Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Деревенские просторы

Все детство думала, что вырасту сексапильной брюнеткой и в 18 лет у меня уже будут и буфера, и попец, и толпы поклонников.

В итоге доросла — и как была девочкой-припевочкой, так ею и осталась. Сама маленькая, угловатая, сиськи — два бугорка. Ну кому такая понравится?

Письку теребить начала еще лет в 11 и дальше этого прогресс так и не продвинулся. Групповушки, свингеры, бдсм, даже зоофилия — изучила все жанры порно от и до, буравя свою дырочку любыми подручными принадлежностями.

Вот еще летом как на зло сослали в деревню к тетке — глушь такая, даже интернета нет. Ну, думаю, буду таскать огурцы с грядки (подлиннее, да чтоб пупырок побольше), включу фантазию помощнее и буду продолжать заниматься любимым делом.

В деревне меня пристроили к братцу двоюродному. Двадцати лет от роду, сам дрыщ, неказистый, улыбка воровская от уха до уха — ну прям мне под стать. А вообще юркий такой, носится от дома к дому, бидоны тяжеленные таскает и хоть бы что. Еще и за девками ухлестывать успевает. Ну у них тут в деревне своя жизнь, куда уж мне.

— Ну че, сеструха, как там ваш го-ород? — окая, как подобает местному говору, протянул Димка — брат мой.

— Да нормально, — сидя на лавке и болтая ногами, уныло ответила я. — Всяко веселее, чем здесь. Чем вы тут занимаетесь вообще?

— Как чем? Трахаемся, — спокойно ответил Дима.

— Чего?

— Ебемся, говорю, — не меняясь в лице, простодушно сказал парень. — Глянь: вон те сеновал, вон сарай, банька, да хоть в огороде — ебись да ебись. А девахи у нас какие — во! — и деревенщина изобразил в воздухе округлые формы своих сверстниц.

Я смущенно пожала плечами. У самой на душе скребется что-то неприятное — нравственность эта, ну ее, — а между ног уже потекло все.

— А ты сама часто даешь? — нагло ухмыльнулся Димка.

— Не даю я никому, — буркнула я.

— Чего так?

— А вот так.

— И что ж ты, все в девочках ходишь?

— Да.

Дима посмотрел на мое тоскливое выражение лица, и жалко ему меня стало.

— Да я тебя не обижу, Марья, — задорно проговорил он и потискал за ляжку. Я сидела в сарафанчике в сланцах, так что под юбку было проникнуть несложно. — Ты если пацанов не любишь, давай я тебе Вальку нашего покажу. У него палица — здоровенная, все девки потом на карачках неделю ходят.

— Кто этот Валька?

— Да коник наш.

Я надеялась, что коником называют здесь просто какого-нибудь качка в силу его физических показателей, но речь шла о настоящем коне.

Но вместо того, чтобы начать громко ругаться по поводу моральных ценностей и всякого прочего, я с любопытством посмотрела на брата:

— У вас что, еще и с животными... ?

— Так отчего нет? Нам с нашими пипирками до быков и коней далеко, конечно, но мы не обижаемся. Девочкам нравится — и бог с ними. Пусть резвятся.

Я закусила нижнюю губу и задумалась. Нервно болтала ногами. Трусы уже насквозь мокрые.

— Так ты покажешь мне вашего Вальку?

— Так чего не показать-то. Пошли.

Повел меня к хозяйству дяди Пети — самое большое в деревне. А там и загон неподалеку: кони в стойлах ворчат, что аж издалека слышно. Дима подвел меня к самому дальнему.

— Да ты не бойся, погладь его. Он в этом деле опытный, не капризный. Девочек наших любит. Вот есть Гера — вообще нервный, к тому и мужик подойти боится. А Валька добрый.

Я осторожно приблизилась, положила руку на широкий нос. Горячее дыхание ударило в ладонь.

Димка подошел к коню с другой стороны и не церемонясь положил руку на его мошонку. Конь заерзал, член начал медленно выдвигаться вперед.

— Ну давай, снимай трусы, — сказал Дима и огорошил меня.

— Так сразу?

— А че тянуть? А, ты же городская у нас... Ну ладно, пососешь пока. А то зря я что ли Вальку тревожить стал?

— Ну и пососу, — деревенская наглость начала по-немногу передаваться мне.

Я подошла к брату, встала на колени перед уже выросшей в размерах палицей и положила на головку руку. Страшно представить, как такой толщины член вообще может уместиться в женской щелке.

— Хороший Валька, — Дима провел рукой по заду коня. — Давай я тебе дырку разработаю что ли, сестричка. А то коня первым пускать негоже.

Дима обошел меня, сел на корточки и задрал юбку. Стянул трусы. Я и не сопротивлялась.

— А течешь-то, как течешь, — присвистнул Дима и резко сунул внутрь один палец. Я аж подпрыгнула от неожиданности. — Ты дрочи, дрочи конский хуй, а я тут сам разберусь.

Сунул он мне второй палец в киску и начал натурально растягивать. Туда-сюда елозит, в разные стороны двигает, а удовольствия никакого. Резко, грубо — по-деревенски, одним словом.

Я попыталась сосредоточиться на члене коня. Обхватила двумя руками ствол, стала вылизывать головку. Потом открыла рот пошире и попыталась ее заглотить, но чуть не порвала себе щеки.

Тем временем Дима уже пробуравил у меня там метрополитен, засовывая внутрь сразу четыре пальца.

— Узкая городская пизденка, — ехидно хихикал он. — У вас там все такие?

— Да нет... — сбивчиво ответила я, оторвавшись от члена.

— А можно ее опробовать?

— Ну опробуй...

Димка приподнял мой зад, стянул штаны и стал елозить членом от ануса к клитору и обратно. Я не видела его и не могла определить размеры члена брата. Меня занимали размеры перед носом.

— Ай! — Димка вошел резко и без предупреждения. Было не так уж больно только потому что я сама была давно мокрой, а еще брат прилично растянул меня пальцами перед этим.

— Хороша писечка у моей сестрички, — Димка помял мой зад и начал неторопливо двигаться внутри. Член оказался немаленьким, но и не гигантом. Размеренно двигался внутри, не доставляя дискомфорта.

Я продолжала отсасывать у коня, не зная, когда он кончит. Пока что мне все нравилось. И мальчикам, видимо, тоже.

Димка стянул вниз лямки сарафана, расстегнул рубашку и залез под лифон, нагло тиская мои бугорки. Навалился на спину, щипая соски, а сам бодро потрахивает меня сзади. Чуть позже он подхватил меня под живот, пытаясь поднять задницу выше, стал трахать резкими глубокими толчками, из-за чего я начала тыкаться лицом в побагровевший член Вальки. Сам конь тоже уже не хочет стоять на месте, ржет, перебирает копытами.
— Щас я кончу, — громко сказал Дима.
— Только не в меня.

Брат неожиданно вышел из влагалища, положил член между моих ягодиц, сжал их и начал яростно тереться, пока не кончил, забрызгав мне весь зад и подол сарафана.
Не надевая штаны, Дима подошел ко мне, и я увидела его обмякший пенис.
— Мне понравилось. Ты так и не кончила?
— Неа. Ты бы хоть клитор потер, а так неприятно совсем.
— Да ты целка просто. Со временем придет, — сказал братишка. — Ну что, Вальку обслуживать будешь?
— Буду.
— Погоди.

Димка притащил здоровенный бидон, чтоб я на него оперлась руками. Я развернулась обкончанным задом к мошонке коня. Дима не упустил случая, чтобы еще раз полапать меня за попку и залезть пальцами в источающую соки киску. Через полминуты я наконец почувствовала толстую головку конского члена, тыкающуюся в щель. По началу член входил медленно, растягивая стенки с ноющей болью, а потом резко подался вперед. У меня словно треснуло что-то внутри, и я взвизгнула.

— Цыц, — шикнул братец и засунул мне в рот указательный и средний пальцы. Я услышала, как он легонько шлепает коня по заду, призывая его к продолжению.
Я знала, что член не сможет войти полностью, но брат надеялся насадить меня на конскую елду хотя бы наполовину.
— Мммм, — я замычала от разрастающейся боли. Пальцы во рту мешали говорить, я сосала их. Слюна стекала с уголков губ.
— Туго идет, — хмыкнул Дима. — Ну давай, Валька, работай.

Словно поняв приказ Димы, конь начал самостоятельно двигаться внутри меня. Даже смазка не уменьшала трения.
Дима подошел ко мне, повернул голову в сторону и несколько раз ударил вновь отвердевшим членом по щекам. Провел от лба, по носу и наконец к губам.
— Давай-ка, Валечка, городскую шлюшку с двух сторон насадим. Ну что, нравится тебе у нас в деревне, сестрица?
— Ммм... — снова промычала я, облизывая головку двоюродного брата.
Неожиданно конь слишком сильно толкнулся вперед, из-за чего между ног все скрутило от раздирающей боли. Я пискнула, а на глазах выступили слезы.

— Не реви, буренка, — усмехнулся Дима. Он засунул большие пальцы обеих рук мне за щеки, потянул их в разные стороны, широко-широко, и ввел член в рот. Я поперхнулась и почувствовала тошноту.
Дима легонько ударил меня по щеке, вытащил член и заставил меня сосать яйца. Я прилежно сосала его хер и тихонько всхлипывала, пока сзади меня драл конь.

Дима взял меня за волосы и стал насаживать голову на член. Головка входила в глотку, я старалась не дышать, чтобы меня не вырвало.
Облегчением стало то, когда член коня стал постепенно выскальзывать из киски. Так как некому было контролировать его действия, член практически выпал, но в последний момент выстрелил тугой струей спермы прямо внутрь. Дима в свою очередь вытрахал из меня последний воздух и наконец залил весь рот своим семенем. Я проглотила все до последней капли и сделала глубокий вдох ртом.
— Городская шлюшка, — улыбаясь, Дима еще раз ударил меня по щекам. — Ну что, завтра пойдем к козлам или быкам, сестренка?