Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Жан. Часть 3

Пройдя через амфиладу комнат, мы зашли в ванную. Ванную?!
В юности я занималась в секции художественной гимнастики. В группе было 18 гимнасток, не считая
кучи малышни. Все мы, от директора до последней малышки, гордились нашим тренировочным залом, его зеркальной стеной и диагональю для прыжков, равной ровно 12-ти шагам.
Так вот, эта наша гордость была жалкой забегаловкой по сравнению с тем, куда я попала. Про сумму квадратных метров я просто умолчу...
Я лучше перечислю всё, что находилось в этих самых метрах. Три огромные стены представляли из себя сплошные зеркальные панно, разделённые золотыми полосами.
Четвёртая стена — сплошное стекло, за которым раскинулся уходящий вдаль сосновый бор. Потолок, на три его четверти — телевизионная плата, на которой под прекрасную музыку медленно текли облака.
В центре — бассейн, вырубленный, по моему, из цельного ствола какого дерева. Хотя я могу ошибаться...
Я понимаю, что уже утомила вас своими восторженными описаниями, ведь не за этим вы открыли мой рассказ. Поэтому, описание бара, шкафов и прочего я просто опущу.

Но массажный стол рядом с бассейном обязана упомянуть... Такое не забудешь...
Итак, пока я стою с открытым ртом, Милана открывает одно из зеркал, а там — десятки халатов, самых разных расцветов и фасонов. Выбрав пару и забросив их на плечо, она возвращается ко мне и со словами:
— Вы позволите? — легко сбрасывает с меня сначала топик, а потом юбчонку. От неожиданности, я инстинктивно зачем то прикрыла грудь руками.
— Ну, что вы? Зачем же закрывать такую красоту? — Милана, смеясь, опустила мои руки.
— Они у вас само совершенство! — говоря это, она нежно обвела ладонями мои груди и, приподняв их, лёгкими поцелуями пронеслась по соскам.

— Вам надо всегда быть обнажённой, вы так красивы... Дома вы так ходите?
Она стала рядом и указала на наше отражение в ближайшем зеркале. Пока я, как бы со стороны рассматривала себя, Милана быстро сбросив всю одежду, пристроилась опять рядом.
— Нет, в нашей семье так не принято... Эдгар бы не одобрил...
— И он тоже перед вами не раздевается?
Я вспомнила, как однажды Эдгар зашёл в ванную, когда я купалась. Он не знал, что я дома, был, как всегда, немного выпивши и решил, видимо, отлить.

Уже открывая дверь, достал член и так с ним в руке, появился передо мной. Прошло всего несколько месяцев после свадьбы, мы до сих пор стеснялись друг друга и возникшая ситуация заставила нас замереть. Эдгар, как мужчина, быстрее нашёлся:
— Какая ты у меня красивая... А я как раз о тебе думал... И вот... — он кивнул на член в его руке.
— Не ври, негодяй, — засмеялась я, пытаясь шуткой разрулить ситуацию, — просто пописать решил и мне попался.
— Ну, решил, — признался он, продолжая разглядывать меня, — так может поможешь? А то всё сам да сам...
— Мужу нельзя отказывать, — продолжая смеяться, я вылезла из ванны и взяв член из его рук, как собачку на ремешке, повела к унитазу. За 2—3 шага нашего пути, Эдгар пощупал мою попку, успел по быстрому заглянуть пальцем и пониже, а я с удивлением ощущала, как растёт и тяжелеет предмет в моей руке. Осознание силы и власти моего тела над ним, впервые пришло мне в голову. И это было очень приятно.

Доведя его до унитаза, направила член и скомандовала:
— Пуск! — и конечно, без всякого результата.
— Попробуем так... , — и сделала пару нежных фрикций. Член стал крепок и не вмещался уже в руку.
— Наверно надо ещё, — продолжала издеваться я над онемевшим мужем, ускоряя темп...
— Может надо продуть? — и встав на колени прямо у унитаза, взяла в рот и приласкала языком.
И тут мой муж наконец ожил. Схватив за голову, он начал натягивать её на член с такой силой, что я чуть не задохнулась. Повезло, что почти сразу кончил...

Сперма хлестала из него как вода из шланга и я не успевала глотать. Я вытащила его изо рта, а он всё пускал и пускал всё ослабевающие струйки мне в лицо.
Ещё пару спазм в нём я ощутила рукой и «тузик сдох». Это был первый раз, когда я пила мужнину сперму, первый раз, когда я сама предложила орал и первый раз, когда я осталась довольна произошедшим.
(... а всё потому, что произошло спонтанно, без привычного и приевшегося сценария: спальня, кровать, лёг, погладил, вставил, кончил, заснул... Это молодым семьям на заметку...).

Итак, мы с Миланой голые стоим перед зеркалом и оцениваем друг друга:
— Я бы у тебя взяла талию... При твоих бёдрах, она слишком изящна...
— А я, конечно вашу грудь. От ваших сосков можно с ума сойти...
Я, смеясь, пальцами покрутила оба соска, отчего они ещё более вытянулись и налились кровью.
— Так лучше? Они сладкие... Попробуй...
Милана мгновенно впилась поцелуем в ближайший от неё и начала играть с ним языком.
Мне было хорошо. От свободы, от отсутствия обязанностей и контроля, от окружающей меня вседозволенности, от ласк этой милой развратницы... Мне было хорошо... И моей груди тоже...

— Мадам, добро пожаловать на массаж — Милана церемонно подала мне руку и подвела к столу.
— Одну секунду, мадам.
Она легко пробежала к бару, (ох, эти трясущиеся бёдра и ягодички...), налила два бокала и также бегом вернулась. Напиток был лимонного цвета, в отличие от розового, который я пила в зале.

— Опять «хитрый»?
— У мадам они все хитрые. Этот специально перед массажем. Для лучшего восприятия... — загадочно прищурилась Милана.
— Пейте, не бойтесь...
А я уже ничего не боялась... Выпила залпом и легла на, покрытый какой то шкурой с коротким ворсом, стол. Он оказался с подогревом, ворсинки ласково щекотали
кожу... Хорошо то как... Груди мои отяжелели... киска внезапно увлажнилась... чувствую, что на лице блаженная улыбка... Я уже ничему не удивляюсь... Знаю, что это всё «хитрости» Жан, её волшебных напитков.
Милана внимательно наблюдала за моим состоянием и как бы ждала возможности начать массаж. С трудом приподняв отяжелевшую руку, я дотянулась пальцем до её киски и мазнула по клитору. Он был тоже влажен... Как хорошо...

Она кивнула головой, в знак понимания, и начала лить на ладони тяжёлые капли какого то тёмно-коричневого масла. Массаж начался с шеи, прошёл через все позвонки и, конечно, задержался на груди.
Грудь купалась в масляных потоках, её вытягивали, нежно пожимали, вдавливали и выдавливали соски.
Ощущения были усилены необычной тяжестью и величиной моих желёз и я стала представлять, как их одновременно ласкают множество прекрасных амазонок и сильных воинов с огромными членами.
Вот один из них, самый прекрасный и сильный, легко их приподняв, вставил между ними свой поршень и...
Он легко доставал до моих губ, каждый раз я пыталась его ухватить ими, но он опять удалялся... На пике животного возбуждения, я хочу дотянуться до своего клитора и само-удовлетвориться, но на пути моей руки всё тот желанный, но недостижимый член.

С трудом размыкаю веки... Ниже груди, на мне расположилась Милана. Закушенная губа, запрокинутая голова с закрытыми глазами, обеими руки сжимает мою грудь и стоячим её соском мастурбирует свой клитор. Отвратительное, прекрасное, сюрреалистическое воплощение вожделения.
Бедная девочка, она испытывает тоже, что и я.
— Иди ко мне... Я помогу...
— Мне нельзя... Лучше я вам... Вы гость, мадам...
Она соскользнула с меня и нажала на столе какую то кнопку. Струя тёплого душа ударила мне прямо в раскрытую вагину, смывая озерцо, натёкшее с меня за время массажа. Возбуждение пошло, наконец, по нарастающей.

— Слабее, сильнее? — регулирует Милана.
— Нет, так хорошо, оставь...
Что бы усилить кайф, я потянулась к клитору...
— Нет, разрешите мне. Можно я лягу на вас?
— Делай что хочешь, но я хочу оргазма.
Милана ловко устроилась в классическую позу 69, нырнула мне между ног и сразу всосала мой жаждущий клитор... Язык облизывал попавшуюся жертву, не оставляя в покое ни на мгновение. Её пальцы под струями воды мягко вошли в вагину и начали там свою отдельную жизнь.
— Выключи душ... слабо тебя чувствую... — начала руководить уже я.
Душ исчез, я, наконец то, иду к финалу под руками этой мастерицы. Внезапно пальцы выскользнули из меня...
— Что такое? Почему?
— Отдохните, мадам. Всё будет в своё время... Посмотрите несколько минут телевизор.
Я подняла глаза на потолок. На экране текли фрагменты нашего недавнего времяпрепровождения в зале: вот Жан мастурбирует смирно стоящую Милану.
Не знаю как это снималось, но истекающая соками киска, входящие в неё пальцы, игра с клитором — всё видно крупным планом. Вот и я, мастурбирующая на диване...

Будучи в трансе, я даже не заметила, что Жан, оставив Милану на некоторое время, подсела ко мне и участвовала в моих играх... А здесь отлично видно как она входит пальцами в меня, пока я увлечена другим.
Вот эпизод уже с массажа, во время моих видений: страпон рыщет между грудей, а я пытаюсь ухватить его ртом... И нет никакого воина с членом... а жалко, кстати...
Я, действительно, отдохнула немного, напряжение спало, как, наверно, и действие напитка. Милана по прежнему на мне, нежно языком гладит мне губы, обильно смазывая их своей волшебно-мыльной слюной.
Слюна стекает по промежности, заливая анус. Её пальцы следует за слюной и начинают его массаж. Мне интересно, я много слышала, даже видела в порно, но ничего подобного не испытывала.

Какой разврат, как хорошо... Палец очень бережно и осторожно, как по маслу, входит в меня.
Моему сфинктеру наплевать, он не хочет сопротивляться, он хочет новых ощущений. Палец начинает возвратные движения, я прислушиваюсь и спрашиваю себя:
« Тебе и это нравится сучка? Тебе и это хочется, блять?» Мне сейчас хочется себя оскорблять, я это заслуживаю... Да, этой сучке нравится анальный секс и она теперь это знает.
Возвращаю губы Милены на клитор, она пытается уйти из попки, но я, сжимая сфинктер, задерживаю её. Повернув голову, она одобрительно улыбается, я с улыбкой киваю в ответ.
И вдруг вижу, что прямо перед моим лицом уже долгое время её, так понравившаяся мне, попка. Да и всё остальное недалеко и руки, зачем гладящие ей только спину, свободны...

Провожу пальцем по влажным губкам... Они немного раскрываются... И это всё в каких то 10—15 см.
от моего лица. Жду реакции... Её палец не перестаёт ласкать мой анус, как будто ничего не случилось и никто к ней не прикасается. А говорила, что ей нельзя с гостем...
Если женщине хочется, то ей всё можно, мозг просто отключается. Рассматриваю её прелести... Ведь я никогда не была так близко не была глазами к женской вагине. Красиво... Нежно... Светло — розово...
Нежно дотрагиваюсь до клитора... Я женщина, я знаю как приятно... Палец в моей попке останавливается... Понятно, она хочет сосредоточится только на своём кайфе.

Но меня это не устраивает и я отвешиваю лёгкую «пощёчину» по её сладкой попке. Ягодица вальяжно
колыхнулась, пальцы вновь вернулись к работе, гладя тоненькую перегородку между вагиной и попочкой. Как же это сладко и почему я этого раньше не знала и не испытывала.
Я чувствую приближение оргазма, но хочу и ей доставить удовольствие, аналогичное моему. Уже не задумываясь, коротко делаю массаж «звёздочки», но это не было нужно так как мой палец легко проваливается в тесный и жаркий тоннель.
Ох, Миланочка, сколько же пальчиков и членов нужно пропустить через себя, для подобной лёгкости проникновения в твой зад?! Она начинает со стонами насаживаться на оба пальца спереди и сзади, довольно сильно всасывая мои губы и клитор.

Мы с ней на финише и лёгкая боль его только приближает. С криком я сгибаю крючком оба находящихся ней пальца, мне хочется сделать ей больно. Она прикусывает зубами клитор... и взрыв в мозгу...
и долгие судороги... и слёзы... Всё, что накопилось во мне за этот волшебный день, вылилось в этот животный рык.
Когда я, совершенно опустошённая и обессиленная пришла в себя, то услышала рыдания Миланы, лежавшей на полу около стола, точно в такой же прострации.

Я сползла к ней, мы обнялись, прижались друг к другу и слились в поцелуе. Какой же это был поцелуй!!!
В этот момент в зале раздался мелодичный сигнал. Я не понимая откуда это и зачем, начала крутить головой. Но Милана, кивком указала мне на зеркальную стену.
Там одно из центральных зеркал, медленно испаряя отражение, превратилось в прозрачное стекло, за которым я увидела сидящую в кресле обнажённую Жан.
На её залитом слезами лице была грустная улыбка и она... аплодировала...