Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Кто с мечом к нам придет...

Последние четыре, отряда молодого татарского князя Гирея, были окружены и наголову разбиты Новгородскими дружинами, во главе с княгиней Анной. Эта сорокалетняя вдова воистину олицетворяла собой весь дух, мужество, и непобедимость русского народа того времени. Сам же князь и еще несколько воинов из его дружины попали в плен. Простых татарских воинов просто бросили в яму с волками.

Князя же отнесли в комнату, именно отнесли, потому что князь был ранен в бою и не приходил в сознание. Комната, в которую отнесли Гирея, была небольшая и отличалась простым убранством; стол, стул и одна кровать. В ней содержали знатных воинов, которых готовили к обмену или выкупу. Было решено обменять татарских вояк на своих. За Гирея же, новгородцы хотели получить солидный выкуп, так как он являлся сыном и наследником хана.

Ранним утром князь пришел в себя, и поначалу не мог понять где он находится. Да и вообще, как он попал сюда. Но как только он попытался встать, резкая боль в плече начала освежать его память. Итак, с чего все началось. Отец князя, Батыр-хан, перед началом крупного сражения, решил сделать разведку, и послал шесть дружин, во главе со своим шестнадцатилетним сыном.

Но при подходе к вражеским позициям, две дружины сразу же угодили в засаду, остальные четыре дружины были разбиты во время панического бегства. Откровенно говоря, молодой князь не обладал талантом полководца, в силу коего и был разбит наголову. С детских лет князь рос изнеженным и избалованным неженкой, совершенно не интересовался воинскими дисциплинами, не обладая большой силой.

Да, он был очень красив, унаследовав ее от матери, персидской наложницы, но не могучий воин, как его отец. Потому-то Батыр-хан, уставший от нареканий со стороны военачальников в адрес своего сына, решил послать его на столь опасное задание. Как видим, князь задание провалил и теперь покорно ждал своей участи... Дверь в комнату отворилась и вошли два стражника они завязали ему глаза и скомандовали: "иди за нами!".

Комнату узников от княжеских палат отделял длинный коридор по которому его и вели. В конце коридора ему развязали глаза и грубо впихнули в комнату. Стоя на коленях в полутемной комнате, он начал робко оглядываться по сторонам. Свет, из единственного открытого окна, падал прямо на него и не давал толком разглядеть саму комнату.

– Ну надо же, а ты совсем мальчик! И какой красавчик! – услышал он низкий женский голос, который заставил его вздрогнуть, откуда то из темноты.

Князь попытался встать.

– Не сметь! – услышал он теперь уже окрик который заставил его вновь опуститься на колени.

– Не смей никогда и ничего делать без моего приказа! – вновь вещал голос, который становился все отчетливее и громче, пока наконец не появилась из полумрака сама обладательница голоса – княгиня Анна.

Хочу рассказать немного о самой княгине. Она рано вышла замуж, не то чтоб по любви а так, потому что время подошло уже, и так же рано овдовела. Детей им с мужем господь не дал (по вине мужа) и княгиня решила повторно не выходить замуж, хотя воздыхателей, у этой красивой женщины, было хоть отбавляй.

Зато появились странные причуды, о которых народ втихаря поговаривал.... Говорили что у княгини есть собственная темница с рабами, над которыми она периодически измывается. Если какой-нибудь юноша княжества, или молодой пленник ей нравился, то участь последнего была решена – рабская темница и унижения до самой смерти...

... Итак, представ перед своим убогим пленником, княгиня хищно улыбалась глядя на него сверху вниз. Молодой князь был поражен властной красотой русской княгини. Нет, он конечно много повидал разных женщин, даже в свои шестнадцать лет. Но такое он видел впервые. Это была высокая, намного выше него, женщина около 40-ка лет.

Широкие, почти мужские, плечи. Очень узкая, для женщины ее возраста, талия. Мощные бедра и зад. Светлые волосы волной рассыпаны по плечам и груди. Густой треугольник волос чуть более темного цвета, окаймляющий мощный лобок. Холодные голубые глаза. Жесткие складки у рта, придававшие ее лицу надменное выражение. Именно так ее описывали, и так и Гирей представлял ее себе. Но увиденное наяву, оказалось намного сильнее его представлений...

... Княгиня подошла поближе, и Гирей увидел, что княгиня была одета в прозрачное кружевное платье. Которое он, в полутьме, сперва не заметил. Впрочем, это воздушная ткань ничего не скрывала, и фактически княгиня была нагой. Поставив босую ногу ему на плечо, и сразу дав ему представление о своем немалом весе, и чуть склонившись над ним, Анна зловеще, шипящим голосом, спросила:

– Ну что, татарский щенок, я тебе нравлюсь?

От увиденного и услышанного, молодой князь потерял дар речи и начал что-то мямлить; резкая пощечина прервала его бормотанье:

– Отвечай внятно, сучонок, да или нет?

– Да, княгиня! – уже более уверенным голосом ответил пленник.

– Так-то лучше! Теперь разденься! – приказала Анна, отталкивая его ногой.

Князь был смущен этим приказом, но отказаться не посмел. Бедолага пленник начал медленно стягивать с себя рубаху и штаны.

– Быстрее мразь! – крикнула княгиня и больно пнула его нагой в пах.

От боли Гирей взвыл, и скрючился на полу, княгиня же начала издевательски хохотать, а затем встала над ним и смачно плюнула на лицо. Слюна попала на щеку и медленно поползла в рот. Поставив ногу ему на лицо, она, не торопясь, растерла подошвой слюну по всему лицу князя, больно царапая лицо длинными ноготками окрашенными алым лаком. Переставив ногу на грудь Гирею, княгиня некоторое время с удовлетворением смотрела на покрасневшее лицо лежащего под ней юноши.

Наконец, она слегка пнула его в бок и с презрительным раздражением произнесла:

– Долго мне еще тебя ждать?! Давай раздевайся быстрее!

Превозмогая боль, жертва продолжила раздеваться.

Когда-же юноша снял штаны, и предстал перед княгиней нагим, она начала хохотать, глядя на его член.

– Тебе что обрезание топором что ли делали? Уж больно сильно обрезали! – давясь от смеха заметила княгиня.

Затем, немного уняв смех, она начала объяснять пленнику, что отсюда есть только два пути: в ее личную темницу. Или, если заартачится, то под землю на веки вечные.

Но таких случаев почти не было до сих пор...

Гирей начал заметно дрожать от страха. Анна заметила это, и, улыбнувшись, сказала:

– Ну, тебе это не грозит, за тебя дадут выкуп. Уже приходили ваши послы, – пленник облегченно вздохнул.

– Но я хочу, так как в будущем ты станешь ханом, чтоб ты запомнил этот день на всю твою оставшуюся жизнь. Для начала ты станешь называть меня Хозяйкой. Повтори!

– Хозяйка!.. – повторил Гирей.

– Очень хорошо! А теперь запомни – ты будешь делать то, что я хочу! И делать абсолютно все, что придет мне в голову. Иначе будет очень и очень больно! Я думаю, ты это уже понял!

Пленник судорожно затряс головой, выражая согласие.

– Ну, а сегодня ты будешь моим рабом!..

Княгиня повернулась и пошла в направлении своего трона.

Гирей смотрел ей вслед, и внезапно у него вдруг появилось желание ползти за этой властной и уже немолодой женщиной и целовать ее большой зад... Желание очень короткое. Сверкнувшее яркой вспышкой в его голове и испугавшее его самого. Анна медленно уселась на трон и положила ногу на ногу.

– Ползи сюда!.. Живее!

Пленник, обтирая колени о ковер, пополз к своей новой хозяйке. Встал, опустив голову на колени перед ее троном так, что все, что он мог увидеть – это были длинные белые ступни княгини. Гирей машинально оценил их ухоженность и красоту. Возраст женщины, которой они принадлежали, можно было угадать лишь по чуть набрякшим венам, покрывавшим их. Это были ноги знатной женщины, никогда не ходившей босиком.

Кожа на розовых пятках была нежна как бархат. Ногти на пальцах были ровно подстрижены и Гирей видел это впервые, были окрашены красным лаком. На лодыжке правой ноги висел тонкий золотой браслет византийской работы. "Воистину, это ноги богини" – невольно подумал Гирей.

– Мои ноги!.. – надменно сказала Анна, слегка приподняв ногу и демонстративно шевеля пальцами.

– Да, госпожа, – ответил юноша.

– Целуй их! – властно приказала княгиня, ткнув ступню юноше в лицо.

Тот тут же бережно подхватил ее, большую и тяжелую, обеими руками.

– Начни с пальцев... Вот так, вот… хороший мальчик... работай языком...

Юноша покорно вылизывал пальцы княгини, уделяя каждому несколько минут, пока Анна не шевелила следующим.

Затем он перешел к другой ноге и наконец его язык приник к подошве.

– Открой рот пошире, высунь язык, и замри! – приказала княгиня и приподняв ногу, стала просто вытирать подошву об язык юноши.

Потом, приблизив лицо, смачно плюнула в его открытый рот.

– Ну что, нравится? – спросила Анна.

– Да, Хозяйка!.. – стараясь не морщиться, ответил Гирей.

Княгиня медленно развела ноги в сторону, обнажая волосатую промежность с темным влажным провалом в ее середине, окаймляемым лепестками крайней плоти.

– Не правда ли, она прекрасна? – спросила Анна, с улыбкой смотря вниз на его лицо.

У юноши от увиденного сперло в горле, мешая ему произнести хоть слово.

– Отвечай же! – резкая пощечина вернула его из транса.

– Да, Хозяйка! Она прекраснее всего на свете! – ответил юноша под смех княгини.

– Давай сюда!.. – приказала Анна, указывая на свою волосатую щель.

Гирей приблизил свое лицо к лону княгини. Огромная, сочащаяся влагой, волосатая пасть призывно и хищно улыбалась ему. От промежности шел запах возбужденной вульвы.

– Лизал уже у женщины, князь?! – с откровенной издевкой на его титуле спросила Анна.

– Н-нет... – запинаясь, ответил Гирей.

– Вот как?! Ну ничего, научу!...

Последовала короткая пауза, во время которой Анна, с улыбкой глядя на испуганного мальчишку под ней, запустила пальцы в волосы Гирея и перебирала их, наслаждаясь мягкостью.

– Лизать! – последовал наконец ее короткий приказ.

Как бы ни стыдно это было, Гирею пришлось подчиниться... Он тщательно стал вылизывать каждый миллиметр ее лобка, старательно облизывая не только вульву, но и волосы, обрамляющие ее. Княгине это явно нравилось. Она схватила его за волосы, прижимая плотнее его голову к своей огромной щели и начала сладко постанывать, ритмично насаживаясь вульвой на покорно выставленный язык татарского щенка.

– Подожди... давай лижи здесь, – она оторвала его голову.

Княгиня подняла ноги вверх, широко разведя их в стороны, являя глазам юноши большую, густо окаймленную короткими завитушками волос, дыру ануса, указывая на него пальцем. Гирей покорно засунул язык в упругий провал, с трудом протискивая его внутрь. Время от времени, уставая, он решался высовывать его, облизывая морщинистые края кратера и волоски вокруг него.

– Стой! – остановила его Анна. – Открой шире рот и жди!

Она поставила обе ступни ему на плечи и слегка приподняла зад. Гирей, в душе ужасаясь тому, что он сейчас позволяет делать этой женщине с собой, широко открыл рот и стал ждать... Анна стала тужиться, и в один момент ее анус завибрировал и выдал такой залп, что юноша поперхнулся. За первым последовал второй и третий, затем все стихло... Не стихал только громкий смех княгини...

– В пизду, ублюдок! – все еще смеясь, приказала Анна, убирая ноги с его плеч на пол и разводя бедра.

И вновь юноша приникает к волосатому лобку княгини... Он принимается лизать уставшим языком всю промежность от ануса до клитора, не решаясь засунуть его в широко распахнутую, истекающую соками, щель.

– Выше, сучонок! Я тебе пизду велела! – гневно прошипела княгиня, дав Гирею подряд две звонкие пощечины.

Жалобно застонав, Гирей начал лизать огромные, набрякшие кровью губы, уделяя особое внимание клитору, который уже стал размером со сливу и нагло торчал, как маленький член.

– Нежнее, татарская тварь! – и новая пощечина, выбивая искры из глаз, обрушивается на него сверху.

... Гирей безостановочно лизал уже долгое время.

В какой-то момент княгиня, постанывая, схватила его обеими руками за волосы и стала сама ритмично втирать лицо юноши в промежность. Голова Гирея ходила то вверх, то вниз, с влажным хлюпанием вдавливаясь в горячую плоть. Сам Гирей задыхался, еле успевая вдохнуть воздух и проглотить потоки слизи, непрерывно текущие ему в рот.

Ему, потерявшему чувство времени, казалось, что он уже бесконечно долго находится под ней. Вжимаясь ртом, как теленок в вымя матери, в огромную мокрую вульву русской княгини. И вот, наконец, ее начало трясти. Затем, издав длинный, повисший в воздухе низкий стон, она еще сильней сжала голову Гирея бедрами, едва не придушив его и сильно ударив пятками юношу по спине, выплеснула на его лицо целый поток жидкости.

... Через минуту, наконец, она выпустила его мокрое, покрасневшее лицо из капкана бедер и поставив ступни ему на шею, начала потихоньку отходить от мощного оргазма.

– А ты ничего!.. – удовлетворенно сказала Анна, взяв кубок с вином и слегка потирая его щеку подошвой, как будто гладила собаку.

– Красивая мордашка и лижешь для первого раза неплохо!... При других обстоятельствах ни за что бы с тобой не рассталась! Сделала бы из тебя своего постоянного лизуна... Хотя, выкуп за тебя, мне не так уж и нужен.... А вот ты сам...

– Хотел бы остаться со мной? – сжав его лицо ступнями, строго нахмурив брови и глядя юноше в глаза, спросила княгиня.

– Да, госпожа Анна! – быстро ответил испуганный Гирей.

– Вот и ладно! Ханом быть ты все равно недостоин, а вот лизуна из тебя я сделаю отличного!

Лет десять, пожалуй, тобой попользуюсь, а там, может, и отпущу! А то ведь у нас, русских княгинь, как:

КТО С МЕЧОМ К НАМ ПРИДЕТ – ТОТ МОРДОЙ К ПИЗДЕ И ПРИЛИПНЕТ!

– Ну, а сейчас, обратно на свое место! – и холеная рука княгини, схватив Гирея за волосы, потащила его голову к своему лобку...