Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Горькая правда, похожая на сладкую сказкую. Часть 1

Лучи полуденного солнца, пробиваясь через тюль гардин, освещали татуированную Иркину спину и задницу. В свое время мы заплатили за него большие деньги, впрочем, как и за все остальные татушки, покрывавшие тело моей жены. Тату была выполнена в японском стиле и изображала сцену совокупления гейши с драконом.

Я ебал Ирку раком, загоняя хуй по самые яйца в ненасытную лоснящуюся от сока мокрую и возбуждающе хлюпающую пизду. Спина моей жены то прогибалась, то поднималась, отчего татуха «оживала» вроде бы гейша с драконом действительно трахаются.

Ирка в это время заглатывала Сашкин член, который, казалось, доставал до самого Иркиного желудка, отчего она хрипела и захлебывалась, но все равно старалась протолкнуть далеко не маленький ствол, как можно глубже в глотку. Уж что-что, а заглатывать Ирочка умела и с удовольствием всегда это проделывала со всеми обслуживающими её ненасытную похоть хуями. Даже мой огромный болт, который был еще больше чем у Сашки, она умудрялась заталкивать себе в глотку.

Меня сильно возбуждали все эти звуки и запах ебли, а еще больше вид Ирки неистово насаживающейся на хуй. Я с удовольствием наблюдал, как мой, почти каменный, красный от напряжения жилистый хуяра сначала раздвигал пизду, проваливаясь в горячее влагалище, а потом выходил наружу, вытягивая за собой щедро украшенные пирсингом половые губы жены, из-за чего казалось, что пизда вот-вот вывернется наизнанку.

Все бурлило, чавкало, хлюпало и сопровождалось Иркиным мычанием, стонами и периодическим визгом, когда она освобождала свой рот от переполнявшей его слюны и ненадолго выпускала изо рта разогретый умопомрачительным минетом Сашкин инструмент.

Сашка был единственным из многочисленных Иркиных ёбарей, с которым я по-настоящему подружился, поэтому был не против, чтобы жена трахалась с ним, не ставя меня об этом в известность. Тем более, возможностей поебаться у них было хоть отбавляй. Саша держал тату-салон недалеко от нашего дома, где Ирка была одним из лучших мастеров.

Со всеми остальными я был строже, и жена предупреждала заранее, где и с кем у неё намечается ебля. У меня тоже было две подруги, которым жена доверяла и не просила предварительного уведомления. Впрочем, и я, и она тысячу раз нарушали этот договор, ведь секс далеко не всегда можно запланировать заранее.

— Дим, Ирочка хочет в жопу, — с придыханием простонала Ирка, в очередной раз оторвавшись от глубокого минета и повернув ко мне милую обслюнявленную мордочку. Она почти всегда говорила о себе в третьем лице

— Да, милая!

Анал был любимым её совокуплением. Часто бывало, целый день ходила с силиконовой анальной пробкой в очке и во влагалище, так ей нравилось это ощущение, как она говорила: «наполненности дырок».

— Ирочка конченная блядь, выеби её в жопу, — томно произнесла Ирка, затем смачно сплюнула на бордовую головку Сашкиного члена, несколькими движениями своей нежной ладошки смочила хуй до самых яиц, и, мыча от предвкушения удовольствия, снова начала вставлять его себе в рот.

Иркино очко было порядком разъёбано хуями, растянуто фаллоимитаторами и анальными пробками, поэтому во время возбуждения привычно расслаблялось и открывалось пальца на два. Я прополоскал член во влагалище, смочил ладонь соком из пизды и смазал им очко.

Ирочкина срака буквально засосала мой болт в прямую кишку до упора, так, что яйца громко шлепнули по пизде.

Жена тут же снова оторвалась от Сашкиного члена:

— Охуенно! Блядь! Да-а-а! Сука! Долби Ирочку в попку! Она обожает твой большой хуй!

Сначала медленно, но ускоряясь с каждым разом, я начал полировать Иркино очко. Стояк у меня был просто дикий. Я держал жену за талию и с силой насаживал её жопу на хуй как на вертел. Саша посмотрел на меня и поднял вверх большой палец:

— Димон, давай трахай свою тупую пизду... Блин, она в два раза лучше сосет, когда ты её жаришь в зад.

Ирка одобрительно замычала. Ей нравились грязные словечки и особенно, когда её обзывали.

Саша схватил Иру за волосы и начал неистово ебать её в рот, синхронизируясь с моими ударами. Прекрасное тело любимой жены сотрясалось от этой безумной ебли. Потом мы с Сашкой, не сговариваясь, вынули свои напряженные болты из похотливых дырок Ирины, и немного полюбовавшись открывающимся зрелищем: я — розовым очком, напоминавшим жерло вулкана, а Сашка — открытым ртом, обтекающим слюнями, тянувшимися несколькими длинными нитями к поверхности ковра, я и Сашка снова загоняли в Ирку разбухшие хуи.

Сквозь звуки ебли послышалось, как хлопнула входная дверь. Я мельком глянул на часы:

— Ленка с работы пришла, — сказал я.

— Сейчас зададим жару, — заметно оживился Сашка, не переставая засовывать Ирочке в рот.

Он знал, что в моем присутствии ему не светит выебать Ирку в пизду или в жопу. На правах законного мужа я пользовался абсолютным приоритетом в вопросе кто, куда и что вставляет в мою жену. Не то чтобы я был против этого, просто так сложилось.

Ленка появилась в дверях комнаты в своем обычном летнем наряде — коротких джинсовых шортах «в попу», красном топике на голую грудь, и в красных босоножках на каблуках.

— Что, блядь, Малую ебете? — голос Ленки задрожал от возбуждения, а её рука привычно момента потянулась к пизде.

Ира младше Лены всего на семь месяцев, но Лена всегда чувствовала себя наставницей и называла Ирку «Малая», потому что Ирка была не только конченной блядью, но еще и конченной дурой.

— Ленусик, бля, привет шлюха! — с игривой улыбкой отреагировала Ирка, на время отвлекшись от Сашкиного члена.

Я тоже остановился, но продолжал держать хуй в жопе жены. Лена направилась к нам, и по очереди поцеловалась с Сашей и с Ирой. Подойдя ко мне, она впилась в мою нижнюю губу и, насладившись затяжным поцелуем, тихо с восторгом прошептала:

— Братец! Какой ты у меня кобелище?

Надо заметить, что Ирка и Ленка были изрядными матершиницами, особенно, когда дело касалось секса, а поскольку дело касалось секса почти всегда, то и матерились они постоянно, считая, что красивая, но матерящаяся девушка это гиперсексуально. Мне было как-то все равно, но многим нравилось, Сашка, так тот вообще балдел.

— Да, сучка — ответил я, не отрывая взгляда от её возбужденных, торчащих сосков, рельефно проступающих из-под тонкой ткани топика.

Ленка задрала вверх топик и обнажила идеальной формы полукруглые, размером с гандбольные мячи, груди.

— На! Пососи мои буфера ёбучий кобель, — сдавленным низким почти «механическим» голосом, едва не задыхаясь от похоти, произнесла Ленка.

Я тут же прильнул открытым ртом к её левой груди и глубоко втянул сосок, поигрывая языком с пирсингом.

— Бля, хочу твою сперму, — отчеканила Ленка, схватив меня за затылок и сильно прижав к своей груди.

— Ленусик, ёб твою мать, заебала, блядь хуесоска! — полушутя сказала Ира, — я хочу кончить от ебли, а не от своих блядских придыханий, вафлистка ёбанная. Ты наверняка уже успела поебаться на работе, сука, а у меня первый раз за день, блядь, с двумя мальчиками.

— Ладно, сейчас сделаю пару звонков по работе и присоединюсь к вам. Без меня не кончайте! — убегая в другую комнату, и призывно виляя упругой, почти мальчишеской попкой, прокричала Лена.

Ирка с притворной грустью посмотрела сначала на Сашку, потом на меня:

— Мальчики, ебать вас в рот... Вынимайте, потому что Ирочка сейчас кончит, блядь... Еще два-три раза и пиздец на хуй. Сань, блядь, свари всем кофе, а Димка пока будет сосать меня. Дим, ты же не дашь Ирусику кончить, а, Дим? — и, не дожидаясь ответа, стала покусывать мою шею, одновременно теребя сосок.

Сашка состроил шутливо недовольную рожу, хотя по всему было видно, что, несмотря на задание приготовить кофе, перспектива участия Лены в нашей ебле его заметно воодушевила.