Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

История одного маньяка. Часть 3

ГЛАВА 6

Галина Кравчук и Светлана Бердник приехали в Саратов из Украины года два тому назад. Девушки не имели никакого профессионального образования, а потому им была одна дорога — в древнейшую профессию. Обладая яркой внешностью, они не кичились высокими моральными принципами, и поэтому, приехав в Саратов, сразу же откликнулись на заманчивое объявление «Работа для молодых, раскрепощенных девушек, зарплата от 70 000р, жилье предоставляется бесплатно». Так они познакомились с Борисом — сутенером по роду своих занятий. Он поселил их в однокомнатной квартире и сам лично возил по клиентам.

Если клиентуры не было, он заставлял выходить девушек на трассу. А ведь это опасно, можно было нарваться на какого-нибудь маньяка, да и исчезнуть бесследно. Но делать нечего, Борис с ними особо не церемонился, мог и по лицу съездить за неповиновение. К тому, что приходилось обслуживать помимо прочих, и его самого, девушки уже привыкли, хотя первое время и содрогались от его садистских штучек в постели. У него имелся целый арсенал садо-мозахистских атрибутов: плетки, наручники, кляпы и зажимы сосков, ошейники... Путаны имели возможность не только лицезреть эти штуковины, но и опробовать на своей шкуре.

Знакомство с Борисом состоялось в первый же вечер. Он устроил им что-то типа кастинга. Блондинку Свету с хрупким телом он подвесил на специальных канатах, обездвижил ее и оставил дырочки доступными для пользования. Она даже испытала что-то вроде удовольствия, когда Борис со всего размаху вклинился в ее щелку и принялся звучно и быстро трахать. Хуже всего пришлось пышнотелой Гале. Ее садист отхлестал плеткой по попе до красноты, потом вставил в отверстие бусинки с рукояткой и пристроился к влагалищу. На соски девушки были нацеплены зажимы, которые доставляли невыносимую боль в груди. Борис жестко, без всяких сантиментов трахал Галю и двигал рукояткой приспособления. Свете, до сих пор подвешенной к потолку, казалось, что подруга даже несколько раз отключалась во время сеанса. Дырки обоих девушек потом еще долго ныли, вспоминая проклятого извращенца. Вскоре эти игры перешли в обязанности проституток, сутенер два раз в неделю пользовал их без зазрения совести, а главное задаром.

В тот вечер, как назло он не нашел клиентов, и им пришлось мерзнуть в коротких юбках на трассе. На улице пушистыми снежинками кружил снег.

— Вот козлина Борька, — куря тонкую сигарету и злобно сверкая подведенными глазками, проговорила Света, — Сам дома сидит, коньяк попивает, а мы здесь торчать должны, ждать с моря погоды. У меня уже задница отмерзла.

— Точно козел он, даже имечко мамаша ему дала козлиное, — нервно хихикнула Галя, стуча от холода зубами.

— Надо же было нарваться на этого урода, а теперь никуда не денешься, придется работать, — уже смирившись со своей участью, вздохнула Света.

— Если он еще раз полезет ко мне своей плеткой и наручниками, я его пришибу ей-богу! Ему уже кроме нас никто не дает, все знают, что он за извращенец.

— Да подружка, лучше иметь дело со стариками — импотентами, всунул-вынул, отстегнул бабло и прощай крошка. А молодой да бойкий мочалить всю ночь может, встаешь с кровати и ноги разъезжаются.

Не успели они толком обсудить Бориса и своих клиентов, как возле точки притормозила блестящая черная иномарка, затонированная по последнему слову. Обрадовавшись, что хоть полчаса они смогут погреться в теплом салоне, девушки даже толком не рассмотрели, что за рулем сидит мужчина в светлом плаще и юркнули в теплое райское местечко. Машина плавно тронулась с места и повезла их в очередную неизвестность...

Утро выдалось погожим. Ксения вышла из подъезда и не торопясь пошагала к охраняемой парковке, где стояла ее железная ласточка — так про себя называла машину девушка. Глаза ее уперлись в яркий рекламный щит с политическим лозунгом, и прямо на нее с фотографии смотрел интересный мужчина, в светлом пальто, которое смотрелось на нем изумительно, словно его владелец сошел с обложки модного журнала. Что-то неуловимое мелькнуло в его облике, Ксюша не могла понять. «Не сотвори себе кумира. Сделай правильный выбор 2 декабря 2014 года. Голосуй за кандидата в мэра города Вячеслава Карпенко» — гласил лозунг.

Приехав на работу, она первым делом забежала к Игорю в кабинет. Ее любимый — ранняя пташка, уже с 7 часов был на работе и занимался бумагами, которые, кстати сказать, терпеть не мог, но в силу своей должности обязан был заниматься этой рутиной. Майор поднял глаза на вошедшую девушку:

— Привет Ксюшенька! Как спалось тебе сегодня без меня? — явно флиртуя, спросил он.

— Привет Игорек, — она чмокнула его в щечку. — Спалось мне отлично, так как я это делала не одна.

— Неужели у меня появился соперник!? — сделал страшные глаза Игорь.

— Да, зовут его Тимофей, он всегда мягкий и пушистый, в отличие от Вас, — она потрогала его слегка колючую щеку.

— Понял, исправлюсь. Как у тебя дела главный архиватор города? Справляешься?

— Справляюсь, конечно, — фыркнула Ксюша. Тут буквально на днях одно дело мне в руки упало. Я, конечно, по привычке его изучила малость и до сих пор в ужасе.

— Ты о каком деле ведешь речь?

— Владимира Бутенко — маньяка, которого посадили 9 лет назад.

— Я в школе милиции учился тогда, как вчера все помню, — задумчиво начал рассказ Игорь. — Весь город на ушах стоял, власти требовали найти и выдать на блюдечке им негодяя. Даже нереальную сумму вознаграждения обещали, не говоря уже про звездочки на погоны. Помню, как я самолично хотел найти мерзавца и своими же руками придушить его. Конечно, во мне играл юношеский максимализм тогда. Я еще долго не мог поверить, в то, что Владимир Александрович жестокий убийца. Ведь мы с другими студентами часто бывали у него в морге, иногда присутствовали на вскрытии, дабы убить в себе отвращение к трупному запаху. Ведь мы будущие опера, а значит и работа с трупами будет чуть ли не еженедельная. А потом мы слушали байки про жизнь мед. экспертов и пили медицинский спирт. Не могу поверить, что мы чувствовали себя вполне комфортно в обществе убийцы.

— А что если ОН не убивал и не насиловал? — выдвинула свою версию добрая Ксения, ей всегда хотелось всех оправдать, наверное, она смогла бы стать даже адвокатом дьявола. — Все никак не могу поверить, что человек, давший клятву Гиппократа, так жестоко обходился с женщинами. Тем более я читала дело, там столько неувязок! Даже мне — не профессионалу это видно. Все обвинение строилось на том, что чудом выжившая Марина опознала его и четко дала показания, что данный человек насиловал ее и хотел убить.

— И среди медиков бывают жестокие люди, поверь мне. Удивляет, что вышли на него милицейские работники по анонимному звонку, некто позвонил и сказал, что знает имя злодея и назвал его, требуя немедленно задержать его и провести обыск в его машине и на даче.

— Странно все это, хотя судьям виднее, значит и правда он все это сотворил. Что-то засиделась я здесь с тобой, — спохватилась Ксюша, а вдруг я кому то понадобилась, пойду к себе.

— Подожди, малыш, а как же поцелуй? — Игорь шутливо обиженно надул губы.

— На работе никаких личных отношений! Вот твой поцелуй, — она поцеловала свою ладошку и помахала ему. — Ариведерчи! До встречи в 18.00 возле парковки и я подарю тебе миллион поцелуев.

— Ловлю на слове, крошка. Никуда не отпущу, пока весь долг не отдашь.

Она засмеялась и скрылась за дверью. Вернувшись к себе, девушка включила компьютер, проверила рабочую почту, выпила чаю. Взгляд упал на дело Бутенко. Ей пришла в голову шальная мысль встретиться с той девушкой, Мариной. Зачем она и сама не знает, просто хотелось поговорить с ней о злодее. Все-таки Ксюша будущий следователь, пора потренироваться в налаживаниях контактов с незнакомыми людьми. И потом она подвизалась писать детектив, а значит разговор с жертвой будет не лишним, опишет в подробностях готовый образ. СМИ писали, что Марина попала в психиатрическую лечебницу спустя два года после нападения. Столько лет прошло, где сейчас ее искать? В материалах дела был ее адрес: улица Маяковского дом 6. Сейчас как раз время обеденного перерыва, если уйти никто ее не хватится ближайшие два часа. Решено. Она завела свою малышку Киа и покатила по узким улочкам. Дом 6 представлял собой пяти этажное здание. Возле подъезда несли свою вахту старушки.

— Здравствуйте! — громко поздоровалась Ксюша, очевидно принимая бабок за глухих.

— День добрый, красавица, — ответила самая бойкая бабуля, похожая на цыганку.

— А не подскажете, как найти Марину Шевцову?

Бабки переглянулись между собой

— А зачем тебе наша полоумная? — спросила все та же цыганка.

— Разговор у меня к ней есть. Дело деликатное вы уж извините меня.

— Да какие с сумасшедшими могут быть деликатные разговоры? — махнул рукой божий одуванчик. — Она ж плохая совсем стала, ни с кем не говорит, лежит в кровати бредит или в психушке валяется, когда совсем невмоготу. Кричит все время: «Это он, уйди, он», особенно по ночам. Я же через стенку с ней живу, все слышно, — доверительным тоном произнесла бабуля, видимо страдающая от нехватки разговоров с новыми людьми.

— А сейчас она где? Дома или в диспансере? — решила уточнить Ксюша. Она уже сама не понимала, что здесь делает, почему расспрашивает про Марину. Поддалась сиюминутному порыву и вот, пожалуйста, находится на другом конце города и расспрашивает про сошедшую с ума девушку. Ну какой с нее свидетель?

— В психушке она, наверно больше не выйдет оттуда. Буйная, вены резать пыталась, нельзя такую одну оставлять, нарубит дров, ой наломает, — ответила другая бабуля, тоже не менее осведомленная о случившимся. Было ясно, что любимая тема разговоров у старух о бедняжке Марине.

Ксения сухо попрощалась с бабками и отошла в сторону, она приняла решение навестить Шевцову в диспансере, может, удастся с ней поговорить, из принципа захотелось довести дело до конца. Пока она ехала на улицу Бакинскую, несколько раз в зеркале заднего вида замечала черную, блестящую иномарку. В марках и моделях машин Ксения разбиралась неплохо и теперь с уверенностью могла сказать, что это был Кадиллак. Он следовал за ее Пиканто не отставая, стараясь не привлекать к себе излишнее внимание, но и не особо прячась. Если ее машина перестраивалась в левый ряд, он повторял тот же самый маневр, Ксюша принимала правую сторону для поворота и он в последний момент поворачивал за ней, словно провожая ее. Переступив порог диспансера, первым делом Ксюша решила отыскать лечащего врача Марины, чтобы узнать насколько она вменяема. С этой целью она вошла в ординаторскую, предварительно постучав. В кабинете сидел мужчина лет пятидесяти, лысый, в очках с толстыми линзами и белом халате, он писал какие-то бумаги. Коротко взглянув на девушку, разрешил:

— Да-да, входите.

— Добрый день! Я хотела бы поговорить с лечащим врачом Марины Шевцовы. Я ее сестра, — пришлось соврать Ксении, иначе она не рассчитывала узнать правду по поводу состояния больной. — Вот только узнала, что у Маришы опять приступ случился и сразу сюда.

— Девушка, как вас там?

— Оксана.

— Так вот Оксана, ваша сестра опять предприняла попытку суицида, — сняв очки, серьезно сказал врач. — Сегодня утром, санитарка как обычно зашла сделать уборку в палате, зашла к Марине, а она лежит на полу и истекает кровью, порезала вены, ножом. Откуда он у нее взялся пока не знаем, проводится проверка, скорее всего, взяла из столовой. Ее удалось спасти, поместили в реанимационное отделение. Теперь ее ни в коем случае нельзя оставлять одну, не может быть и речи, чтобы отпустить ее домой. Извините, но я должен Вас предупредить, готовьтесь к худшему.

— Спасибо за информацию... — только и смогла вымолвить Ксюша, она была потрясена, девушка Марина, вне всякого сомнения серьезно больна.

— Да вот еще, — уже в дверях окрикнул ее доктор, — она записку написала... предсмертную. Не хотите взглянуть?

— Конечно, давайте.

Он достал лист бумаги, на котором черной пастой было выведено: «Он меня преследует. Демон приходит к власти, бойтесь его». У Марины явно развилась мания преследования на фоне шизофрении.

— Записку я отдам правоохранительным органам, не возражаете?

— Нет, что Вы. Они должны быть в курсе происшествия. А теперь извините меня, я пойду. Спасибо Вам. До свиданья.

Когда он выезжала со двора психоневрологического диспансера, ее подрезал черный Кадиллак, тот самый что провожал ее на пути сюда. Едва она успела нажать педаль тормоза, чтобы не врезаться в задний бампер этой сияющей черным перламутром машины. Зло выругавшись, она остановилась, а Кадиллак рванул дальше. Только и успела запомнить она номер с444. Ну и дела! Что называется, права купил, а ездить не купил! Приобретают дорогую тачку на ворованные бабки и считают себя хозяевами жизни! Противно.

Кое-как собравшись с мыслями, она вернулась на работу. Ее компьютер был завален электронными письмами, требовавшими ответить срочно на запросы. Она принялась за свою обычную работу. А в 18. 00 часов, как и обещала, Игорю Кольцову, ждала его на парковке. Просидев около получаса в своей в машине, Ксюша поняла, — он не придет. Нужно позвонить и узнать, что случилось, неужели ему не нужны больше ее жаркие поцелуи? Достав из сумочки свою старенькую Нокию, она набрала заветный номер. Через несколько гудков раздался густой баритон майора

— Да. Слушаю.

— Игорь, это я. Мы же договаривались, кажется, сегодня с тобой о встрече. Ты забыл?

— Малыш, я не забыл, у нас тут ЧП произошло, из реки выловили двух девушек, я на выезде здесь со Скворцовым работаю.

— Я все поняла. Как освободишься, приезжай ко мне домой, буду ждать тебя и подробностей. Это ОН да?

— Да, похоже его рук дело.

Уже поздно ночью они сидели в Ксюшиной уютной кухне и пили чай. Игорь рассказывал про дневные события. «Рыбаки удили рыбу на правом берегу Волги. Один из них пошел проверить сети и увидел, что к берегу прибило что-то, издалека не рассмотреть. Он подошел ближе и увидел истерзанный труп девушки. Одежда на ней практически отсутствовала, коротенькая юбочка и колготы в сетку, все что на ней осталось. Сделали вывод, что девчонка проститутка. Жаль беднягу, молодая совсем, лет 21—23. Вызвали водолазов, они прочесали речку и нашли труп еще одной девушки. На ней тоже были фрагменты одежонки: та же юбчонка мини да кофта просвечивающая. Эксперт предварительно сказал, что убиты в одно время, а точнее задушены. Тела тоже в плачевном состоянии, у одной не хватает ушей, у другой пальцев. Теперь уже точно понятно — орудует жестокий маньяк и нужно бросить все силы, что найти его. Начальство рвет и мечет, требует искать по горячим следам. Да какие следы? Ничего не оставил. Ни протектора шин, ни обуви, ни-че-го. Не хочет гад, чтобы его поймали».

— А девчонок установили, кто такие? Может их родители уже обыскались. — спросила Ксюша.

— Все проверили. Вышли на личность по имени Борис, сутенер девчонок Светы и Гали. Они приехали с Украины сюда за заработки, сразу же познакомились с этим субчиком, он стал их по клиентам возить, квартиру дал, иногда выгонял на трассу, но самое главное истязал сам их обоих. Нашли свидетели, которые характеризуют этого Бориса, как опасного сексуального извращенца. Мы его задержали по подозрению в убийстве, выложил все про девчат, всю подноготную, но клянется, что не убивал. А может и задушил, кто его знает? Потом отрезал части тела, чтоб на маньяка подумали, и вышел бы сухим из воды. В общем, ведется следствие, с нетерпением ждем результаты экспертиз.

— А тебе не кажется, что маньяк специально выбирает неблагополучных женщин для своих целей? Может быть, он возомнил себя Джеком-Потрошителем, очищающим город от скверны? Надежда Пустовалова поломойщица, работала на вокзале. Галя и Света — проститутки.

— По-моему он просто псих! — взорвался Игорь, — ну чем ему могли помешать эти безобидные девушки?! Поймаю урода, места живого не оставлю на нем — сжал кулаки майор.