Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Мой невинный Медвежонок

После Влада у меня долгое время никого не было. Ровно четыре года. Да, такое может быть, потому что я отчетливо осознавала, что никого не хочу кроме него. Ублажала себя сама, и не раз это делала перед зеркалом, вспоминая ночи и дни с Владом.

У меня был последний год в универе, писала дипломную. В общем, полностью уходила в учебу, чтобы не думать о том, чего мне так сильно не хватает. Без симпатии и любви я не могла ни с кем спать. А мне за четыре года, ну, никто не нравился. Естественно, Влада никто не мог переплюнуть. Все мне казались такими поверхностными и глупыми, слишком пресными.

Начало зимы, стало для меня значимо. Я повстречала Мишу. Он был первокурсником. И удивительно, что за три месяца учебы впервые увидела этого парня. Высокий, немного худощавый, светлые кудрявые волосы, как тугие пружины; большие синие глаза, как у ребенка; прямой нос с легкой горбинкой (немного греческий профиль), и искусные губы, точно нарисованные художником. А какие у него были красивые скулы! Я увидела мимолетно этого прекрасного принца в коридоре, как только вышла из деканата. И тогда поняла, что все — влюбилась. Мне снился этот мальчишка, он не давал мне покоя! Я грезила о нем.

Через пару дней после того, как я заметила Мишу, мне выпал шанс познакомиться с ним. Был обед, я пришла в буфет и увидела, как он сидит за дальним столом и кушает в гордом одиночестве. Лучше шанса было и не найти для знакомства. Я подхватила свой заказ и уверенно направилась к нему. Немного волновалась. Странно, конечно, после Влада я еще не перед кем так не волновалась.

Присела. Я заметила, как пара зеленых глаз с длинными ресницами посмотрели на меня, и я тоже посмотрела на него, улыбнувшись.

— Не против? — обратилась, в шансе узнать мнение и услышать его голос.

— Нет, — приятный голос, мальчишечий, немного мягкий.

Я постоянно себя в душе ругала, чтобы не смотреть на него впритык, потому что не могла налюбоваться. Этого мальчика (а на вид он мальчик, только-только перевоплощающейся в юного мужчину), я хотела вылепить, нарисовать, песни и стихи посвятить, если, конечно бы, умела. Настолько он меня покорил своим видом, и теперь мне хотелось узнать, что у него внутри. Какой он.

— Хорошо. Приятного аппетита, — мое сердце радостно билось, когда я смотрела на милого парня передо мной.

— Спасибо, и тебе приятного аппетита, — он смутился, от чего его щеки немного порозовели, и это сильно повлияло на меня. Я не думала, что он стеснительный! Это невероятно умиляло.

Краем глаза я наблюдала, как он кушает, как его мягкие губы соприкасались друг с другом, когда медленно и аккуратно пережевывал пищу. Скулы отчетливо и красиво выделялись. (Как Влад ест, я не видела, ведь мы с ним не встречались, всяких посиделок у нас не было. У нас имели место лишь плотские утехи.) И, наблюдая за незнакомцем блондином, того как он ест, я почувствовала, что мне было сложно сдерживаться, чтобы не впиться ему в губы и скулы, которые безумно манили. У него даже еще не замечалась щетина, так легкие усики над губами и бородка, которые уже брил. Он был сама нежность и юность. Парень доел свою порцию и, улыбнувшись смущенно мне, ушел. Момента поговорить особо не выпал.

В общем, в дальнейшем, мы с ним пересеклись и я, конечно, сама к нему в друзья добавилась. Начали общаться. Потом еще предновогодняя вечеринка в клубе, которая стала лучшим моментом для нашего сближения.

Миша сам по себе был немного замкнут. Я не видела, чтобы он общался со своими одногрупниками и вообще видела его только одного. И как выяснилось, на это много было своих причин и самое главное, он был не уверен в себе, что меня безумно удивило. Ведь при нем было все! Да, одевался не особо модно, иногда выглядел даже потрепано, но меня это меньше всего заботило. То, как он при мне смущался (розовел! Я видела себя в отражении него), то, как красиво и грамотно говорил и интересные темы затрагивал — это покоряло. С каждым днем я влюблялась в него все больше и больше, и замечала симпатию с его стороны, но он был сдержан и вел себя даже холодновато, от чего не понимала в чем дело. Меня это расстраивало, но не сильно, потому что знала — Миша будет моим.

Остаться с ним наедине никак не получалось, а напрямую сказать — ну, с Мишей такое не прокатило бы. Он по душе — нежный цветок, и совсем не как все парни. Момента не выпадало, но я уже начала употреблять таблетки (презервативы сразу отпадают, Влад ими никогда не пользовался).

Я думала, что Новый год будет тем самым потрясающим моментом, когда мы с Мишей сблизимся, но я оказалась не права. Он Новый год отмечал только со своей семьей, и тем более, куда-то уехал. Я мало о нем что знала. Скрытный, зараза. О его семье не ведала ничего.

Но как приехал в город, он мне сразу позвонил. Я на тот момент по магазинам ходила, и он подъехал к торговому центру, где мы поговорили. И я узнала, что у него с бабушкой что-то произошло и она на профилактических лечениях в больнице. Никогда бы не подумала, что несчастье счастью поможет. Вообще он жил с бабушкой (мама умерла, а отец — алкоголик, лишили его родительских прав). Но на тот момент, я об этом не знала! Я узнала потом.

Мы же учились в одном заведении, и я начала замечать, что Миша как-то выглядит неважно. Что-то с ним не то было. Но он партизан, никогда ничего не расскажет. Меня раздражало, что он мне не доверяет. Однажды, мы переписывались и он проболтался, что хочет есть, а позаботится о нем некому. Слава Богу, он проговорился! В тот вечер я его силком заставила приехать ко мне. Отпирался до последнего, будь он не ладен!

— Я не хочу, чтобы ты уходил, — я рассматривала его профиль, когда мы типа смотрели телевизор (не могла же я его сразу выпроводить, как только поел, и не хотела подобного поворота событий.) Миша покраснел и опустил глаза вниз, а потом снова посмотрел на телевизор.

— Честно, не понимаю, почему ты со мной общаешься, — высказал мне, от чего я даже почувствовала легкую обиду. Мы с ним так хорошо общались, он такой интересный собеседник и вообще умный парень, и говорит мне подобное.

— Ты мне очень сильно нравишься... Даже больше, чем сильно нравишься, — мне было трудно сказать, что я в него влюблена. Наверное, потому что трезвая была.

Миша усмехнулся и покачал головой, еще больше краснея. Он надсмеивался не надо мной, он искренне не хотел принимать то, что он может кому-то нравиться.

— Не может быть такого, что такая как ты влюбилась в меня, — он меня чуть не убил этой фразой.

— Что ты такое вообще говоришь? — я впервые коснулась его скулы, чтобы он посмотрел на меня.

— Ты ничего обо мне не знаешь, не знаешь, как я живу и вообще... — он нахмурился и сжал плотно губы, продолжая на меня не смотреть.

— Мне плевать на все. Я знаю и вижу, какой ты, и от этого моя голова идет кругом еще больше. Будь со мной честен, Миш. Высказывай то, что ты чувствуешь, то, что внутри тебя. Забудь про все страхи и смущение. Будь со мной искренен, — я этого всем сердцем желала. Зеленые глаза посмотрели на меня.

— Ты мне тоже очень сильно нравишься.

— И больше ничего не надо говорить, — я улыбнулась, получив разрешение. Мое лицо было в нескольких сантиметрах от его покрасневшего, и губы соприкоснулись спухлыми красивыми губами, нежность которых я наконец-то смогла ощутить. Горячее дыхание ворвалось в мою грудь, когда наши языки сплелись. Он немного целовался неумело, но мне нравилось даже это. Миша был нежен и старателен. Его руки коснулись моей талии, неуверенно и невинно. Пальцы касались только талии, я понимала, что он думает, будто между нами будет только поцелуй и поэтому я переходила к действиям, которые заставят его хотеть большего.

Обняв за шею, я перешагнула его ноги и села ему на бедра, не отрываясь от вкусных губ, где наши языки все плотнее сплетались. Пальцы Миши сжались на моей талии, когда моя промежность впритык оказалась над его пахом. Как же я сильно хотела этого парня. Мои бедра невзначай плотнее соприкасались с пахом, и я чувствовала его нарастающее желание, как и сопротивление. Поцелуй Миши прекратился. Он прижался своим лбом к моему лбу и смотрел на губы, глубоко дыша.

— Мне, стоит идти, — по интонации слышала, как он не хочет никуда уходить, но он же воспитанный мальчик. Разве могло бы быть иначе?

— Зачем? Тебя ждут? — правая рука скользнула по его мягким кудрям к шее, поглаживая бархатную, горячую кожу, а левая дотронулась до его груди, ощущая через ткань кофты затвердевший сосок.

— Нет, не ждут. Но мне пора, — мои бедра снова двинулись, будто бы немного пересела, а на самом деле, проверяя хочет ли он меня еще или нет. Оказалось, хотел... И сильнее, чем ранее.

— Ты боишься? — ладони погладили его щеки и острые скулы, я глазами пожирала этого прекрасного принца.

— У меня еще ни разу не было. Я не хочу тебя разочаровать, — его сердце так сильно колотилось, что я слышала его стук.

— Ты меня не сможешь разочаровать, поверь. Просто доверься мне... — мои пальцы поддели его кофту, дотронувшись до твердого живота. — Я все сделаю сама, — наши губы сплелись и настал момент, когда я начала его раздевать. Миша был нетороплив и растерян. Я чувствовала, как он дрожал. — Я сегодня буду сверху, — проговорила ему с улыбкой и, поцеловав, надавила ему на грудь, от чего он лег на спину и смотрел на меня, часто дыша.

Мои губы поцеловали его подбородок, а руки поглаживали грудь, на которой не было ни единого волоска. Губы уже вкушали шею, впитывая в себя вкусный аромат, дальше грудь, живот, низ живота, где виднелась едва заметная дорожка из волос. Низ живота покрывался поцелуями, и эти поцелуи стимулировали Мишу, потому что его возбуждение было уже ничем не скрыть. И я ликовала. С моего лица не сходила улыбка, видя, что ему хорошо.

— Ева... — он подхватил мою руку, когда я начала расстегивать джинсы. Он боялся, стеснялся, был не уверен.

— Доверься мне, — взяв его руку, я поцеловала ее и убрала, чтобы мне ничто не мешало. Голова Миши откинулась назад, и он задышал еще чаще. Я стянула джинсы с трусами, освободив то, что хотело меня. Из меня вырвался тихий вздох, смотря на член Миши. По размеру он ничем не уступал члену Влада, и это меня очень обрадовало. Под моими ладонями горели бедра Миши, я медленно вела руками к эпицентру его пожара. Немного раздвинув ноги, я склонилась к члену, слегка подув на него. Миша отреагировал мгновенно, издав тихий вздох. Мои ладони поглаживали низ живота, когда я кончиком языка прошлась по периметру на бок лежащему твердому члену. Мягкая кожица со вздутыми венками, которые скрывала, меня сильно заводили. В следующий момент, я уже провела всем языком по члену, от чего тот несколько раз вздрогнул, как и его хозяин, что слегка приподнял голову и посмотрел на меня. И стоило мне увидеть зеленые глаза и пылающие щеки, мои губки обхватили головку члена и впустили ее в рот, слегка втянув, создав вот рту вакуум. Миша простонал и упал, приоткрыв рот. Как я в этот момент сильно текла! Видеть как хорошо твоему мужчине и как он беспомощен — это бесподобно. Я осознавала, что первый раз Миши должен ему запомниться и принялась старательно ублажать моего милого мальчика.

Губы посасывали член Миши, что стал полностью твердым и пылал в моем рту, ладони скользили по основанию, а пальчики перебирали яички, на которых присутствовал мягкий пушок волос. Удивительно, конечно. У Влада были жестковатые волосы. Многое мне было в новинку. Например, как и быстрый оргазм Миши, который я не смогла прочувствовать и даже предугадать. Это было неожиданно. Только начала языком облизывать головку и уздечку, как в лицо попала сперма, но я сориентировалась быстро и добро Миши пошло мне в ротик. На вкус он был приятный, мне очень понравился. Горловые стоны и вздохи Миши вообще звучали как симфония, и пока он кончал, я продолжала работать языком, и пальчиками массировала член с яичками, чтобы вышло все.

— Прости, — прошептал Миша, придя в себя, и посмотрел на меня, когда я вытирала с лица сперму. — Я не хотел... — он снова начал волноваться и сильно краснеть.

— Это вкусно, — улыбнулась моему мальчику и облизнула палец. — Все отлично, — я привстала и демонстративно сняла с себя футболку и лифчик, Миша смотрел на меня во все глаза. Расстегнув свои джинсы, потянула их вниз и стояла лишь в одних трусах, что были мокрыми, хоть выжимай. Они на мне долго не задержались и, сняв их, я присела на бедра Миши. — Тебе нравится? — я взяла его руку и повела ладонью по низу живота вверх, к грудям.

— Очень, — прошептал он, сглотнув.

— Теперь это твое, — да, теперь это принадлежит ему. Ведь нас с ним впереди ждет очень много замечательных моментов, где мы оба будем громко стонать, и кричать от испытываемых оргазмов.

Рука Миши сжала мою грудь и по мне прошлись мурашки, я придвинулась к нему ближе и своей промежностью начала тереться о его член, что лежал поперек, смотря головкой на него. Раскрыв пальцами половые губы я как бы ими обхватили ствол и начала скользить от головки к яичкам, дразня свой клитор.

— Смотри на нас, — прошептала я Мише, раскрывая пальцами промежность, которая сочилась как никогда и этими соками смазывала член, который снова был твердым. Я продолжала скользить назад и вперед, от чего испытывала сильное удовольствие. Вся моя щелочка текла от соприкосновения с крепким членом Миши. Подобрав пальцами член, я начала водить головкой и местом, где уздечка по клитору, долго Миша не протерпел, он снова кончил, причем выстрелил мне прямо в маленькую алую горошину, от чего я тоже испытала оргазм. На этом прелюдии закончились, и я вставила член в себя, и простонала, как и Миша, который впервые был в девушке. Мне очень льстило, что я у него первая и что именно со мной он впервые занимается любовью. Я была безумно рада.

Толстенький, твердейший член был во мне, и его массивная головка массировала мое лоно, заставляя громко стонать. Как же было классно снова ощутить полноценность присутствия мужчины внутри. Я сжимала вагинальное колечко, когда во мне оставалась лишь головка. А потом расслабляла и насаживалась до конца, соприкасаясь с бедрами Миши и его яичками, потом делала то же самое обратно. Моему мальчику это нравилось. Я просила терпеть и не кончать слишком быстро, потому что еще была не готова. Вскоре мучить его перестала и быстро задвигала бедрами, впуская как можно глубже в себя член. Мои пальцы поглаживали клитор, и раскрывали половые губы, чтобы Миша видел все. Он смотрел, ему нравилось. Его руки гладили мои бедра, касались моих грудей, и это было прекрасно. Вскоре внизу живота проснулся рой пчел, это означало, что все, скоро оргазм. Я смотрела на Мишу, любуясь им сверху, и быстро двигала бедрами, чувствуя скольжение члена в себе. Через секунды по стенкам влагалища ударила струя спермы, которая финишной прямой привела меня к оргазму. Я громко простонала, и мое тело затряслось, я как можно плотнее сжимала член и глубже насаживалась на него, когда ударные волны оргазма били по мне. Это было чудесно.

Моя голова лежала на мокрой груди Миши, губы устало целовали гладкую кожу, пальцы водили по его рукам, а Миша гладил меня по спине. Он все еще был во мне, и это меня радовало. Я чувствовала, как из меня тихонько вытекает сперма, и это тоже делало меня безумно счастливой и довольной. Так, в обнимку, на нем, я и заснула...