Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Милая Настенька

NB! Рассказ отличается от большинства рассказов про переодевание. В основном, сюжетом. Если любите жесткое доминирование и унижение, читать не стоит. Этот рассказ, он такой, девочковый.

Была субботняя ночь, мы с девушкой вернулись домой после долгой прогулки по засыпавшему городу. Гуляли, наверное, часов с пяти, а тогда был уже почти час ночи. Народ в нашем городе спать не любит, и даже в это время по улицам еще бродили и счастливо смеялись парочки вроде нас.
Как только мы вошли в квартиру, Настя — так зовут мою девушку — юркнула в душ, заявив:
— Хочу проторчать там как минимум час!
Конечно, она преувеличивала. Но, зная свою пассию уже несколько лет, я решил, что можно бы пока и убить чем-нибудь время. Недавно вышло обновление для одной из моих любимых игр, я как раз поставил его на кануне. Заварив себе чайку, я погрузился в хитросплетения сюжета и задорный геймплей.

Время пролетело быстро. Я не услышал, как Настя вышла из душа и на цыпочках подкралась ко мне. Она положила руки мне на плечи и, оттянув наушник, промурлыкала мне на ушко:
— Дорогой, твоя очередь.
Я кивнул, свернул игру и собрался было вставать, но Настя остановила меня небольшим усилием рук и спросила:
— А ты помнишь, о чем я тебя просила?
— Помню, конечно.
Настя мило захихикала и напомнила:
— Первый ящик сверху.

Я встал и прошел в спальню. В своем шкафу взял домашнюю одежду: свободные штаны и футболку, затем открыл указанный Настей ящик. В нем оказалась пара чулков черного цвета и синий спортивный купальник. Мягко улыбнувшись, я взял заботливо сложенные девушкой вещи и направился в ванную. «Затейница,» — пронеслось в голове.
Когда я проходил мимо гостиной, Настя заметила меня и опять захихиакала. Я улыбнулся ей и покачал головой, как бы говоря: «Вот ведь не сидится...»

В душе я выполнил еще две ее просьбы: тщательно сбрил все волоски, выросшие после прошлого раза, и сделал себе клизму.
Вытеревшись, я развернул подаренные Настей предметы гардероба, в очередной раз умилился точности подобранного размера. Купальник, как и все, что я надевал на тело до того, был на размер меньше нужного. В первый раз я спросил у нее, почему, она сказала: «Люблю, когда ты чем-то обтянут,» — и тихо рассмеялась.
Надев на гладкое, как кожа младенца, тело сначала купальник, я принялся за чулки, раскатывая их по ногам, как показывала мне девушка. Они были на резинке, поэтому пояска не прилагалось. Такой вариант нравился мне даже больше.
Взглянув на себя в зеркало, я привычно хмыкнул: фигура у меня была ни разу не женская, но Настя, почему-то, приходила в восторг при виде меня в своей или в купленной специально для меня одежде. На ее взгляд, у меня была «сладкая круглая задница», с чем я бы поспорил, но раз уж ей нравится, то ей виднее.

Я надел свою домашнюю одежду поверх женской и вышел из ванной комнаты. Моя пара позвала меня из спальни ангельским голоском. Я вошел в комнату. Настя стояла перед кроватью в одежде с закосом под секретаршу: тугая черная юбка, обтягивавшая ее чудную попку, и белая блузка, подчеркивавшая упругую грудь третьего размера. Каштановые волосы были распущены, а кисти тонких рук лежали на бедрах.
Я подошел к ней, обнял. Мы поцеловались, и она стала стягивать с меня одежду. Сначала пошла футболка, открывшая купальник до пояса. Настя принялась водить длинными ноготками по синтетической ткани, доставляя мне массу удовольствия.
Пока она так развлекалась, я расстегивал ее блузку. Вытянув заправленные края из-под юбки и сняв ее, я увидел головку фаллоимитатора телесного цвета, упиравшегося в Настин животик.

Она зашла мне за спину и, глубоко присев, стянула штаны. Выпрямилась, прижалась ко мне сзади — я почувствовал, как головка ее игрушки уперлась мне между ягодиц, и, встав на цыпочки, прошептала на ухо:
— Ну, ты готова? — так мы договорились говорить обо мне на время наших таких развлечений: только в женском роде. Я был не против, мне даже нравилось.
В знак согласия я кивнул головой. Настя легонько толкнула меня на кровать и сняла юбку. Я оглянулся. В полумраке можно было подумать, что у нее внезапно вырос длинный толстоватый член, но на самом деле это был просто страпон без ремешков — любимая игрушка моей девушки.
В руках у нее была смазка, которой она уже натирала свое орудие. Надо сказать, делала она это очень соблазнительно, стоя как будто бы в позе модели из пятидесятых.

Закончив, она набрала смазку на указательный и средний пальцы, подошла к кровати и устроилась лежа на мне. Одной рукой она схватила меня за плечо, а другой оттянула край купальника с ягодицы и шустро ввела оба пальчика со смазкой в мою дырочку, смазывая попку движениями вперед-назад.
— Что, в мою шлюшку с легкостью входят и два пальчика? — промурлыкала она и добавила третий. Я застонал от неожиданности, а она опять захихикала.
— Думаю, тебе хватит, — сказала она, после чего в мою попку уперся ствол ее страпона. Она стала елозить им меж ягодиц, раздразнивая меня. Все ее тело, ее грудь и ножки терлись об меня, возбуждая все сильнее.

— Ах... Настенька, прошу тебя!
— Ты хочешь этого?
— Очень!
— Уверена?
— Да! Аах!
— Тогда попроси меня, как ты умеешь.
— Настенька, прошу тебя, накажи свою девочку за то, что ты не можешь трахать ее постоянно!
— О да, я бы хотела сношать твою сладкую круглую задницу каждые десять минут! — она говорила без злобы, а скорее с любовью, но я вдруг почувствовал себя девочкой в полной ее власти.
— Пожалуйста! Аах...
— Ты хорошо попросила, теперь получай удовольствие.

Настя уперлась головкой резинового члена в мою попку и стала медленно вводить его в меня. Боли давно не было, осталось только удовольствие. Я выгнул спину и задрал голову, прижимаясь к Настеньке, пуская ее внутрь, постанывая от наслаждения.
Одна ее рука держала меня за плечо, другая гладила попку и ноги в чулках. Тело без единого волоска было очень чувствительным, и я постоянно с шумом выдыхал.
Ее сильные бедрадпродолжали медленно двигаться вперед, растягивая удовольствие первого проникновения.
Она уперлась в мою попку, загнав страпон на всю длину, и прошептала:
— Хорошая девочка.
— Аах!

Затем ствол во мне пошел назад, я почувствовал привычную приятную боль в попке, и опять простонал:
— Аах!
— Хорошая девочка! Стони для меня! — опять вперед.
— Ох! Настенька!
— Мурр?
— Давай, ахх! Давай, Настенька!

Скорость нарастала, вскоре она тоже начала постанывать, а потом и откровенно стонать, вцепившись коготками в мои плечи. Наши вздохи вторили друг другу.
— Давай! Я... Аах! Уже поч... Аах! Почти!
— Ахх! Ахх!

Ствол ходил во мне туда-сюда с бешеной скоростью, я чувствовал каждое прикосновение моей любимой, и уже почти... совсем чуть-чуть... И-и-и... Да! Мы кончили одновременно и без сил обрушились на простыню. Я лежал животом в луже своей спермы, а Настя лежала на моей спине, не имея сил даже вытащить из меня игрушку...
Все, что я мог тогда сказать, это прошептать:
— Настенька...