Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Академия Дримондера: Миранда и Нэл

Эта часть «Академии Дримондера» является началом побочной истории, никак не связанной с моими «основными» героинями — по крайней мере, на этом этапе повествования. В ней мне захотелось вернуться к теме тентаклей, и я предупреждаю об этом всех тех, кому не по нраву данный жанр, прямо сейчас. В остальном же всё как обычно :)

Приятного чтения. Ваш автор.

За десять лет в оружейном деле в качестве владельца собственной мастерской, а до того ещё почти столько же времени подмастерьем, Дуглас всего несколько раз сталкивался с покупателями-женщинами. И сегодня явно был какой-то особый день, раз его обеденный трёп со Снагом, владельцем бакалейной лавки напротив, был прерван мелодичным девичьим голоском:

— Извините пожалуйста, вы не могли бы мне помочь?

— ... Девочка, — как можно мягче произнёс Дуглас после долгой паузы, — а ты точно не ошиблась дверью?

Оружие в Дримондере, как и во всех остальных частях империи, было мужской привилегией. Нет, конечно, не существовало законодательных актов, запрещающих женщинам использовать кинжалы и топоры (как же они без него смогут нарезать хлеб и нарубить мясо к ужину, в конце концов?), но народная молва откровенно высмеивала представительниц прекрасного пола, взявших в руки холодную сталь. Даже немногочисленные ассасинши предпочитали приобретать клинки и стрелы через подставных лиц. Присутствие женщины в оружейной лавке считалось неприятным предзнаменованием сродни её же присутствию на борту корабля.

Тем более — такая молодая особа, совсем ещё девочка! Правда, через несколько секунд молчаливого изучения посетительницы Дуглас понял, что это не так. Девушку существенно «омолаживали» небольшой рост (на голову ниже Дугласа), изящное телосложение, сравнительно короткая «детская» причёска (каштановые волосы до плеч, свободными прядями спереди и собранные сзади в хвостик). И, конечно, огромные золотисто-зелёные глаза на маленькой симпатичной мордашке. Но что-то в наивно-девичьем взгляде выдавало, что его обладательница вовсе не так юна и беспомощна, как кажется на первый взгляд. На высоком лбу проступали первые, едва заметные намёки на морщинки — признак того, что «девочка» отдаёт себя умственному труду. А зелёная толстовка с короткими рукавами и вышитым на левой стороне груди логотипом Академии, несколько браслетов на каждой из тонких ручонок и небольшая татуировка в виде загадочного символа посередине лба однозначно выдавали род деятельности посетительницы. Магичка... Значит, никакая она не «девочка».

Посетительница обиженно фыркнула в ответ на предположение, что она ошиблась дверью. Прядки у лица колыхнулись.

— Это ведь оружейная мастерская Длинного Дугласа?

— Так и есть, — хозяин мастерской чуть наклонил голову. — Снаг, хватит глазеть на моего потенциального клиента! В конце концов, твой обеденный перерыв давно закончился.

Пристыженно засопев, полноватый и немногословный хозяин бакалейной лавки под пристальным взглядом Дугласа покинул мастерскую. Посетительница же с рассеянным интересом, выдающим неопытность, принялась рассматривать стену за прилавком, на которой висело большое количество разнообразных мечей, копий, секир и прочих убийственно опасных штуковин. Странно, подумал Дуглас, ведь маги Академии не любили пользоваться холодным оружием, предпочитая им заклинания и артефакты. Конечно, сам он считал такой расклад дел редкой глупостью: ведь в бою можно израсходовать всю магическую энергию и остаться безоружным, а острая сталь никуда не денется. Но факт остаётся фактом: сегодняшняя посетительница была первым магом за всю его деловую карьеру, который, судя по всему, испытывал нужду в оружии

— Чем могу быть полезен? — услужливо поинтересовался Дуглас.

— Продайте мне вон тот топор! — мгновенно выдала магичка, указав на огромную обоюдоострую секиру, пылившуюся в углу.

— Это не «топор», а бродэкс. Вы хотите им кого-то убить? — Хозяин мастерской в шутку задал «запрещённый» вопрос, на который ни один вменяемый клиент не ответил бы прямо, ведь в случае положительного ответа можно было вызывать стражу...

— Да, хочу! — резко заявила гостья.

— Э-эм... — Дуглас на секунду лишился дара речи. — Простите мою бестактность, юная госпожа... как ваше имя?

— Миранда.

Хозяин лавки почему-то не сомневался, что девушка назвала своё настоящее имя. Ещё одна глупость, которую не сделал бы его обычный покупатель.

— Госпожа Миранда... эм-м... мне кажется, бродэкс для вас самую малость тяжеловат. Я думаю, вам стоит...

— Тогда продайте мне вот это! — нетерпеливая магичка указала на алебарду с клиновидным наконечником, крюком и трёхметровым древком.

— Это осадный нож. Предназначен для штурма замков и преодоления стен, — Дуглас подозрительно посмотрел на посетительницу: — Ваш обидчик прячется в бастионе?

— Хуже... — пробурчала магичка и тут наконец оборвала себя, поняв, что несёт что-то неподобающее: — Впрочем, неважно. Сколько это стоит?

— Госпожа Миранда, — Дугласа забавляла до нелепости смешная девица, испытывающая странное влечение к чрезмерно огромному оружию, — я не знаю, кого вы собрались уничтожать этим осадным ножом, но он же в два раза длиннее вас! Вам будет очень неудобно сражаться с этакой жердью в руках...

— Тогда скажите, какое у вас самое убийственное оружие? — вопросила Миранда своим звонким голосом.

— Э-э... Я думаю, ваша магия, юная госпожа, — уронил оружейный мастер в растерянности.

— Очень смешно, — магичка одарила его таким кислым взглядом, что Дугласу расхотелось шутить. Он поклонился:

— Я не хотел вас обидеть, госпожа Миранда.

«Девочка», принимая извинения, одарила Дугласа действительно юной улыбкой, ослепительной и беззаботной.

— Так какое оружие у вас самое смертельное?

— Хм... Видите ли, юная госпожа, — как можно мягче начал Дуглас, — мне очень сложно ответить на ваш вопрос, потому что смертоносность в первую очередь зависит от человека, в чьих руках находится оружие, а не от самого носителя... Вот, к примеру, возьмите меч...

На прилавок лёг видавший виды тренировочный одноручный клинок, затупленный и покрытый бессчётным количеством царапин и выщербин. Миранда схватилась за рукоятку оружия обеими руками, стиснув одну ладонь поверх другой так, что побелели костяшки пальцев. Дуглас, лицезрея этот кошмар, отрицательно покачал головой:

— Нет-нет, госпожа Миранда, не буду вам врать: не знаю, кто ваш противник, но в любом случае не советую вам сходиться с ним в открытом бою. Чтобы научиться достойно владеть оружием, вам не помешает пара лет тренировок...

Магичка посмурнела, как будто Дуглас разбил её последнюю надежду на решение загадочной проблемы. Видя это, оружейный мастер поспешил сообщить:

— Но у меня есть оружие и для неопытного бойца.

— Я его беру, — Миранда тут же поставила на прилавок призывно звякнувший кошель.

— Постойте, вы даже не хотите узнать, что это, и подумать, нужно ли это вам? — удивился Дуглас.

— Я уже всё решила, — мотнула головой чародейка. — Мне нужно оружие. Что вы мне предлагаете?

Дуглас вынул из-под прилавка небольшой арбалет. Заказ, сработанный три месяца назад по просьбе одного не очень законопослушного на вид типа, за которым так никто и не пришёл (видать, кто-то успел «пришить» заказчика).

— Выглядит не слишком грозно, — скептически протянула Миранда.

— Согласен, пробивная сила не очень большая, — кивнул Дуглас, — зато его легко спрятать под плащом и выстрелить в противника, когда он этого не ожидает! С близкого расстояния болтом можно пробить даже пластину лат... У вашего недруга есть броня?

— Нет... наверное.

— Госпожа Миранда, — Дуглас выждал паузу, побарабанив пальцами по краю стола, — я вынужден у вас кое-что спросить. Вы знаете, что по императорскому указу жизнь любого человека, эльфа, дриады и дворфа на территории Империи является неприкосновенной для любого рядового представителя вышеперечисленных ...

рас? Вы говорите, что собираетесь пристрелить беззащитного противника... А осознаёте ли вы ответственность за подобное деяние?

— Осознаю, — спокойно подтвердила девушка. Дуглас напрягся:

— И вас не пугает возможность смертной казни за убийство?

— Дело в том, — магичка презрительно фыркнула, — что моя цель не относится к четырём вышеперечисленным расам.

— Ах, вот оно что! — Дуглас позволил себе улыбнуться, почувствовав облегчение от разрешившейся загадки. — Вы собрались на охоту?

— Вроде того, — туманно ответила Миранда. — Сколько стоит ваш арбалет с парочкой болтов?

— Две с половиной сотни серебряных монет. — Оружейник специально назвал сильно завышенную цену, ожидая торга, но девушка, выложив из кошеля в карман пару золотых, подтолкнула оставшееся к мастеру:

— Пересчитайте. Здесь как раз должно хватить.

— Э-э... спасибо за вашу щедрость, госпожа Миранда, — Дугласу вдруг стало неловко от того, что он облапошил с ценой юную симпатичную магичку. — Приходите за вашим арбалетом через три дня...

— Он нужен мне сегодня, — резко потребовала магичка.

— Но, госпожа Миранда, — растерялся оружейник, — закон есть закон, мы не можем отпускать в продажу предметы, не внесённые в реестр и не снабжённые магическим идентификатором...

— Вот таким? — уточнила Миранда, с лёгкостью «проштамповав» прилавок перед собой вынутым из кармана артефактом. На поверхности стола отпечаталось яркое, сияющее клеймо с индивидуальным вензелем волшебницы. Дуглас вытаращил глаза. Личным идентификатором обладали только весьма и весьма состоятельные горожане. Непонятно, правда, зачем такой богатенькой «девочке» его неказистая лавка на окраине города, но теперь, по крайней мере, не стыдно брать переплаченные за арбалет деньги.

— Да, это сильно упрощает дело, — наконец кивнул мастер. — Напишите заявление о зачислении оружия в реестр, и можете забрать его.

— Спасибо, господин! — просияла волшебница.

***

На самом деле Миранда Дель Аугуста не была «богатенькой девочкой», хотя и находилась в Академии на особом положении. В её стенах все знали, что юная волшебница приходилась внучкой ректору Дель Лораду.

Могучий маг и ректор Академии, обладая внешностью зрелого мужчины, на самом деле был куда старше. Никто не мог сказать, сколько на самом деле лет Дель Лораду: великая магия «консервировала» его облик, позволяя не обращать внимания на течение времени и перебираться из одного поколения в другое неизменным. Но, хотя в это трудно поверить, когда-то ему не требовались чары, чтобы оставаться самим собой. Дель Лорад тоже был молод.

Молод, честолюбив и на редкость любвеобилен.

Свет увидел не один десяток сыновей и дочерей Дель Лорада. Они были зачаты в пылу коротких любовных ночей, страсть которых не получала продолжения. Магу, действовавшему инкогнито, ничего не стоило инактивировать своё семя, чтобы очередная «подружка на ночь» не залетела от него, однако порой он этого не делал... даже наоборот, насыщал семя такой жизненной силой, что никакие людские способы контрацепции не могли противостоять зачатию. Создавалось впечатление, что Дель Лорад умышленно занимается генетическими экспериментами, наблюдая за собственным потомством с холодной отстранённостью естествоиспытателя, но никак не отца. Потом кое-кто из матерей-одиночек, узнавая об истинном положении отца своего случайного ребёнка, стучался в двери Академии, взывая к справедливости и родительским обязанностям. В тех случаях, когда это действительно было необходимо, Дель Лорад платил скромные алименты, которых хватало ровно на прокорм очередного потомка, но чаще всего он оставался глух к мольбам и продолжал свои наблюдения.

Зачатые вне брака, дети получали родовые имена своих матерей. Потомки Дель Лорада обитали в самых разных слоях общества: среди них были потомственные нищие, солдаты, ремесленники, фермеры, князья и графы. Но маг никогда не удостаивал своих детей даже банальной аудиенции. Умственные способности сыновей и дочерей Дель Лорада были разбросаны в самом широком диапазоне, но никто из них не проявлял ни малейшей склонности к магическому искусству.

У ректора было множество детей, но не было наследников.

Ни один из его «генетических опытов» не принёс результата. Ни разные расы, ни разные народы, ни разное социальное положение — ничто не приводило к появлению потомка-мага. Во всяком случае, так было в первом поколении. Но когда на свет появились дети его детей, в «опытах» великого мага наступил поворотный момент. Его дочь, Иенна Дель Аугуста, родила дочь, наречённую Мирандой, у которой наконец прорезался магический талант. Возможно, на этом серия наглядных генетических экспериментов Дель Лорада могла закончиться, и он бы получил ответ на свои вопросы... если бы мать Миранды не умерла сразу после родов, так и не поведав миру, кто стал отцом девочки.

Дель Лорад не годился на роль отца, поэтому воспитанием удочерённой Академией сироты занимались специально нанятые няньки и учителя. Возможно, если бы Миранда не была единственным магом среди потомков второго поколения, уже в детстве холодный ректор-естествоиспытатель превратил бы свою внучку в объект исследований. Но, верно, уникальность девушки делала её неприкосновенной: Дель Лорад ни за что не рискнул бы потерять единственную успешную линию своего эксперимента, происхождение которой было окутано множеством тайн. Поэтому девочка выросла при Академии, больше общаясь с посторонними людьми, чем с загадочным магом, называющим себя её отцом.

И, конечно же, в качестве ремесла избрала магическую стезю. Отсутствие нормальной семьи, как ни странно, ничуть не угнетало жизнерадостную девушку: смыслом её существования стало колдовское ремесло. Даже самые сложные заклятья давались юной волшебнице легче, чем остальным... до определённого момента.

***

Миранда Дель Аугуста, внучка ректора Дель Лорада, остановилась перед заброшенным зданием на окраине Хеда. Маленький городок в нескольких часах езды от Дримондера знавал и лучшие времена: добрая треть домов на его окраинах пустовала, встречая путников незрячими глазницами пустых окон и стенами, покрытыми всевозможными надписями и рисунками за авторством местной молодёжи, непринуждённо переходившими от тонкого философствования к вульгарной пошлости.

Закутанная в дорожный плащ, Миранда несколько минут простояла возле здания, делая вид, что изучает настенные шедевры народного искусства, а сама втайне, одними пальцами сплетая заклинание поисковый стрелки Аззимы. Похоже, её поиски наконец были завершены: магический указатель ясно целился на этот дом. Вновь ощупав скрывающийся под плащом арбалет и потрогав кончиком пальца остриё болта, девушка выдохнула, наложила на себя простенькое, чтобы не мешало двигаться, заклятье невидимости и тихо, стараясь не шуметь, проследовала внутрь.

Комнаты первого этажа не принесли ей ничего интереснее битого стекла на полу и ещё более вульгарных надписей на стенах, но Миранда услышала доносящееся со второго этажа умиротворённое сопение. Хотя ведущая туда лестница давным-давно развалилась, волшебница не стала огорчаться по этому поводу. Она преспокойно активировала заклинание левитации, плавно поднялась в проёме на уровень второго этажа, и её сапожки мягко коснулись досок пола.

Искать цель долго не пришлось: громкое сопение доносилось из комнаты справа. Не обнаружив завязанных на двери магических ловушек, Миранда осторожно приоткрыла её и, шагнув внутрь, очутилась в... пещере.

Конечно, настоящей пещерой это быть не могло. Она по-прежнему находилась в комнате на втором этаже заброшенного здания. Но её противник, могучий волшебник и прирождённый фокусник, любил сотворять декорирующие иллюзии, просто по собственному желанию. Стены, покрытые россыпями искрящихся кристаллов и прожилками какой-то серебристой руды, скопления таинственно светящихся грибов в углах, свисающие с потолка сталактиты и колонны-сталагнаты — всё это было ненастоящим....  

Даже большие размеры пещеры, в несколько раз превосходившей комнату, достигались заклинаниями нелинейного пространства.

И посреди этого наполненного зрительными иллюзиями пространства, повернувшись к гостье спиной, сладко посапывал во сне её противник, левитирующий над полом на высоте полуметра. Миранда не лгала Дугласу: её обидчик не принадлежал ни к одной из разумных рас Империи. Это был обитатель другого измерения.

Над полом пещеры висело шарообразное тело размером с небольшой бочонок, во все стороны от которого торчали короткие щупальца. Сейчас они расслабленно свисали вниз, едва не касаясь камней. Монстр спал. И на этот раз проснуться ему не суждено, злорадно подумала волшебница.

«Ты же убиваешь спящего, точно какой-то злодей!», отчаянно запротестовал голос совести. «А ты помнишь, на что способен этот спящий, когда не спит?», холодно возразил голос расчётливого разума.

Пальцы легли на спусковой рычаг арбалета. Медленно выставив меж шуршащих складок плаща кончик болта, Миранда прицелилась в беззащитное существо перед ней и спустила тетиву.

***

Вселенная — удивительная штука. Вам может показаться, что она состоит из бесконечного пространства, заполненного звёздами и космической пылью, но когда вы скажете это ей в лицо, она в ответ щёлкнет вас по носу, и окажется, что всё совсем иначе.

Возможно, в вашей реальности Вселенная и состоит из этого пространства, но кто сказал, что Вселенная ограничивается одной только нашей реальностью? А что, если их бесконечно большое число? А что, если всё, что кажется нам неправдоподобным, нарушающим законы Вселенной, на самом деле вполне удовлетворяет её законам в какой-нибудь ещё реальности?

Хорошо, что существует магия — единственная на свете сила, нарушающая законы Вселенной и этим связывающая реальности между собой. Для вас необычны левитация и создание иллюзий? А где-то в другой реальности они так же обычны, как у нас — гравитация небесных тел и сила трения, зато в той самой реальности будут долго удивляться зрелищу падающего с ветки яблока или возможности стоять на наклонной поверхности. Магия — это проявление другой стороны Вселенной, и только благодаря ей можно почувствовать, как бесконечен и удивителен пространственно-временной континуум, в котором мы существуем.

Помимо прочего, магия позволяет перемещаться из одного мира в другой, создавать врата между их реальностями. Пройдя сквозь них, можно познакомиться с другими обитателями Вселенной (или погибнуть, если условия по ту сторону портала будут несовместимы с устройством вашего тела, а вы не учтёте это). И скорее всего при этой встрече вы убедитесь, что всё, решительно всё в этих обитателях — не такое, как вы представляли. Встретить антропоморфного пришельца из «другого мира», с двумя ногами, двумя руками и одной головой — уже редкая удача (смиритесь с тем, что у него десяток глаз, два хвоста и зелёная чешуя, найти кого-то более похожего на вас будет крайне сложно).

Но я вижу, что вас утомили мои философствования, поэтому возвращаюсь к повествованию. Существо, на которое охотилась Миранда, было обитателем другой реальности, очень важной, узловой реальности, называемой Междумирьем. Куда бы вы не направились при помощи магии, с наибольшей долей вероятности магический поток ляжет через неё. Почему? Это вопрос для совсем иной истории... И это Междумирье населено специфическими существами, совсем не похожими на людей, но, благодаря магическим опытам, вполне знакомыми им. Кто-то зовёт эти создания демонами, кто-то — монстрами, но наиболее верно и политкорректно использовать их самоназвание an'fit tri. Среди них есть разные виды: огромные, могучие k'tanga, подвижные k'lepte, невесомые k'rilli... и на редкость разумные k'teli, один из которых и является героем нашей истории. Или, правильнее сказать, являлся? Давайте вернёмся обратно, в ту реальность, где безжалостная волшебница нажимает на спусковой рычаг, посылая остроконечную смерть прямо в цель.

***

Вместо противного, чавкающего звука, с которым арбалетный болт пробивает плоть, раздался звук рикошета. От каменной стены. За долю секунды до этого был ещё один рикошет, от тела k'teli, но никаким звуком он не сопровождался. С другой стороны комнаты что-то загудело: похоже, болт встретился с чем-то ещё, но иллюзия пещеры скрывала истинную обстановку помещения.

— Дерьмо! — шёпотом выругалась Миранда и, вложив второй болт в арбалет, принялась взводить тетиву. Но повторно зарядить оружие уже не получилось. Подняв голову, Миранда встретилась взглядом с единственным глазом на «лице» k'teli. Существо не получило никаких повреждений, зато проснулось. И, судя по расплывающейся клыкастой «улыбке», оно было радо визиту «убийцы».

— Мири? Вот это сюрприз!

Волшебница оторопело уставилась на существо, которое считала немым. Голос существа был, как ни странно, вполне человеческим. Она ещё не знала, что одна из особенностей k'teli — крайне вариабельный голосовой аппарат. Самые разумные среди своих сородичей, эти существа находят ему применение, когда путешествуют по другим мирам, общаясь на языке их аборигенов. «Жертва» Миранды говорила голосом молодого и несколько нахального юноши, вероятно, подслушанным где-то на улице, хотя при наличии опыта k'teli ничего не стоило изобразить кого угодно.

— Что это у тебя в руках? — полюбопытствовало существо. Нервы Миранды не выдержали. Спустив весь завод тетивы, волшебница с воплем швырнула в k'teli арбалет. Существо, однако, даже не дрогнуло: столкнувшись с телом, оружие беззвучно отскочило от него и, грохнувшись на пол, жалобно зазвенело дугой. На одноглазом лице k'teli появилась гримаса удивления (также тщательно скопированная с кого-то из встреченных им людей):

— Ты что, собиралась меня убить?

Одним-единственным движением щупальца существо бросило двойное заклинание в направлении двери, запечатав её и скрыв её местоположение за иллюзией. Сбежать Миранда так и не успела.

***

Несколько минут k'teli ничего не предпринимал, заинтересованно наблюдая, как юная волшебница, ругаясь, пытается вскрыть запечатанную заклинанием дверь. Да, на своём курсе Академии Миранда очень неплохо разбиралась в магии, но её возможностям всё равно далеко до колдовского искусства существ Междумирья. Она ещё не могла нащупать и взломать динамические узлы заклинания, случайным образом меняющие своё расположение, и каждая попытка использования магической отмычки оканчивалась ничем.

K'teli не просто наблюдал за волшебницей: он её изучал. Развитый мозг, занимающий едва ли не половину бочкообразного тела, извлекал максимум информации об объекте даже при обычном разглядывании цели. Два месяца, проведённых в человеческом мире, он познавал человеческий язык, строение тела людей, их повадки, нравы и обычаи. Процесс обучения был далёк от завершения, но k'teli выучил куда больше, чем иные усваивают за несколько лет. Когда же ему наскучило созерцать попытки Миранды, которая, казалось, забыла о его существовании, он выразительно кашлянул. Точно дожидавшаяся этого сигнала, волшебница наконец оставила бесплодные усилия и с мрачным видом повернулась к k'teli. Между её сложенных рук зарождалось боевое заклятье.

— Я же говорил, что ты вернёшься, — усмехнулся k'teli. Вместо ответа в него полетело «созревшее» заклинание.

— И ты опять пытаешься одолеть меня своим жалким подобием магии, — скучающе произнесло существо, непринуждённо поставив поглощающий барьер, от соприкосновения с которым заклятье Миранды испарилось. Второй удар был менее изощрённым и более неоформленным, простой телекинетический толчок. K'teli вновь отбил его, чуть увернувшись в сторону.

— Мне что, опять надо связать тебя, чтобы ты прекратила заниматься ерундой? — ехидно спросил он, парируя ловкими движениями щупалец ещё несколько ударных заклинаний.

Волшебница очень красноречиво и не слишком гостеприимно послала гостя из другого мира в направлении полового органа, которого не было ни у кого из ...  

них.

— Ой, ты злишься? — не то спросил, не то восхитился k'teli. — Какая прелесть! Ну ничего, мы с этим что-нибудь придумаем...

***

Очень сложно сражаться при помощи заклинаний, сплетаемых всего двумя руками, против существа, у которого несколько десятков «рук» и которое при необходимости может сотворить ещё больше. Бой Миранды и k'teli был коротким и разгромным для волшебницы. Существо рванулось к ней напролом, сокрушая мобильным барьером всю массу брошенных в него заклинаний. Несколько удлинившихся «рук» устремились к ногам девушки, но это был обманный манёвр: когда та попыталась отбить их, внезапное стремительное движение другого пучка щупалец достигло её запястий. Отведя недооформленное заклинание Миранды в сторону, чтобы то взорвалось подальше от них, k'teli прочно оплёл их и развёл в стороны, несмотря на отчаянные протесты девушки. Секундой позже были спутаны и ноги. Для волшебницы бой был закончен. В очередной раз прочувствовав горечь поражения, та взвыла и попыталась вырваться, но k'teli, уже знакомый с физическими возможностями девушки, не собирался давать ей ни единого шанса.

— Слушай, давай наконец поговорим! — с нотками миротворца заговорило существо. — У нас сегодня, между прочим, уже третье свидание, и я наконец в полной мере освоил вашу речь, а ты даже не знаешь моего имени!

— Ты сволочь! — прошипела волшебница.

— Вовсе нет, — удивлённо ответило существо, — и вообще, я теперь знаю, что это оскорбительно! Зовут меня Nelinde'talor El Irra-knuum. А раз вы так любите сокращать имена, то для тебя, Мири, я просто Нэл.

— Мерзкая тварь!

— Вовсе нет! — в голосе Нэла звучала обида. — За что ты меня так ненавидишь?

— Ты же меня трахнул! Два раза!!! — злобно прошипела в ответ Миранда.

— А у вас так не принято? — обида сменилась неподдельным удивлением.

— Нет, тварь! Мы так не делаем!

— Да брось, — удивления в голосе Нэла стало ещё больше. — Ты меня за дурачка, что ли, держишь? Я в вашем мире всего каких-то пару месяцев, а уже прекрасно знаю, что дырочка между твоих ног, как я сразу и подумал, нужна для того, чтобы получать удовольствие! И что вы, люди, тоже ей пользуетесь, как я и предполагал!

— Кретин!... — провыла Миранда. — Ты хоть знаешь, что наделал?!

— И что же?

— Ты мне целку порвал! — по щекам волшебницы покатились слёзы, и она в очередной раз попыталась лягнуться. — Лишил меня девственности! Я берегла её до ночи Летнего Солнцестояния, мечтала потерять её с прекрасным юношей в свете костров, а ты всё испортил!

— Э-э... — протянул Нэл, — вот это я не совсем понял. Что ещё за «целка»? Погоди... так значит, у тебя кровь пошла потому, что...

— Да! Ты всё испортил!!!

— ... Ничего себе! Ну и удивительные же вы существа! А я уж было испугался, что в прошлый раз что-то сделал неправильно, раз у тебя крови не было! — обрадовался k'teli.

— Идиот! — зарычала Миранда. — Ты... ни хрена не понимаешь!

— Всё я прекрасно понимаю, — оскорблённо заявил Нэл. — Ты, между прочим, зря строишь из себя невинную жертву! Я прекрасно знаю, зачем ты меня вызвала в свой мир!

***

Главными бедами Миранды всегда были её нетерпеливость и порывистость. Отдаваясь с головой собственным стремлениям — порой совершенно спонтанным — волшебница неизбежно получала в нагрузку последствия своих эмоциональных решений. И одной из её наибольших ошибок стала попытка подчинения фамильяра.

Лекция о фамильярах — животных-помощниках магов — и практическое занятие по подчинению и управлению лягушками и крысами настолько взбудоражили юную волшебницу, что она во что бы то ни стало решила завести себе помощника. Но не крысу или жабу, которые теперь были вместо домашних животных у половины курса, а непременно что-то более сильное. Раскопав в библиотеке Академии десяток трудов о фамильярах, Миранда в течение целого дня (подумать только, целого дня!) штудировала добытые книги, и ближе к вечеру у девушки наконец появилась идея, кого ей выбрать в собственные помощники.

Ждать она не хотела. Ночью того же дня, выбравшись за пределы Дримондера, на безымянной поляне в лесу юная волшебница начертила магический круг и, насытив его необходимыми заклинаниями, приготовилась к поимке и подчинению фамильяра. Она решила, что ей нужно магическое существо. Фамильяры, обладающие способностью к магии, способны значительно усилить её собственные заклинания, а мысль о том, что она станет ещё более могучей чародейкой, настолько распаляла её, что в памяти не осели предупреждения об осторожном использовании магических, а тем более — разумных существ в качестве таких помощников.

Активировав круг и открыв внутри него портал в Междумирье, Миранда по незнанию совершила ещё одну глупость. Решив подчинить существо из другой реальности, она выбрала k'teli за мощную магию и сравнительно небольшие размеры, упустив из вида высокий уровень развития разума этих существ. Ей было невдомёк, что, связываясь с существами Междумирья, другие маги предпочитали контактировать с послушными инстинктам k'lepte или огромными, но всё ещё недостаточно разумными k'tanga.

В ловушку призыва действительно попался k'teli. Но, будучи не менее разумным существом, чем волшебница, он немедленно оценил ситуацию и понял, что решившая заполучить его в фамильяры магичка совсем юна и неопытна. Воспользовавшись уловкой, k'teli выскользнул из ловушки призыва, взломал недостаточно прочный магический круг и оказался нос к носу с перепуганной девчонкой.

Нэл мало что знал о мире людей. Волшебница, придя в себя, начала неуклюже атаковать его заклинаниями, которые k'teli отбивал пару минут, параллельно думая, как бы вернуться обратно в Междумирье (портал Миранды был односторонним). Когда очередной сгусток магической энергии всё-таки ударил в его лицевой диск, Нэл разозлился и, решив прекратить дурацкие пассы соперницы, опутал её по рукам и ногам. Когда та стала вырываться и кричать, он бесцеремонно заткнул ей рот своим щупальцем, на всякий случай укрепив кожу, чтобы волшебница не вздумала откусить его. Однако улавливаемые им реакции волшебницы привели его в замешательство. Хотя несостоявшаяся «хозяйка» и продолжала брыкаться, эмпатически Нэл смог уловить в голове волшебницы образ того, как его щупальца скользят взад-вперёд в её влагалище. Не имевший дела с людьми k'teli не понял, что обнаружил её кошмар, принял его за попытку установления контакта, просьбы, и немедленно выполнил «желание» волшебницы. Правда, погрузившееся в дырочку между ног щупальце наткнулось на какую-то преграду, но Нэл, руководствуясь образами из головы сдавленно визжащей волшебницы, устремился вперёд и преодолел её. Волшебница так отчаянно заверещала, что, не будь в её рту «кляпа», непременно перебудила бы всю округу. А Нэл уловил эмоции боли, смешанные с толикой удовольствия, и решил, что его несостоявшаяся «хозяйка» — настоящая мазохистка. Подоставляв ей удовольствие ещё некоторое время (на всякий случай, ведь девушка прекратила сопротивляться и «делиться» мыслями почти сразу после того, как он порвал преграду в её дырочке) и забрав большую часть запасов магической энергии (чтобы она была не в силах атаковать его после окончания «контакта»), Нэл бросил обмякшую волшебницу на землю и, приняв в качестве маскировки облик куста, отправился прочь отсюда, добывать знания о новом мире.

Дрожавшая от боли и унижения, Миранда добралась до Академии на нетвёрдых ногах уже под утро. Дель Лорад хладнокровно выслушал рассказ внучки о том, как она стала женщиной, но, как и можно было ожидать от него, не придал этому большого значения. Он отругал Миранду за несанкционированное открытие портала в Междумирье и выпуск оттуда an'fit tri, но узнав, что вырвавшимся существом был всего лишь k'teli, не стал предпринимать никаких действий по его пеленгации и изгнанию или уничтожению. В отличие от своей непутёвой внучки, Дель Лорад знал, что разумные ...  

k'teli вполне безобидны и не станут заниматься массовым убийством людей, эльфов и прочих разумных рас. Напротив, иногда эти существа сами наведывались из своего мира с, так сказать, чисто туристическими целями, ведомые собственным любопытством. Поэтому ректор просто оставил всё как есть. А Миранде пришлось смириться с мыслью, что её лишил девственности монстр из другого мира.

И она поклялась отомстить ему.

***

Миранда отвела взгляд.

— Я и не подозревала, что ты разумный, — проворчала она.

— Очень жаль, что это так, — саркастично произнёс Нэл. — Можно теперь сказать, что мы квиты?

Волшебница угрюмо посмотрела на k'teli.

— А впрочем, никакие мы не квиты, — ответил Нэл на свой же вопрос. — Какого чёрта ты опять пытаешься меня убить? Я думал, в прошлый раз ты уже поняла, что твоя жалкая магия мне не помеха. Правда, я тогда ещё слишком плохо владел речью, чтобы донести эту мысль до тебя при помощи слов. Кстати, сейчас я понятно выражаюсь?

— Как чёртов виртуоз, — проворчала Миранда, всё также избегая взгляда Нэла. Это было нужно ей для того, чтобы продолжать злиться: когда она смотрела в большущий глаз k'teli, который вовсе не казался грозным, её злость начинала улетучиваться. Этого она не могла допустить. Она поклялась.

— Стой, — осенило Нэла, — так этой штукой ты пыталась атаковать меня физически, решив, что там, где не поможет магия, поможет обычное оружие?

— А что, ты у нас ещё и непробиваемый? — огрызнулась Миранда. Нэл, вновь подражая людям, гордо «вздёрнул подбородок» (которым, впрочем, не обладал, так что выглядело это как короткий рывок всем телом вперёд и вверх):

— Ну нет. Не то чтобы я непробиваемый, но большинство материалов из вашей реальности со мной не контактирует. В следующий раз попробуй при помощи магии... хотя, с твоими-то заклинаниями... — k'teli смотрел на неё со снисходительным превосходством. Разозлённая волшебница сорвалась на крик:

— Если ты такой разумный, то зачем ты меня трахнул?! Дважды!!

— Ну скажем так, в первый раз это было недоразумение, я неправильно понял твои эмоции. А второй раз... я решил, что я тебе понравился, раз ты пришла ко мне снова. — Хотя k'teli и в совершенстве овладел человеческой речью, эти фразы он произнёс без капли раскаяния в голос, так что Миранда не поняла, издевается над ней существо из другого мира или действительно не понимает, что натворило. Зыбкая надежда, что с заговорившим k'teli можно найти общий язык, померкла.

— Идиот! Ты ничего не понимаешь в людях!

— Опять оскорбления, — вздохнул Нэл. — Как много нового я про себя я от тебя узнал! И что, ты скажешь, что на самом деле я тебе не нравлюсь, хотя мы видимся уже третий раз?

— Да, скажу! — Миранда с вызовом подняла подбородок. K'teli глядел на неё с полминуты молча, после чего внезапно заключил:

— Не верю.

— Что?!! — волшебница наконец посмотрела на него.

— Я не верю в это, потому что чувствую тебя. Ты и сейчас злишься не столько на меня, сколько на себя, за то, что не в состоянии одолеть меня.

— Выпусти меня уже наконец!!! — заорала волшебница.

— Чтобы ты опять закидала меня своими заклинаниями? В отличие от тебя, я понимаю, что делаю и зачем. И, кстати, ты переводишь тему. Мы говорили о том, что я тебе нравлюсь.

— Ты урод! Ты мерзкий извращённый монстр!!!

— Возможно, — ничуть не обиделся Нэл. — Но, значит, именно такие создания тебе по душе.

— Не смей так говорить! Ты... ты...

Нэл вздохнул:

— Ну ладно, Мири. Ты расстроена и злишься на себя, делая вид, что злишься на меня, но я знаю, что тебя сможет утешить... как и в прошлый раз.

— Не-ет!!! Выпусти меня!!!

K'teli, должно быть, попытался улыбнуться, но из-за частокола остроконечных клыков в его пасти улыбка выглядела очень хищной.

***

Уже в третий раз Миранда ощущала, как необычно сильные щупальца Нэла разводят её ноги и руки в стороны, и чувствовала, что в третий раз готова сгореть со стыда. Злые слова, лишённые всякого смысла, один за другим срывались с её языка, но k'teli её как будто и не слушал... впрочем, этому паршивцу ничего не стоило для удобства отключить собственное восприятие языка, чтобы воспринимать все её оскорбления как белый шум.

— Брось, Мири, на этот раз тебе понравится. Я многому научился в вашем мире. Расслабься и получай удовольствие...

— Не трогай меня, тварь!!!

Скользкое щупальце, с неожиданной ловкостью ухватив за новомодную застёжку-"молнию», с жужжанием расстегнуло зелёную толстовку. Наружу вылезли мячики грудей, прикрытые лишь тонкой футболкой. Миранда сегодня почему-то не надела лифчик и теперь из-за этого чувствовала себя полнейшей дурой... хотя, если подумать, в её ситуации это ничего бы не изменило.

— Так вот, первый сюрприз, — жизнерадостно заявил Нэл, — теперь я знаю, как вы, люди, играете с этими вашими вздутыми грудными железами.

— Не трогай мою грудь, сволочь!!

K'teli неожиданно остановил свои щупальца, уже подбиравшиеся к Миранде. Волшебница уж было понадеялась, что существо вдруг решило всё-таки оставить её в покое, но Нэл поспешил её разочаровать:

— Хм, мы тут на окраине города, а сильный шумопоглощающий контур я поставить не могу. Так что извини, Мири, но тебе придётся открыть ротик.

— Не смей... м-м-м! м-м!!!

— Спасибо, Мири. Скажу честно, мне очень приятно, когда моё щупальце у тебя во рту, и я только жалею, что приходится укреплять кожу, которую ты вечно хочешь прокусить. Без этого я бы чувствовал тебя гораздо лучше, да и ты меня тоже...

— М-м-м!!! М-м-м!!!

— Ничего, сейчас тебе станет лучше.

— М-м-м!!!

Щупальца Нэла подтянули футболку волшебницы, задрав её на плечи вместе с толстовкой, и округлые грудки Миранды наконец выскочили на свободу. Несколько щупалец немедля оплело их и принялось ласкать нежную кожу, а пара щупалец, образовав на концах небольшие присоски, поглотили её сосочки и принялись массировать их круговыми движениями.

— М-м-м!!!

— Тебе нравится, Мири? — невинно поинтересовался Нэл. Волшебница ответила очень гневным взглядом, и k'teli заключил. — Конечно, нравится, это же эрогенная зона. Впрочем, я узнал, что у вас их много, так что... сейчас попробую на тебе, насколько это правда.

Множество тонких отростков устремились к ошалевшей Миранде, и принялись ласкать её шею, массировать мочки ушей, щекотать внутренние сгибы локтей и колен, гладить область крестца над попкой... Волшебница ничего не знала об эрогенных зонах, но прикосновения k'teli внезапно оказались такими действенными, что уже спустя минуту стимуляции всех точек одновременно её разум ничего не соображал, из глаз лились слёзы, а сама она мычала, стонала и извивалась в путах, точно змея.

— Ого, и правда работает! — обрадовался Нэл. — Она у тебя светится!

Светилась у волшебницы на лбу её магическая татуировка, концентрирующий символ, связывавший магические каналы и помогающий собирать энергию в пучок. Ласкающие действия Нэла не только стимулировали эрогенные зоны, но и ускоряли обращение магии в теле Миранды, вызывая свечение узловой руны. Трусики волшебницы уже ничего не сдерживали, и на штанах девушки расплывалось мокрое пятно. Продолжая доводить до исступления пленённую волшебницу, Нэл подвинулся чуть ближе к её лону и с шумом втянул запах двумя носовыми отверстиями:

— М-м... а ты вкусно пахнешь, Мири. Мне нравится твой нектар.

Девушка не могла ответить на сомнительный комплимент k'teli. Её тело отказывалось повиноваться разуму, который был переполнен сладостной, утомительной истомой. Тело предало её: оно требовало секса, жаркого и грубого.

Когда очередные щупальца Нэла стащили с неё штаны и трусики, тело Миранды само раздвинуло ноги. И едва вожделенный отросток проник в её совсем недавно неприступную пещерку, татуировка на лбу ослепительно вспыхнула осколком солнца. Девушку накрыл первый, продолжительный и электризующий оргазм....  

***

Ласки не прекращались. Висящая в воздухе над полом иллюзорной пещеры, Миранда уже не знала, какой это по счёту оргазм. Она не вспомнила бы даже, как считать — её разум вернулся в состояние младенца, которым управляют простейшие эмоции, в данный момент — удовольствие и похоть. С каждой волной она сдавленно выла, выгибалась дугой и до боли вонзала ногти в ладони, а кончики пальцев ног начинали мелко дрожать. Нэл наслаждался своей игрушкой: для него это было не совокупление, а познавательный процесс. Забавляясь с захваченной волшебницей в прошлые разы, k'teli мало что понимал в принципах работы человеческого тела. Но он быстро учился, собирая информацию по крупицам все эти пару месяцев. Его совершенный мозг проанализировал всё, что смог, и уложил в чёткую, логичную схему основных принципов функционирования человеческого тела. Эрогенные зоны в ней были лишь мелочью, но, как оказалось, весьма полезной.

... Миранда чувствовала, что её разум начинает проваливаться в неведомую бездну. Бесконечные ласки и стимуляция всех эрогенных зон разом были слишком сильным ощущением, чтобы её неподготовленное тело могло его перенести. Чем сильнее светилась татуировка на её лбу, тем ближе подступало безумие. Находясь на грани очередного оргазма, девушка уже почти потеряла сознание, когда до неё донёсся удовлетворённый голос Нэла:

— Ты спрашивала, зачем я тебя трахнул? Зачем я тебя трахаю сейчас? Потому что ты — моя, Мири, глупая ты самка человека. Тебе ещё нужно много узнать о фамильярах. И специально для тебя у меня есть подарок. Я совсем чуть-чуть подожду, когда ты будешь в нужном состоянии...

Ждать пришлось всего несколько секунд. Татуировка зажглась с новой силой. Миранда снова выгнулась дугой, уже не завопив, не завыв — захрипев от невыносимого удовольствия. И из глубины щупальца, сновавшего в её мокром тугом влагалище, хлынула тягучая тёплая жидкость. Нэл закрыл глаз и улыбнулся.

— М-м-м...

Это не было его семенем. Узнав о способности мужских «отростков» извергаться при наслаждении, Нэл сымитировал человеческую сперму выделениями желёз и накопил её в полости щупальца. Чтобы извергнуть её в тело Миранды, доставить ей удовольствие, и заодно — чуть успокоить бушующие в её теле потоки магии, грозящие уничтожить её личность.

С необычно тихим вздохом волшебница обвисла на щупальцах. Нэл, ещё немного поласкав лишённое сознания тело, положил девушку на пол иллюзорной пещеры и освободил её. Конечно, можно было продолжать насиловать волшебницу, чисто ради собственного развлечения, но теперь, когда она ничего не чувствовала, это было слишком скучно. И вообще, Нэл, не будучи полностью готов к визиту волшебницы, порядком утомился и сам нуждался в отдыхе. Но, по крайней мере, едва не доведя её до потери рассудка, k'teli узнал немало нового о пределах человеческого тела.

Девушка едва заметно дышала. Проведя щупальцем по постепенно угасающей магической татуировке на её лбу, Нэл вновь улыбнулся. Его «жертва» была в полном порядке. И полностью удовлетворена.

— Мы с тобой ещё встретимся, моя глупенькая волшебница, — почти нежно произнёс он ей на ухо и, развеяв иллюзию пещеры, медленно пролевитировал прочь.

***

... Миранда не сразу осознала, что уже пришла в сознание. Разум медленно всплывал из пучины животного наслаждения, и постепенно, по крупицам возвращал её память. Больно плечу, больно бёдрам и щеке... это твёрдый пол. Перед глазами... серая стена с какими-то непонятными письменами. Где она? Это здание... не в Академии же. Значит, она сюда пришла. Зачем? Что ей могло здесь понадобиться?

Пытаясь встать, волшебница оперлась на руки и почувствовала странную слабость и дрожь в них. Что не так с её телом? Ноги едва слушались её, и любое движение отдавалось странным томлением в... боги, штаны насквозь мокрые! Но почему? Она...

...

Глаза Миранды округлились, когда сознание окончательно вернулось из безвременья и прояснило, ЧТО случилось здесь совсем недавно. Её опять оттрахал несносный k'teli! И... о боги, неужели он сделал её беременной?!! Дрожащими руками Миранда просканировала капли жидкости на её штанах и чуть выдохнула. Нет, никаких половых клеток в «семени» cущества не было.

Вместе с облегчением волшебницу захлестнуло чувство страшного стыда, которое только подстёгивало ярость к твари, которая посмела сделать её своей игрушкой, удовлетворить её телом собственное любопытство и желание и бросить её без сознания на полу. Твари, которую зовут...

— Нэл, — волшебница процедила это имя вслух и зловеще усмехнулась. Она была уверена, что сможет придумать действенный способ убить k'teli... когда они снова встретятся.

Снова... встретятся.

Встав на нетвёрдые ноги, волшебница из последних сил прочитала заклинание и перенеслась в Академию.