Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Не придуманная история. Часть 3

Предисловие:

Данная история не выдумана, и происходила на самом деле. Честно говоря думала что откровения заинтересуют больше интересных людей...

Но для тех, кому понравилось, публикую 3 часть моей истории. И как всегда буду ждать комментарии и отзывы на почту. Повествование будет сперва от мужского пола, потом от женского.

Спустя определенный отрезок моей жизни, я наконец думал что перестал... По крайней мере я себя в этом убеждал. Я подстриг волосы, выбросила всю одежду, которая была «лично моя», остальное вернул в мамин шкаф. Выбросил и игрушки, чтобы не соблазнять себя и пытался держаться. Но сильно на долго меня не хватило. Сказывалось отсутствие половой жизни и стрессы коими тот период жизни просто кишил. Да и отношение к тому что было изменилось некоторым образом.

Стали сниться сны, про то, что было, ужасно хотелось снова переодеться и почувствовать те чувства и ощутить себя девушкой. И так было полгода, пока не наступило лето и я не отправился на дачу. К тому времени у меня в голове варился целый суп из желания снова одеться, накраситься и куда-нибудь выйти, чтобы почувствовать тот страх быть застуканным. На счет секса я конечно думал. Думал, что интересно было бы почувствовать себя совсем девочкой и отдаться. Но это пугало до дрожи в коленях, ибо незнакомые люди, скорее всего, изобьют, или изнасилуют так, что потом вообще ничего хотеться не будет, а то еще и убьют.

Окончательно мне крышу сорвало, когда к нам приехал брат, и привез свою подругу, которую звали Лиза и друга. Девушка была симпатичная, не высокая, примерно, как и я, с приятным доброжелательным личиком, пепельными волосами, стройной фигурой, грудью может чуть меньше 2 размера, и чуть округлой попкой. Выглядела она примерно на мой возраст, хотя по факту ей уже было за 20.

Приехали они неожиданно, чем вызвали недовольство моей матери. Но, тем не менее, все утряслось. Они расположились на 2 этаже дома.

У неё было довольно много разных вещей, которые она привезла с собой в чемодане. Среди которых было и красивое нижнее белье, и топы, и купальник, который мне дико понравился, и юбочки и платьице синее расклешенное с вырезом и косметика.

Естественно добраться до всего этого мне хотелось, но тупо не было никакой возможности.

Общаться с девушками у меня тогда получалось плоховато, сказывалась все та же школа. Поэтому она ко мне относилась просто как к некому подобию друга. Хотя она мне нравилась. С материю она сошлась и даже помогала по хозяйству и в огороде.

На следующий день мы сходили на озеро в километре от нас. Днем там было не протолкнуться на одном берегу и совсем пусто на другом. Сказывалась ухоженность одного берега и запущенность другого. По утрам на запущенном берегу сидели рыбаки, днем и вечером их не было.

Переть на пляж было бестолково, и мы расположились на месте, которое немного скрыто от обзора, но заход в воду там отличный, хотя прохладный ибо находится в тени деревьев. Многие про него не знают, поэтому ходят только «избранные». Я бы тоже не знал, если бы не подсказал один из соседей.

Ребята шутили и много плавали. Я плавал не очень. И над этим они постебывались. Однако в игре в карты я их троих просто уделывал, что уравнивало положение. Вернулись мы уставшие и голодные вечером.

Поужинав, я пошел в туалет, а рядом неподалеку у нас была пристроена баня. Я заметил, что Лиза пошла туда принять душ. Естественно дверь закрылась. Я вышел и подкравшись вынул ключ торчащий из скважины (замок был старого образца) и увидел как она раздевается. У меня даже сердце заколотилось. Тело было супер. Аккуратная загорелая попка, видимо загорала в солярии. Грудь была ровная, не обвисшая, с маленькими коричневыми сосочками, талия просто сводила с ума. Единственное что мне не понравилось, это несколько не бритая киска. Потом она удалилась в полумрак душа и особо уже было не рассмотреть ничего.

Мое возбуждение просто вышибало пробки. Чтобы сбросить напряжение я мастурбировала спрятавшись в кустах малины за огородом, и никак не могла удовлетвориться. Как то само подумалось о том, что я хочу переодеться и накраситься, и сердце даже замерло от предвкушения. Даже оргазм был намного острее. Вернувшись я лег спать в двояких чувствах. Хотелось ее, но ввиду недоступности хотелось и другого запретного плода.

На следующий день, брату внезапно стало плохо. По не ясной причине, поднялась температура, тошнило, ломота, и не понятно почему (потом выясниться что он нашел и выпил какую-то ни то закваску, ни то неудачный перегон дедушкиного самогона). Простые средства не помогли. К вечеру мать, Лиза и друг (его звали Леша) все вместе повезли их с соседом, у которых была машина в больницу в ближайшем городе. Меня же оставили на даче в одиночестве. Прямо подарок.

Ну и естественно я не смогла себе отказать в удовольствии залезть на 2 этаж и с упоением порыться в Лизиных вещах. Предварительно я вымылась, почистилась и побрилась в соответствующих местах. Оказалось, что вещи были прямо в пору. Я подобрала образ из расклешенной юбки, темно-синей блузки с вырезом и рукавами по локоть, белье выбрала тоже темное, грудь сделала из презервативов с водой и желатином (застыв в нужной форме при правильной консистенции — не хуже силикона, но портиться за 2—3 дня), которые, кстати, нашла в вещах россыпью, навела марафет и хотела прогуляться хотя бы по участку ночью. Туфельки я выбрала на не высоком каблуке из маминых, на ножки одела чулки на резинках телесного цвета. Разумеется, тени, туш в цвет образу, помада чуть темнее красного. Из украшений нашла пару серег на клипсах и ожерелье. Прическа у меня была хоть и короткая, но не под ежик, так что я сделала более женственную прическу и закрепила лаком. В результате я выглядела очень аппетитно. Крышу срывало...

Вечерело, когда я закончила, ибо все вещи я перекладывала аккуратно, и запоминала, где и как лежат, чтобы не дай бог не вызвать подозрений потом. Я спустилась и сделав перекусить, присела посмотреть телевизор, кайфуя от самой себя.

Вечер перекатывался в ночь и я решилась выйти на улицу. Ощущение было конечно необычное, но уже привычное. И на участке я все равно чувствовала себя в безопасности, поэтому гуляла вполне вольготно. Когда я уже собиралась обратно в дом, я услышала у калитки голоса, но подумала что это просто прохожие на улице. Однако когда калитку открыли, я резко спряталась за углом дома.

По голосам я определила, что один из пришедших Леша, друг брата, кто с ним был еще я не поняла. По разговорам они, по всей видимости, были поддатые. Меня заколотил озноб.

«Какого черта он вернулся, еще и притащил неизвестно кого?!» — подумала я, но потом резко переключилась на свое положение.

А именно — я стою ночью на улице в женском наряде Лизы, в дом вошли малознакомые люди, и что делать в данном случае я не знаю. Дома, конечно, ничего ценного, ибо деньги ценности у нас не хранились, да и вещи были сплошь старье, которое собирались выбросить, но отвезли сюда. Но сам факт все равно напрягал, не бомжатник же.

Зайдя в дом кто-то спросил Лешу:

—... куда идти то?

— наверх, я ща! — сказал он и вошел в мою комнату, там горел свет, но меня само собой там не было.

Я не вполне понимала зачем. Потом послышались шаги и свет в комнате погас. Я некоторое время ждала и прислушивалась. Ночная прохлада и нервы буквально били судорогами все тело, а мысли крутились в коктейле «Я попала! Возбуждает! Блин! Опять я ввязалась в херню! Ну вот зачем?!»

Мерзла на улице я наверное минут 20, пока не решилась войти в дом, в котором все это время было тихо. Я старалась идти так чтобы не шуметь, даже дышала с замиранием. Вошла в комнату, аккуратно закрыла дверь и наконец, включила свет.

Леша был тут как тут. Мои худшие предположения подтвердились. Он был шокирован не меньше и видимо даже подавился речью которую готовил. Он встал с кровати, я пошатнулась назад, но дверь была мною же закрыта, так что я просто вжалась в нее пытаясь найти ручку.

— Хех... Красивая шлюшка. Я то думал тебе пи_ды дать за то что за Лизкой подглядываешь, да вижу ты х_я хочешь вместо нее!

Я молчала и с ужасом смотрела на него. Было стыдно, но больше страшно. К тому же он еще и увидел как-то что я за Лизкой подглядывала, а сейчас стою в ее шмотках перед ним. Попала я капитально, и наказания не избежать.

— И что с тобой делать? Вроде бить жалко! Выглядишь слишком женственно! Ты вообще педиик или еще не определился?

— Я не... не знаю... — произнесла я.

Он был близко и от него пахло алкоголем. Я боялась что он меня сейчас либо изобьет, либо изнасилует. Он был старше и более массивный, драться было бы чревато.

Он оттолкнул меня от двери и велел сесть на кровать, сам вышел и тихо поднялся на второй этаж, потом спустился. Он вернулся с бутылкой коньяка, закрыл на замок дверь и сел напротив меня на стул. Был довольно длинный разговор с перерывами, где мы пили коньяк. В то время я не пила ничего тяжелее вина сладкого, поэтому коньяк меня расквасил быстро. Он спрашивал, почему я стала переодеваться, мои ощущения, о девушках, и естественно о сексе, бы ли он у меня, с кем и как. Я сдуру и рассказала про случай на крыше. Язык уже заплетался, но он меня слушал, казалось, что он не пьян вообще. В разговоре я узнала чем траванулся брат, и что Лизка сюда не вернется, поэтому послала его за вещами, а тот что с ним друг, который тоже приехал узнав о том что случилось, привез взятку врачам (да-да, врачи в Подмосковье без рубля не будут делать ни_уя и клали они на полисы и прочие бумажки кроме тех что не хрустят, хоть при смерти будешь).

В какой-то момент он сел рядом и уже даже поглаживал ножку и положил руку на плечо. На улице к тому моменту уже светало. Коньяк кончился, я была пьяна и уже прилично разомлевшая. Хотелось спать, но Леша внезапно предложил:

— Пойдем-ка прогуляемся!

— Куда? Уже светает ведь?!

— Ща три часа ночи, до того как кто-то проснется часа 3—4 не меньше! Да и тебя в таком прикиде даже я вблизи не узнал!

— Не знаю, страшно...

— Ой, да пойдем, не нервничай! Ну если совсем страшно возьми с собой шмотки свои.

Я повелась. И собрала пакет, хотя стояла на ногах не крепко. Однако понимала, что минимум минет мне ему сделать придется, поэтому сложила еще и основную косметику и салфетки. Он в это время снова на второй этаж поднялся. Затем мы вместе пошли прочь от дома. Улица была тиха и пустынна, и было немного прохладно. Воздух был свежий и влажный, поэтому я немного дрожала не то от холода и страха, ни то уже от возбуждения. Он приобнимал меня за талию и мы шли средним шагом. Шли молча. Время от времени он меня ухватывал за попку, вроде как нечаянно, но я понимала, что не просто так. В попытках разобраться в себе и своих чувствах, я даже не заметила как мы пришли на наш пруд и идем к «нашему месту». Лешина рука к тому времени уже мою попку не отпускала. Мы пришли, и почти сразу он не слово не говоря усадил на мой пакет с вещами, поласкал мои ножки, попку и целуя в шею, снял шорты и достал уже стоящий член. Я поняла, что сопротивление бесполезно, учитывая то, насколько я была пьяна. И подумав, что сбылась мечта идиотки, решила отдаться.

Он тем временем подрочив перед моим лицом член, который к слову был средний, но для меня в то время весьма внушительный, взял меня за затылок и притолкнул голову к нему. Я буквально уперлась в него губами открыла рот и впустила. Вкус был нейтральный, уж не знаю успел ли он подмыться, но отвращения я не почувствовала. Он не долго думая стал меня в ротик потрахивать. Видимо имея опыт он не вколачивал его в горло, но постепенно проникал глубже. Иногда он вытаскивали дроча и велел мне лизать его яйца, которые к слову как и член были побриты. Потом снова заставлял сосать постоянно тренеруя. Через какое-то время я уже понимала как сосать так чтобы член почти уходил в глотку, но не тошнило. Тогда он уже погружал на всю длину приговаривая чтобы я лучше старалась. Глаза немного слезились и слюней было много, но у меня получалось, и я входя во вкус сама уже сосала и помогала себе руками, облизывала его полностью, ускорялась и замедлялась. Себя тоже не забывала ласкать, теребя член в трусиках. Для меня уже это был порно фильм и я отпустила себя по полной.

Внезапно он меня остановил, развернул, поставил на колени и прогнул. Я поняла что он решился трахнуть меня в попку и стала просить его не делать этого, так как не разминала попку давно, и боялась боли. Но он не слушал, задрал юбку, снял с меня трусики и велел не рыпаться. Я и так не рыпалась, лишь почувствовала, что он выдавил смазку (видимо за этим поднимался наверх дома) и стал пальцами массировать мою дырочку иногда шлепая по попе со всей силы, было больновато, но терпимо.

Достаточно смазав и размяв попку пальцами, так что погружались аж три, он одел презерватив и принялся вводить член. Я почувствовала его едва он сделал первые движения. Настоящий член ни с чем не перепутаешь. Было больно, хотя он входил медленно. Я едва сдерживалась, чтобы не кричать от боли. Просила его остановиться, но он только велел заткнуться и расслабиться, и хорошенько врезал мне по заднице от чего я наоборот сжалась, и стало еще больнее. Пришлось терпеть и стараться больше расслабить попку. Держал он крепко, поэтому первые попытки вырваться ни к чему не привели. Он стал наращивать темп, я попискивала и стонала, но каждый звук отзывался шлепком или подзатыльником. Слезы текли уже от боли, а он смаковал мою беспомощность, иногда отпуская комментарии о том, что теперь я не девственница и что он давно такую сучку не трахал. Меня возбуждала ситуация и я даже начала себя ласкать и ловить на мысли что боль уже не такая резкая и все больше становится приятно внизу живота. Правда, когда он засаживал глубже это отзывалось резью и сбивало приятные ощущения. Видимо он специально так делал, так как дрочить и ласкать себя он мне не давал.

Спустя минут 10, он решил поменять позу, вышел из меня и расстелив мои вещи на траве, велел лечь. Я послушалась, хотя ноги были ватные и я чуть не упала. Он задрал их выше головы и снова вошел в попку. На этот раз резь была только в момент входа. Потом опустил одну ногу и немного положил на бок. Двигался на этот раз более плавно и даже разрешил себя ласкать.

— Да тебе вижу это нравится! Девкой быть хочешь? У мужиков сосать, а?

— Не знаю... — лишь ответила я.

— Сучка, да все ты знаешь! Сама же прешься! Ну не волнуйся, решим...

Последнюю фразу я не поняла, к чему она была. На этот раз он трахал порядка 15—20 минут иногда меняя позу. Я во всю дрочила, ибо уже распробовала секс и нашла позицию где его член задевал какое-то место внутри что было очень приятно и даже в член отдавало приятным импульсом. Кончить мне не давал, его видимо прикалывало видеть, как я извиваюсь и пытаюсь удовлетвориться, да и доставить кайф мне в его планы видимо не входило. Это было унизительно.

Наконец он вышел из меня снял презик и подрочив взял меня за затылок и отправил член в рот наполнив его спермой. Она была очень терпкая и соленая, не очень приятная на вкус, но я все же проглотила ее. Кайфуя он заставлял сосать глубоко. Затем велел задержать дыхания и вогнал его до основания, держа одной рукой за затылок. Я закрыла глаза, но заметила что он как будто обернулся. Когда воздух кончился, я стала его отталкивать и он отпустил. Глаза слезились, и я старалась проморгаться.

— Приведи себя в порядок! Смотрю, косметику взяла! Молодец, предусмотрительная!

— Зачем? Может уже пойдем домой? Я устала, и утро скоро...

— Я сказал приведи себя в порядок! Или тебе физический посыл для этого нужен?! — сказал он со злостью.

— Хорошо. Почему ты злишься? Я же сделала уже все что ты хотел!

Он промолчал, отведя взгляд, потом снова прикрикнул:

— Ну шевелись! 2 часа что ли ждать?!

— Хорошо-хорошо.

Я подправила общий макияж, припудрила лицо. Тени и тушь потекли немного, видимо влагостойкие. Я лишь протерла глаза и подправила их, правда получилось несколько пошлюшески. Помаду я накрасила заново. Выглядела хоть и не плохо, но как потаскушка, от первоначальной эффектности остались только намеки. Одела трусики, отряхнулась, оправилась и была в норме.

Он подошел к моим вещам и собрал их в пакет, оставив только сумочку с косметикой, затем отложил его, подошел к кустам и достал откуда-то взявшуюся там веревку.

— Ты что собрался делать?

— Замолчи! — сказал он, — Сделаешь все что скажу, все нормально будет!

Он завел руки мне за спину и связал. Мои ноги подкашивались от страха, я плакала и просила остановиться. Но он методично продолжал. Подвел к толстому дереву на пригорке за кустами и перекинув через ветку другой край веревки стал натягивать, так что мне пришлось наклониться. Закрепив меня в такой позе он сказал:

— Значит так! Если хоть задумаешься о том чтобы пойти в ментовку, я тебя тут оставляю, и дальше уже не моя проблема что с тобой будет! А если хочешь добраться до дома, будь хорошей девочкой и с моим другом!

Я бы упала в обморок, но тогда бы я себе руки вывернула бы. Только тогда я в полной мере поняла что попала капитально.

Продолжение следует...