Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Член как у коня! И всего за пару недель!

Подсыпал жене в чай ЭТО и она дала даже в ЖОПУ!

ОТ ЭТОГО СТОЯК КАМЕННЫЙ! Одна капля и он трахает всю ночь...

Чтобы писька стала ДУБИНКОЙ, прими этот способ. Ещё ни разу не подводил...

Счастливый отец. Паровозик хочет в депо

Вечером мы с Мариной решили посвятить Вику в наши тайные паровозные дела. Девочку не пришлось упрашивать, она впорхнула в спальню, где уже стояли мы с Маришей и запрыгнула на кровать, одновременно задирая юбочку одной рукой и приспуская трусики другой. А еще она сбросила тапочки и положила свои босые ступни друг на дружку, забавно шевеля пальчиками.

После этого Вика приняла возбуждающую коленно-локтевую позу и игриво поводила голенькой попкой, явно ожидая от меня каких-то действий. Не знаю, что она там себе удумала, но я не стал как обычно класть руки на спинку дочери и пристраиваться к ее сочащейся щелочке. Вика недоуменно оглянулась на нас с Мариной.

— Паап? — спросила она.

— Избушка, избушка, повернись к лесу задом, а ко мне передом, — с улыбкой произнес я.

Вика охотно приняла правила игры и начала менять позу, смешно перебираясь на четвереньках. Вот она уже сидит на краешке кровати, подобрав ножки под себя, улыбается и лукаво смотрит на меня.

Я провел рукой по ее темным волосам, которые свободно спадали на плечи, нагнулся и поцеловал ее прямо в маленький вздернутый носик. Марина, в свою очередь, присела рядом с сестрой на кровать и положила свои ладошки на пуговки белой блузки, в которая скрывала крупные груди моей старшей дочери от посторонних взглядов. Юркие пальчики быстро расстегнули застежки и высвободили упругое великолепие с набухшими сосочками.

Мариша наклонилась и легонько приласкала язычком сначала левую, а потом и правую сисечку своей старшей сестренки. Я тем временем перебирал ее волосы одной рукой, а другой лихорадочно расстегивал ремень и молнию на брюках.

Вика пребывала в полной уверенности, что ей предстоит столь любимый в нашей семье и ставший уже привычным неглубокий минет. Она и понятия не имела, что мы с Мариной хотим устроить небольшое железнодорожное приключение.

Начиналось все как обычно. Вика высунула язычок и приоткрыла ротик при виде моего обнаженного члена, который уже не скрывали упавшие на щиколотки брюки. Она подалась вперед и коснулась своими пухлыми губками раскаленной папиной плоти. Меня прошиб озноб, а у дочери покраснели ушки, когда это произошло.

— Чух-чух-чух-чух! — нараспев произнесла Мариша. Это был условный сигнал. Я сделал движение тазом назад, вынуждая Вику податься вперед, чтобы не выпустить пенис из восхитительно горячего плена маленького детского ротика. А Марина тем временем положила свои ладони на обнаженные плечи сестры, успокаивающе лаская ее.

В этот момент я понял, что пора переходить к решительным действиям.

— Ту-тууу! — весело воскликнул я, кладя ладони на затылок дочери. А затем произошло то, что Вика никак не ожидала. Мой член преодолел половину свой длины и исчез в девичьем ротике почти на три четверти. Девочка испуганно дергалась на члене, пытаясь оттолкнуть меня своими маленькими ладошками, но я был не умолим, забыв обо всем, кроме жгучего наслаждения, которое дарило узенькое горлышко моей малышки.

Мои руки прижимали голову девочки так, что она не могла вырваться. Мариша в свою очередь гладила голенькие ножки своей сестрички и шептала ей на ушко ласковые слова, пока мой член яростно таранил доселе неизведанные оральные глубины. Вика не могла кричать, и только приглушенно повизгивала, пока я насаживал доченьку почти до самого основания пениса. Вогнать его на всю длину я боялся и сдерживал себя, так как понимал, что это будет слишком для первого раза.

Но даже такие движения Вика не могла воспринимать спокойно. Ее прекрасные бездонные глаза наполнились слезами. Она уже не повизгивала, а подвывала в такт моим толчкам. Потом девочка и вовсе начала всхлипывать — слезы побежали прямо по ее пухленьким щечкам.

Но мой член продолжал исступленно душить уже порядком замученную дочурку. Если сначала Вика пыталась вырваться и отталкивала меня, то теперь несмотря на слезы она и сама хотела довести дело до конца. Ее губы плотнее обхватили пенис и пытались принять его глубже, но удавалось это не слишком хорошо. Мариша в это время пальчиками ласкала набухшие темные сосочки своей сестры, снимая нервное напряжение

Заплаканное лицо Вики завораживало. Она мерно двигалась на члене, положив свои ладошки на мою голую задницу. Мои морщинистые яйца то и дело пребывали в непосредственной близости от зареванной девичьей мордашки, но никак не могли коснуться подбородка, хотя не только нам обоим хотелось этого, но и Мариночке, которая завороженно наблюдала за нами. Член с причмокиваньем исчезал в ротике Вики почти полностью, но преодолеть это «почти» нам было не под силу.

Я сделал последнее усилие и рванулся вперед. Вика самоотверженно приняла эту попытку, не делая попытки отстраниться, но не сумела добиться полного проникновения — она закашлялась, прямо как ее сестричка сегодня, когда мы впервые попробовали завести в депо паровозик.

Член выскользнул из губ изможденной, но счастливой девушки, давая наконец ей вздохнуть полной грудью. Я хотел было сделать движение вперед и снова оказаться в нежном ротике Вики, но Мариша оказалась быстрее и поймала мой пенис своими губками. Это было для меня уже слишком, я дернулся всем телом и принялся бурно орошать лица своих дочерей соком любви. Капельки брызгали на светлые кудряшки Марины и прямые волосы Вики, потеки бежали по улыбчивой мордашке младшенькой и украшали раскрасневшиеся заплаканные щеки старшей дочери. Меня переполняла радость, но одновременно просыпалось понимание того, что Вике в начале пришлось очень сложно.

Я наклонился и коснулся губами зареванных щек жертвы вечернего сюрприза. Слезы дочери были солеными на вкус. Вика посмотрела на меня и вытерла лицо кулачком.

— Можно было и предупредить! — звонко сказала она.

— Можно, но тогда бы не получилось сюрприза, — виновато ответил я. — Мы с Мариной уже практиковались сегодня заводить в депо паровозик и решили, что тебе это тоже понравится.

— Ну, до конца нам это пока не удалось, — заметила Вика.

— Как и нам с Мариной. Но с тобой мы зашли гораздо дальше!

Я пощекотал пальцами ее сисечки. Вика засмеялась, вырываясь — она очень боялась щекотки.

— Ты молодец, сестричка! Больно было в начале? — участливо спросила Марина.

— Неприятно. Как будто тебя душат... — вздохнула Вика. — Но потом хорошо, надо просто рот пошире открыть и дышать через нос, тогда даже весело!

— А у меня пока не получается так глубоко! — развела руками Мариша.

— Ничего, просто практика нужна, — с улыбкой заявила Вика, натягивая трусики на их законное место. Юбку она решила снять окончательно, как и блузку.

— Ну а теперь умываться и спать! — скомандовал я.

— Завтра еще попробуем? — спросила полуобнаженная Вика, поднимаясь с кровати, чтобы пойти в ванную.

— Возможно! — сказал я, ласково шлепнув девочек чуть пониже спины. Халатик Марины распахнулся и моему взору предстали голенькие груди младшей дочери, которая за сегодняшний вечер ни разу не дала нам с Викой возможности насладиться их видом.

Пока старшая дочь приводила себя в порядок в ванной комнате, я принялся восполнять это упущение, разминая круглые холмики ладонями и лаская их языком. Но когда Мариша потянулась губами вниз, к моему уже вновь воспрявшему члену, я одернул ее, придержав за плечи.

— На сегодня хватит! — по-отечески произнес я. — Ты и так сегодня устала.

Мы поцеловались и Мариша запахнула халат, поднимаясь с кровати, чтобы занять ванную комнату, откуда только что выпорхнула посвежевшая Вика.