взгляд пробежался по выпуклой груди с темными маленькими сосками, скользнул по плоскому животу и в конце застрял на мужском достоинстве, спокойно лежавшем на густой поросли. В воображении живо представилась картинка, как это достоинство восстает перед ней во всем великолепии, и медсестра порывисто задышала, ощущая нарастающий жар между бедер. «Ох, так и до некрофилии недалеко!» — вздрогнула Арина, пытаясь отогнать заманчивые видения.

Но в общем-то она пришла в хорошее расположение духа из-за того, что нагота мужчины не заставила ее мчаться и увольняться посередине ночи по служебному несоответствию. Роман не пугал ее ни как мужчина (не мужчина же он сейчас, а так — лежачее недоразумение), ни как труп (все же не труп же окончательно).

— Вот и держите ручки при себе, — сказала она Роману, не ожидая ответа, и принялась его обтирать.

Вскоре она закончила с телом и задумчиво посмотрела на почивающий член. «Хм, его тоже обязательно?... « — подумала Арина и слегка задрожала. Впрочем, мужчина лежал по-прежнему, не отсвечивал и даже не думал покушаться на ее честь. «Ну половые органы не кусаются же!» — сказала она себе и осторожно приподняла член двумя пальцами. Шелковистые ощущения заставили ее охнуть — возбуждение нарастало по мере того, как она ласкающими движениями обтирала Романа, а теперь и вовсе скакнуло на верхнюю отметку, ведь она держала в руках мужской половой орган! Фобия не поднимала головы, и между бедер сразу стало влажно. «Да что со мной такое?» — разозлилась на себя девушка, а потом крепко зажмурилась и стиснула зубы, чтобы не застонать от необычайных ощущений. Ни один из двух ее любовников не смог завести ее до такой степени!

Однако работу следовало выполнить до конца, и Арина, не открывая глаз, на ощупь принялась обтирать член. Девушка полностью ушла в свои чувства, тяжело дыша и осознавая, что она как никогда раньше готова пойти на близость с мужчиной. Может завтра пригласить еще раз Валеру? Может на этот раз она не сбежит позорно? Да так она и поступит! Хоть тушкой, хоть чучелком, но переспит с парнем! Жаль только, он не похож на этого Романа. Тогда бы уж точно — все бы прошло как по маслу...

Но что это? Очнувшись от грез и самокопаний, Арина непроизвольно открыла глаза... И обнаружила, что держит в пальцах полностью эрегированный член! Красиво вылепленный, довольно крупный, наполненный мощью и силой.

— Ай! — девушка осткаивает от ложа на метр, расширенными от удивления глазами впишись во всепобеждающую эрекцию.

— Ой! — расстояние кажется ей слишком маленьким, и она пятится боком, пока не оказывается в изголовье, за спинкой. Здесь безопаснее. Какое-то время они безмолвно пялятся друг на друга — одноглазое багровое чудовище и испуганная медсестра.

Однако сам пациент не проявляет признаков агрессии, лишь его грудь едва заметно приподнимается в такт дыханию. Своей жизнью живет только член — вздрагивает в такт биению сердца.

Арина успокаивается, осторожно выходит из своего убежища и приближается к середине постели. Член в полной боеготовности совсем рядом, а она не испытывает ни паники, ни отвращения. Даже наоборот — возбуждение снова выходит на первый план.

— И что мы будем с этим делать? — обращается к Роману медсестра, пытаясь за бравадой скрыть неподобающие эмоции.

Роман предсказуемо промолчал, и Арина не смогла справиться с искушением, цепкими пальцами ухватившись за мятежный орган, ведущий себя столь нахально. В отличие от хозяина...

Конечно, можно было подождать, пока эрекция исчезнет сама. Но, во-первых, когда еще пропадет стояк у здорового мужчины в рассвете сил; а во-вторых, она сама пребывала в таком состоянии, что сейчас ее не оторвала бы от этого искусителя и бригада санитаров.

Поэтому девушка облизнула губы и пробормотала:

— А знаете что, Роман, пойдем-ка мы естественным путем!

Что характерно, Роман не возражал, и Арина оттянула кожицу к самому основанию, отчего крупная головка еще больше раздулась, а потом снова сдвинула вверх. Движения руки участились одновременно с дыханием. Девушка чувствовала, как налилась грудь, как набухли соски. В трусиках же, похоже, ...

и вовсе едва не хлюпало от необычайного возбуждения. Ровные белые зубы прихватили нижнюю губу — из горла рвались стоны, но нарушить тишину палаты было никак невозможно.

Однако и тишина была нарушена, когда Арина, едва не плавясь от желания, торопливо вздернула халат и юбку и забралась в трусики. Едва пальцы дотронулись до чувствительных половых губ, как стон все же разорвал тишину. Но этого было мало: ощущение крепкого горячего члена в руке и ласки собственного влагалища были настолько улетными, что она не смогла остановить томные громкие вздохи и полустоны. Такого наслаждения она не переживала ни с одним из любовников...

И вдруг твердый половой орган в ее пальцах зажил своей жизнью — он стал сокращаться и выбрасывать Роману на живот густую белую сперму. Ее было очень много, потоки сразу покрыли половину торса, а член все содрогался и содрогался, так мощно и захватывающе, что Арину вдруг тоже пронзили толчки внизу живота. Она вскрикнула, выгнувшись, но продолжала ласкать пальцами член и трахать себя пальцами. Она и не думала закрывать глаза во время оргазма, с восторгом наблюдая за извержением вулкана, постепенно превращающимся в иссякающий ручеек.

Однако сама она еще какое-то время извивалась на собственных пальцах, в порыве чувств теребя мягчеющий член, пока наконец дрожащие ноги не перестали ее держать, и она сползла на пол, прислонившись к ложу спиной.

Какое-то время она пребывала в эйфорическом летаргическом сне, но потом одернула себя. Не хватало впасть в кому из-за первого в жизни оргазма: во-первых, вторая кома в одной клинике — это перебор; во-вторых, она не слышала, что кто-то впадал в кому из-за того, что кончил; в-третьих, будет просто неприлично, если их найдут в таком виде — обнаженного Романа, всего в собственной сперме, и ее на полу — с задранной юбкой и сдвинутыми трусиками, обнажающими влагалище.

Медсестра с трудом поднялась, поправила одежду и со вздохом принялась второй раз за ночь приводить в порядок пациента.

Потом она устроилась в кресле. Было уютно и хорошо. Арина, до сих пор млея от ощущения удовлетворенности, поджала под себя ноги и открыла книгу.

— Не делай так больше! — погрозила она пальцем пациенту и погрузилась в чтение.

Остаток ночи прошел спокойно — Арина читала, беседовала в виде монолога с Романом — рассказывала о своей жизни, философствовала.

А на утро ей сообщили, что снова придется выйти на работу в ночь — неожиданно заболели несколько медсестер. Впрочем, девушка была не против.

Следующим вечером Арина вошла в палату с пылающими щеками — доктор сообщил, что этой ночью пациент словно занимался спортом — настолько подскочили его жизненные показатели. Девушка конечно пошла в глухой отказ, поняв в чем заключался «спорт» Романа. Ну в самом деле, не признаваться же, что она дрочила вдруг оживший член бессознательного пациента, одновременно мастурбируя!

— Нехороший мальчик! — погрозила она пальцем Роману, когда дневная сиделка вышла.

Роман не ответил, и медсестра стала проверять приборы, капельницу, заработал массажер под телом пациента... Но когда она взялась за край простыни, чтобы провести гигиенические процедуры, ее тело охватила дрожь. На этот раз это не была дрожь боязни — тело охватило новое возбуждение, сделавшее колени ватными, а волю слабой.

Она не спеша обтерла пациента, наслаждаясь близостью с сильным мужским телом и понемножку мечтая о том, чтобы это тело проявило инициативу, сжав ее в объятиях. Раньше она панически боялась контакта, и даже при сексе она скорее преодолевала себя, заставляя свою сущность смириться с тем, что мужские руки путешествуют по различным уголкам организма. Теперь же она едва не жаждала этого.

Арина понимала, что это нехорошо и недостойно, но ее пальцы помимо воли целенаправленно принялись ласкать член... А потом она восхищенно наблюдала чудесное зрелище — как маленький отросток превращается в великолепный фаллос, налитый мощью. Ощущение упругой твердой силы в руках уже давно заставило девушку намочить трусики. Воровато оглянувшись, она отошла и заперла дверь. Так на всякий случай...

В отличие от предыдущей ночи девушка не спешила. Она ласкала член кончиками пальчиков, слегка касаясь бархатистой кожи подушечками пальцев. Но даже от невесомых прикосновений половой орган вздрагивал, а из дырочки вдруг показалась прозрачная серебристая капля. Сердце тут же ухнуло куда-то в желудок, а вторая рука сама потянулась к изнывающему от недостатка внимания влагалищу.

И тут Арина неожиданно для самой себя наклонилась и слизнула каплю языком, потрясенная реакцией организма — ее губы и язык только на миг ощутили нежность кожицы на головке, а внутри чуть не случился оргазм. Едва она отшатнулась, шокированная собственной распущенностью и моральным падением, как почувствовала, что хочет снова почувствовать вкус смазки и ощутить бархатистость головки.

На несколько секунд девушка застыла, не зная, как поступить. Однако в голове стучало, что ни одна женщина не умерла от стыда, сделав минет, да и пальцы вцепились в твердый член так, что побелели костяшки.

— Вы и мертвую уговорите! — задыхаясь от эмоций, пробормотала Арина.

Роман не ответил, храня загадочное молчание, и девушка быстро разделась, посчитав, что мастурбировать в одежде будет неудобно, а потом примостилась с краю возле бедра мужчины и положила голову ему на живот.

Какое-то время она млела от близости крупного мужского члена, тщательно вымытого перед этим ее же руками. А потом для начала слегка лизнула его, найдя ощущения восхитительными. Вторая проба была ничуть не хуже первой, и девушка почти сразу прижалась к головке чуть открытыми мягкими губами, наслаждаясь ощущениями необыкновенной твердости и одновременно бархатистости. Ее язык, заостренный на конце, принялся обхаживать нежную кожицу, словно пытаясь пробраться в узкую дырочку.

Но терпеть утонченные ласки уже не было сил... Арина пару раз на компе видела, как порнозвезды делают минет, ничего сложного в этом не было, и она привстала на локте и заскользила колечком губ по стволу. Одновременно ее рука пробралась между бедер, чтобы проникнуть пальчиком в мокрое влагалище. Девушка застонала и принялась двигать головой, насаживаясь ртом на твердый член. Иногда она останавливалась и, сделав язык острым, проводила им по головке, лаская ложбинку под головкой или уздечку, или самый верх с эротично расширившейся дырочкой. Себя она тоже не забывала, уже довольно сильно трахая пальцами или жестко сминая уголок половых губ.

Оргазм был так близок, что она мычала в член не переставая, но и не думала выпускать его изо рта. Впрочем, ей хотелось оттянуть оргазм, чтобы подольше насладиться ощущениями от губ и языка. Да и двигать головой было неудобно, и Арина поменяла положение тела. Широко раздвинув колени, она села на мужскую ногу, согнулась и принялась тереться о мужскую ногу влагалищем, а рука тут же снова отправила твердый член в рот. Так дело пошло лучше — по крайней мере удавалось контролировать степень возбуждения: когда пик наслаждения немного отдалялся, она прогибалась и начинала ласкать половые губы и клитор, а когда взрыв чувственного удовольствия приближался, она снова принималась елозить мокрым влагалищем по мужской ноге — это было жутко приятно, но оргазм отдалялся.

Но ни на мгновение она не оставляла без внимания мужской член — то теребя его языком, то скользя колечком губ по стволу, то вылизывая, а иногда любовно прижимая к нежной щечке и наслаждаясь бархатистой поверхностью округлой головки...

В какой-то момент изнемогающая от страсти Арина поняла, что уже не может сдерживать рвущийся наружу оргазм. Она подняла голову, взглянув затуманенными глазами в бесстрастное лицо Романа:

— Какой же вы стойкий. Девушка к вам со всем расположением, а вы все никак не разрядитесь.

Пациент ничего не ответил, но грудь его бурно вздымалась,...  

словно он только что пробежал 100-метровку.

Роман продолжал источать спокойствие, но, едва девушка снова сомкнула губы на головке, принявшись терзать изнывающее влагалище, как в тот же момент в ее рот ударила горячая сперма. Арина едва не захлебнулась, но не в силах побороть искушение принялась глотать угощение, ощутив с небольшой задержкой, как организм пронзили молнии наслаждения, заставившие ее кричать и извиваться в экстазе. Уже потом она так и не смогла себе объяснить, как можно одновременно громко стонать, глотать мужское семя и вздрагивать всем телом от толчков внутри.

Потом она еще некоторое время лежала на ногах Романа, довольно улыбаясь, изредка целуя уменьшившийся член и слегка теребя истерзанные половые губки...

Следующая ночь началась как обычно — медсестер не хватало и Арине снова предстояло заступить в ночную смену. К счастью доктор убедил себя, что скачок жизненных показателей — особенность комы пациента, и медсестра не чувствовала смущения... Проверка, массаж... Нежные гигиенические процедуры... Привычно восставший член в полной боевой готовности...

Однако Арина до сих пор сомневалась в необходимости полноценного полового акта с пациентом. Это было уж очень непристойно! Допустим оральный секс — тоже половой акт, но он произошел, когда она едва соображала от похоти, застилавшей мысли. А вот изнасиловать впавшего в кому человека прямым способом — как-то слишком. Ко всему прочему девушка считала, что два полноценных оргазма за предыдущие дни вполне удовлетворили организм. Она обманывала себя — пусть и не так, как вчера и позавчера, но грудь вполне себе увеличилась, соски напряглись, да и между бедер чувствовались тянущие сладкие ощущения. Однако Арина была твердо намерена поберечь свою честь в эту ночь.

Возможно это намерение и осуществилось, если бы не одно «но»: дневная сиделка сообщила по секрету, что забыла сделать массаж, и попросила Арину промассировать те участки тела пациента, которые не подвергались воздействию встроенного массажера. Девушка легко согласилась, хотя и пришла в недоумение — как можно забыть сделать массаж такому мужчине?

Девушка посмотрела на обнаженного пациента, избегая взглядом его восставший половой орган, и только тут до нее дошло, что ведь не только она видела Романа голым. В груди неприятно кольнула ревность... Впрочем, судя по спокойствию уже немолодой сиделки, днем член мужчины не буянил и не принимался ее пугать и соблазнять... Тем не менее иррациональная ревность, поселившаяся в животе, заставила Арину сузить глаза и строго взглянуть на Романа:

— Изменяете мне, Роман? С какой-то старушенцией?

Роман даже не попытался ничего возразить на это беспочвенное обвинение, но девушка рубанула ладонью:

— Сегодня точно ничего не получите!!!

Однако по мере того, как медсестра массировала конечности пациента, ее решимость таяла словно снег солнечным весенним днем. Особенно тяжело было массировать бедра мужчины — железная эрекция и не думала опадать, соблазняя и околдовывая своими устойчивостью и великолепием.

Сердце уже колотилось, грудь учащенно вздымалась, соски, трущиеся о бюстик изнутри, уже доставляли нешуточную муку, а в трусиках и вовсе хлюпало. И девушка, не контролируя себя, вдруг наклонилась и, застонав от наслаждения, вобрала в рот мужской половой орган...

Но затем резко отстранилась и пугливо посмотрела в лицо Романа:

— Это ничего не значит! Это вышло случайно!

Пациент ничего не ответил, словно поверил в дешевую отмазку. Его безответность немного успокоила девушку, беззаботно решившую, что ее непристойное поведение не было замечено. Впрочем, даже несмотря на еще сохранившееся желание оставить Романа без «сладкого», сама Арина едва сохраняла соображение от возбуждения, мешающего мыслить разумно и рационально. Установка — Роман сегодня ничего не получит, — оставалась, но алгоритмы мышления уверенно качнулись в сторону отметки «женская логика».

— Знаете что? Я докажу, что мой массаж гораздо лучше, чем у этой мымры — дневной сиделки!

Что характерно, Роман возражать не стал, и Арина быстро разделась и взобралась на ложе. Для начала она прижалась всем телом к мужчине, шалея от ощущения его крупного тела, от жара его кожи. Ее немного заставлял нервничать только член в полной боевой готовности. Казалось, что позади ее попки не половой орган, а толстый раскаленный прут, прикосновение к которому может стать фатальным. Впрочем, девушке отчаянно хотелось, чтобы Роман сграбастал бы ее и насадил бы на этот желанный инструмент. Покоряясь силе, ей бы пришлось уступить — разве хрупкая девушка способна сопротивляться мускулистому мужчине?

Но Роман по-прежнему спокойно лежал, не помышляя насиловать доверчивую медсестру...

Арина тяжело вздохнула и принялась сначала слегка, а потом все более размашисто тереться о пациента, массируя его кожу грудями. Она то слегка проводила по мускулистой груди сосками, содрогаясь от наслаждения, пронзающего все тело от кончиков грудей до низа живота; то сплющивала упругую плоть о мужской торс и елозила, задыхаясь от нежных ощущений. А потом двигая плечами и бедрами стала выполнять тайский массаж, то прогибаясь и касаясь Романа только сосками, то чувственно прижимаясь всем телом. И все время она с такой тщательностью избегала контакта с половым органом, словно тот и в самом деле был раскален. И все же...

И все же в какой-то момент по-настоящему горячая головка коснулась увлажненных губок. Арина вскрикнула и выпрямилась, упираясь ладонями в широкую грудь. Она поняла, что легчайшее прикосновение едва не заставило ее плюнуть на гордость и нарушить данное слово, насадившись на желанный член.

— Что вы себе позволяете?! Вы уже забыли, что я пообещала? Держите себя в руках и больше так не делайте.

Роман согласно промолчал, и девушка вновь заизвивалась на его теле, едва не стоная от избытка чувств. Ее соски, трущиеся о мужскую кожу, уже ощущались двумя камешками, впивавшимися в упругую плоть грудей, влагалище было таким влажным, что она ощущала, как капельки падают на плоский живот...

Движения становились все более размашистыми, бедра раскачивались из стороны в сторону, пока наконец мужской член не скользнул в подготовленную дырочку сам собой, словно без участия действующих лиц. И хотя внутрь вошла только головка, девушка довершила начатое, насадившись на всю глубину.

— Негодяй! — вскрикнула она, чувствуя, как крупный член распирает узкую дырочку, едва не доставая до сердца. — Воспользовались служебной ситуацией, как вам не стыдно?

И склонившись стала покрывать легкими задыхающимися поцелуями грудь и шею Романа. Она никогда не переживала такого восхитительного наслаждения от наполненности влагалища, ее тело вздрагивало, половые губы пульсировали на толстом стволе, а бедра слегка раскачивались, даря потрясающие ощущения от ворочавшегося внутри твердого полового органа. Однако скоро этого стало мало, и Арина, привстав на руках, промурлыкала: «Вы умеете уговаривать» и приподняла попу, затем с размаху насадившись на член.

Резкий удар вырвал из горла протяжный стон, дрожь от него пронзила все тело — качнувшиеся груди, дрогнувшие ягодицы, напряженные бедра и пальцы, оставившие красноватые полосы от ногтей на груди мужчины.

Впрочем, девушку это уже интересовало мало — она, стоная и вскрикивая, принялась насаживаться на член со всем пылом. Тело словно жило своей жизнью, оно прогибалось, вздрагивало и извивалось только с одной целью — чтобы глубоко и интенсивно получать мужской половой орган. Вскоре прекрасная голая наездница скакала на мужчине в пылу бешенной скачки так, что взлетавшие к самому подбородку груди едва не отрывались, когда девушка насаживалась по самые яйца. Иногда она останавливалась и, трепетно прильнув к крепкой груди, целовала мужские губы, на удивление не казавшиеся безжизненными. Иногда она в порыве чувств выпрямлялась, ощущая, как твердая головка упирается где-то глубоко-глубоко, и ласкала кончиками пальцев пушистые яйца. А иногда пропускала руку между телами и брала ствол в вилку указательного и среднего пальца, желая доставить мужчине дополнительное удовольствие. При этом она и не думала останавливаться, раз за разом опускаясь на стальной инструмент и благодарно вскрикивая...

Арина была близка к оргазму, но тот еще не шел, когда вдруг в ее попу впились стальные пальцы. Она охнула от прилива новых ощущений и взглянула в голубые глаза, открывшиеся почти одновременно. В них было столько огня и желания, что девушка, даже не вспомнившая о своих фобиях, зашлась стонами, а потом Роман, двинув бедрами, стал подбрасывать прогнувшееся женское тело вверх, даря ни с чем не сравнимое наслаждение.

Девушка почувствовала себя жертвой, которую насаживают на кол, но совсем не сопротивлялась, беспрерывно стоная. Она только закрыла глаза, не в силах вытерпеть требовательный и жадный взгляд, ощупывающий ее подпрыгивающие груди... И оргазм накрыл ее штормовой волной, заставив кричать и извиваться на глубоко задвинутом члене. А потом ее едва не подбросил к потолку мощный взрыв спермы, ударивший изнутри и заставивший оргазм вознестись на такой максимум, что Арина на какой-то момент потеряла сознание...

Она пришла в себя, уютно лежа на мускулистой груди и ощущая, как из влагалища продолжает толчками вытекать сперма несмотря на ничуть не уменьшившийся в размерах член. В поле зрения оказались красноватые отметины, оставшиеся от ее ногтей.

Арина подняла чуть порозовевшее от смущения лицо, взглянула в голубые глаза, сияющие довольством, и лукаво улыбнулась, кивнув на царапины:

— И как мы это объясним доктору?

Роман задумался, а потом сказал:

— Знаешь, я ведь все слышал и чувствовал.

Девушка вспыхнула и потупила взор, мигом вспомнив все, что она здесь вытворяла за последние ночи, а Роман продолжал:

— Мог размышлять и анализировать. Поэтому мое решение осознанное и продуманное... — он сделал паузу, а потом твердо сказал: — Выходи за меня замуж!

Арина вздрогнула и недоверчиво посмотрела в серьезные голубые глаза.

— Ты можешь конечно еще подумать, но статус моей невесты позволяет тебе сколько угодно царапаться в порыве страсти. Далее... — Роман отцепил датчики и катетер от своего тела, — раз мы официально зафиксировали наши отношения, как жениха и невесты, то вполне можем продолжить.

Мужчина перевернул ошалевшую девушку на спину, и не думая выходить из нее, и она с удивлением поняла, что его член нисколько не потерял в размерах и крепости.

Ее глаза закрылись, на губах заиграла победная улыбка, а ноги сами собой предельно раздвинулись, чтобы Роману было удобнее мерно входить в податливое влагалище, отозвавшееся благодарной пульсацией...

Примечания:

1. Буду благодарна, если Вы поставите оценку моему рассказу или оставите отзыв, это для меня очень важно!

2. Если у Вас есть интересные сексуальные истории с подробностями, произошедшие с Вами или Вашими знакомыми, то прошу присылать их мне в личку.