Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Искусство повелевать. Часть 3

… На утро следующего дня Госпожа осознала весь ужас произошедшего. «Что же теперь будет? Как он будет вести себя? Ладно, переживёт, ничего страшного. Только бы Людка не догадалась».

Когда Госпожа вошла в утренний, залитый солнцем офис – ничего ужасного не произошло: стены не рухнули на неё, и с небес не раздался грозный глас, корящий её за столь вольное поведение. Она тихонько вздохнула и прошла к своему столу, стараясь не афишировать своё появление. В офисе уже сидели девчонки, но дверь в кабинет шефа, казалось, была заперта. «Да что я, в самом деле!? Как кошка нашкодившая! Подумаешь, тоже мне большой начальник! Значит, если бы он меня имел, как хотел, то всё нормально, а если я его…»

Пришла уборщица, делавшая уборку каждое утро перед началом рабочего дня. Она дёрнула дверь в кабинет шефа, и начала ворчать и рыться у себя в кармане, ища запасные ключи. «Его ещё нет! Вот кошмар! Он же обычно самый первый приходит, потом смывается после планёрки!» – Госпожу от волнения охватил приступ тошноты… Пришёл начальник по строительству и тоже присел в ожидании директора. Девушки в офисе начали переговариваться и обсуждать личную жизнь шефа, отметили его последние похождения, посплетничали, как обычно, но постепенно, как-будто по воздуху всем передалась какая-то тревога – слишком необычной была ситуация.

Вдруг в кабинете раздался телефонный звонок, все вздрогнули и Ирина – секретарь взяла трубку, по её услужливому тону можно было, не спрашивая догадаться о том, кто звонил. Когда она положила трубку, все одновременно уставились на неё. «Заболел. Будет завтра.» – только и произнесла она. Начальник по строительству вздохнул облегчённо и заулыбался. Разумеется, он не сказал, что очень рад пожить хоть один день, не слыша дурацких воплей и необоснованный претензий. Он перемолвился парой слов с девушками, сдал какие-то отчёты Госпоже и удалился, видимо намереваясь сегодняшний день посвятить решению личных проблем.

Девчонки тоже оживились, включили музыку на компе и засобирались в магазин за шоколадками, пирожными и кофе. И только Госпожа сидела ни жива, ни мертва. Она уставилась в монитор и рассеяно отвечала на вопросы сотрудниц, отказавшись пройтись с ними прогуляться в магазин. «Что там с ним? Что мне делать? Может я его вчера сильно отметелила? Может на нём синяки? Ох, лучше бы он пришёл, по крайней мере, я бы уже знала, как вести себя!». День был бы весёлым, просто замечательным, если бы не дурные мысли. Приходил бывший сотрудник фирмы – старший менеджер.

Он шутил, кокетничал, пытался завязать знакомство с Госпожой – он уволился раньше, чем устроилась на работу она и видел её впервые. И со свойственной всем хорошим менеджерам страстью к общению, пытался напроситься к ней в гости, особенно делая упор на тот момент, что развёлся с женой неделю назад. Но Госпоже было не до флирта. В конце концов, менеджер потерял терпение и переключился на более общительных и более молодых девчонок, принёс бутылку шампанского, и ни у кого не спрашивая, раскупорил её прямо в рабочее время. Госпожа, которая и по должности и по возрасту была старше, даже и не подумала протестовать против такой анархии. «Пусть отдохнут от него хоть денёк! Скоро ещё и Людка вернётся, начнётся разбор полётов. Эта сука найдёт к чему придраться»…

На следующий день, ещё идя по коридору в офис, Госпожа поняла, что шеф ожил и уже на работе. Его крики были слышны ещё этажом ниже. «Ирку распекает… А что я так напряглась? Самое худшее – уволюсь, хуже ничего не случится, а работу я найду! Успокойся, сделай глубокий вдох, улыбку на лицо и вперёд!».

В офисе стояла мрачная тишина, стало понятно, что настроение работников испорчено безнадёжно и на весь день. Ирина сидела у окна и вытирала слёзы. Госпожа поздоровалась со всеми и улыбнулась дежурной улыбкой. И от этой улыбки ей самой стало легче. Неожиданно она поняла всю комичность ситуации: она трахнула и выпорола директора, ну и что? Всё нормально, по-другому и быть не может, ведь она Госпожа, зачем скрывать это? Пусть он теперь волнуется! Ведь не зря Мерилин Монро писала на зеркале губной помадой: «Не волноваться, а волновать». Госпожа прошла к своему месту, взглянула на Ирину и, подойдя к ней, дотронулась до её плеча, Ирина подняла заплаканные глаза, вопросительно глядя на Госпожу. «Да и пошёл он на х…!» – шёпотом сказала ей Госпожа.

Ирина горько улыбнулась и согласно, едва заметно, качнула головой. «Тебе сделать кофе или чай?» – спросила Госпожа у расстроенной девушки. «Чай, пожалуйста» – тихим, гнусавым от слёз голосом произнесла Ира. Госпожа налила чай и поднесла его девушке. Ира взяла чашку и вдруг, взметнув взгляд за спину Госпожи, с досадой отвернулась. Госпожа невольно, следуя за её взглядом, обернулась. На пороге своего кабинета стоял шеф. Его поза говорила о его полной готовности к бою: он стоял с красным от недавнего крика лицом, широко расставив ноги и заведя руки за спину. «Ну, прямо гестаповец! Ему ещё автомат наперевес и повязку на рукав!» – подумала про себя Госпожа.

– Здравствуйте. Зайдите ко мне, пожалуйста, – голос шефа был безнадёжно сорван утренним криком.

– Хорошо, одну минутку. – Госпожа направилась к своему столу, чтобы включить комп и одновременно выиграть время, давая ему возможность успокоиться.

Шеф не стал ждать её и вернулся в свой кабинет, хлопнув дверью. Через некоторое время вошла Госпожа и села в кресло. Она мельком оглядела кабинет, который ещё два дня назад был местом удовлетворения её желаний. Этот взгляд не ускользнул от шефа и он догадался о её мыслях. Неожиданно весь его боевой дух куда-то улетучился, и он покраснел ещё больше. Их взгляды встретились. Госпожа улыбнулась, а он опустил глаза.

– Как дела? Что случилось вчера? Вы заболели? – Госпожа не стала ждать пока он придёт в себя и наберётся новых сил для воплей.

– Да… немного, просто устал (Что я несу?). – голос шефа стал совсем не слышным.

– Почему Ирина плачет? Что случилось? – спросила Госпожа.

– Она плачет? Я не хотел её так расстроить. Просто… я слишком погорячился, – он вздохнул и вновь отвёл взгляд. Затем, молча встав и выйдя из кабинета, подошёл к Ирине и, снова краснея, извинился перед ней. Так же молча, вернувшись в свой кабинет, он плотно закрыл за собой дверь, и они остались с Госпожой наедине.

– Как вчера вы тут без меня справлялись? Всё было нормально?

– Да… разумеется, мы работали как обычно.

… разговор принял официальный тон и Госпожа уже решила, что шеф будет вести себя как всегда, будто ничего не происходило между ними. Но вдруг он, выдержав небольшую паузу, произнёс тихим и робким голосом:

– Я всё время думаю о том, что произошло между нами тогда.

– Вам не понравилось? Нужно было сразу мне сказать об этом.

– Мне… мне очень понравилось… уж и не знаю, что лучше… лучше бы мне и не пробовать.

– Это моя вина, Вы ведь не знали, что я буду делать с Вами, но теперь уже поздно жалеть. – Госпожа примирительно улыбнулась.

– Да, поздно, – шеф вздохнул и рассеяно теребил какой-то листочек бумаги на столе, складывая его в гармошку и разворачивая, а затем складывая снова. Казалось, что он боится смотреть на Госпожу.

… тишина в кабинете становилась всё более напряжённой…

«Интересно, он что, моего предложения ждёт? Не дождётся! Это чтобы потом всю ответственность возложить на меня! Как будто это мне надо, а не ему!» – Госпожа начинала нервничать.

Не дождавшись её инициативы, шеф вдруг промямлил:

– Может мы встретимся сегодня?

– Возможно, а когда приезжает Людмила Петровна?

– Она звонила вчера и сказала, что приедет послезавтра, – шеф тяжело вздохнул.

Госпожа так же тяжело вздохнула в ответ:

– Хорошо, давайте встретимся. – Госпожа подумала о том, что ей сегодня не очень хочется нарушать свои планы, но упускать такой момент нет смысла.

Они договорились всё сделать точно так, как и в прошлый раз. Около 17 часов шеф попрощался со всеми и уехал, а Госпожа дождалась, когда все разойдутся и на этот раз сама позвонила ему.

Он приехал, привёз с собой ужин и вино и по его глазам было видно, что всё это время он только и думал, как бы повторить всё снова.

Госпожа не рассчитывала на то, что он предложит вечернюю встречу и на ней были одеты обычные чёрные колготки и обычное чёрное бельё… когда они сели ужинать, то стало понятно, что приятельских отношений им не завести не только по причине должностной иерархии, но и потому, что они ВООБЩЕ разные. Госпожа заставила шефа выпить порядочную рюмку водки. «Вот дожили, без водки и начать не можем!» – подумала она про себя. Шеф порозовел и стал общаться более свободно и развязно. Вдруг Госпожа сказала, что ей нужно отлучиться на минуту из кабинета. Шеф остался ждать, и в её отсутствие «хлопнул» ещё одну рюмку…

Когда она вернулась, на ней было одето всё то же самое: обычный тёмно-синий костюм, но колготок не было.

– Ты поужинал? – её голос приобрёл командные оттенки.

– Нет ещё, сейчас, уже доедаю, – похоже он решил подурачиться.

Это не понравилось Госпоже, она быстро подошла к нему и с размаху влепила звонкую пощёчину. Потом, взяв у него со стола тарелку с оливками и ветчиной, прошла через кабинет и села в дальнее от него кресло.

– Раздевайся!… На колени, живо! Ползи ко мне, псина!

Он пополз на четвереньках от своего стола к ней. И покорно встал, ожидал последующих приказаний. Госпожа положила оливок на свою обнажённую ножку, зажав его между большим и указательным пальцем, и протянула ступню прямо ему под нос.

– Говоришь – не наелся? Ешь! И смотри, не оставляй мне на ноге ничего, вылизывай старательно!

Шеф, немного помедля, осторожно взял оливок и съел. Затем он старательно вылизал её пальчики и между ними.

– Вкусно? А теперь принеси-ка банан со стола!

Шеф так же ползком на четвереньках вернулся к столу и, взяв банан, пополз назад. Так как нести банан в руках и ползти было неудобно, то он взял банан в зубы и очень комично, как пёс принёс его Госпоже. Госпожа, взяв банан в руки, очистила его от кожуры и отодвинув свои трусики в сторону и поставив ноги шефу на плечи, стала медленно и нежно ласкать свой клитор бананом. Шеф вожделенно уставился на эту процедуру. Госпожа видела, что он с ума сходит от желания зарыть своё лицо у неё между ног.

Она прекратила фруктовые ласки и начала ласкать бананом его лицо: губы, щёки; шею. Затем она вставила банан ему в рот и начала двигать им вперёд и назад. Шеф был возбуждён и смущён одновременно. Но чем больше Госпожа принуждала его делать этот фруктовый минет, тем больше он расслаблялся. Наконец она приказала:

– Ну что, шлюха, я тебя в рот сегодня оттрахаю. Нравится, когда тебя в рот е.. т? Кусай! Можешь его съесть, раз ты так голоден.

Шеф откусил банан и, прожевав, проглотил. Ему было ужасно стыдно и от этого было ещё приятнее находиться во власти этой женщины.

– А теперь доешь банан у меня между ног, – она взяла его за волосы и буквально воткнула его нос себе между ног. Он стал тщательно вылизывать её «киску», которая пахла бананом и желающей секса женщиной одновременно. Ничего вкуснее он не пробовал в жизни. Его охватило такое безумное возбуждение, что он заворчав как пёс, принялся лизать её всю, куда только мог добраться его похотливый и старательный язык. Он лизал ноги от ступней до бёдер, лизал «киску», которая уже давно была возбуждённо-красная и мокрая. Клитор Госпожи торчал и манил к себе как последняя надежда заката его сексуальной жизни.

– А теперь, потаскуха, встать! – голос Госпожи был хриплым и неровным от охватившего её возбуждения. Она приказала ему выкатить его кресло – огромный кожаный трон – в центр кабинета. Шеф выкатил его и вопросительно посмотрел на неё, молча ожидая дальнейших приказаний. Госпожа принесла свои колготки и приказала шефу сесть в кресло. Затем она завела его руки назад и связала их колготками за спинкой кресла. Шеф сидел, испуганно и молча смотря на неё. Госпожа повернулась к нему спиной и пошла прочь. Шефу на минуту показалось, что она сейчас его бросит одного, вот так связанного и уйдёт домой. Но Госпожа вдруг неожиданно повернулась обратно, и стремительно подойдя к нему, с размаху влепила такую пощёчину, что он чуть не полетел на пол вместе с креслом.

– Не надо, мне больно! – его голос был молящий, и даже не верилось, что такой взбалмошный и властный мужчина способен издавать звуки подобного диапазона и тона.

– Сегодня вечер наказаний! – Госпожа ударила его по другой щеке с не меньшей силой.

– Ты получишь то, чего заслуживаешь, а если не хочешь получить ещё больше, лучше умоляй меня, как можешь, возможно, я и пожалёю такую сучку, как ты!

И она стала на его голую ногу своей туфлей и надавила на его покрытые рыжим «мехом» пальцы.

– Пожалуйста! Не надо, Госпожа, пощадите меня! Я знаю, я плохо себя вёл, но я исправлюсь! Я сделаю всё, что Вы прикажете! Пожалуйста…

Но Госпожа продолжала хлестать его по щекам, отчего они сделались пунцовыми и на его глаза выступили слёзы обиды. Затем она принесла из шкафчика, в котором висел её кожаный плащ, пояс от этого плаща и начала хлестать своего директора по ногам. Шеф кричал, умолял, скулил и наконец ей надоело его бить или она просто устала. Госпожа взяла пояс за оба конца и завязала его вокруг головки его члена.

– Ну что? Кресло у нас катается? Посмотрим, выдержит ли твой парень, твой собственный вес. Или может тебе всё же стоит жрать поменьше? – и она принялась тянуть его за пояс, натягивая член всё больше и больше.

– ААА… не надо, он оторвётся! Ну, пожалуйста!

Разумеется, она и не собиралась катать его по кабинету в кресле, таща за член. Шеф был очень тяжёлый и кресло довольно массивное, но попугать его было приятно.

– Ну ладно. Ты получил по заслугам. Теперь тебе можно позволить удовлетворить меня. – Госпожа освободила его и от пояса на члене и от кресла и потащила к дивану. Она легла на диван и приказала лизать у неё…

Вдруг дверь кабинета распахнулась. На пороге стояла дочь шефа. Это была девочка ХХ лет, его младший ребёнок, очень болезненная и тихая, которая себя вела гораздо скромнее, чем её брат, работающий в этой же фирме…

Немая сцена была потрясающая: Госпожа в задранной юбке, абсолютно голый директор, лежащий у неё в ногах и его дочь, стоявшая в дверях и онемевшая от ужаса увиденного. Да… Гоголевский «Ревизор» со своей знаменитой немой сценой просто отдыхал.

– Папа! – крик девочки просто пронзил воздух и наконец разрушил всеобщее оцепенение. Госпожа и директор подскочили, а его дочь захлопнула дверь и убежала. Шеф начал быстро одеваться, бормоча себе под нос что-то о машине, которую дочь, вероятно, увидела на улице, проезжая мимо и решила зайти, про жену, что дочь всё ей расскажет, что ему ужасно стыдно и что ему п…. ц. Госпожа не помнила, как одевала колготки, как вызывала такси, как закрывала офис, ставя на сигнализацию. Но одна мысль была совершенно отчётливой: заявление на увольнение нужно написать сегодня же дома…