Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Соблазн на пороге

В жизни каждого мужчины появляется такая дилемма: остаться с той, что любит, или уйти к другой.
Вот и мне пришлось столкнуться с подобной проблемой. Но обо всем как говорится по порядку.

Имеется у меня прекрасная с наружности девушка. Зовут ее Каринкой. Красивая и ухоженная 19-летняя студентка. Мы с ней любили друг друга. Так получилось, что мы были знакомы с самого детства. Росли в одном дворе, ходили одни в садик и школу. Потом судьбе было угодно нас разлучить, но не тут--то было. Я сразу понял, что терять такую красотку нельзя, отпущу и больше не сыщу во век. Так ей сразу и сказал, чтоб от меня ни на шаг.

У нас с Кариной была романтика. Сидели дома при свечах, пили вино, ели сыр Ламберт. Поочередно поглядывали с похотцой на друг друга. Случайная искра могла заставить разгореться пламя страсти.
Еще один миг и я бы кинулся на Карину, опрокинул ее на стол, задрав подол, но... раздался стук в дверь.

На пороге стояла юная дева. К ее лицу прилипли длинные патлы волос, ведь на улице шел столбом ливень.
— Простите, могу я у вас переночевать. Меня выгнали из дома и мне некуда пойти. — прошептала она вперемешку со слезами на глазах.
Мне она приглянулась сразу, ведь внешностью до боли напоминала Каринку в юности.
— Проходите, чувствуйте себя как дома. — ответил я, не отрываясь от ее мокрой майки.

Озираясь по углам, она не смело вошла. Я дал ей понять, что бояться нечего принимая открытую позу.
— Вот, — было начал я. — Это у нас прихожка. Дальше идет кухня, сральня... кххм, туалетная комната, извините и ванна, само собой.
Она уже скинула свои туфли-лодочки и босыми ногами ступила на ковролин.
— Вот вам тапки. — нашелся я и подсунул с зайцами.
— Артеееем, кто там пришел? Олег мудак или Костик пидорасина? — подала голос с полутемной кухни Карина. — Скажи им, чтоб шли домой, заперлись в своих пещерах и сдохли там поскорей!
— Карин, у нас гостья. — полушепотом ответом я.

Признаться я и сам был скован, ведь 100 лет таких прекрасных дев не видывал, а тут такое. Пришла сама и грудь нараспашку.

Карина тем временем вышла с кухни.
— Здрасти! — сказала. — А вы собственно кем приходитесь Артему?
— Кому? — не одупляла прекрасная незнакомка.
— Мальчику моему. — сказала Карина с похотцой. — Бойфренду. Ебарю. Называйте как хотите.

Грубость Карины меня унижала. Что подумает эта бедная бездомная девочка обо мне? Выгляжу я в ее глазах взрослым половозрелым мужчиной или юнцом-молокососом?

— Извините, но я не понимаю о чем вы. — пролепетала девушка.
— Звать как?
— Машей. — ответила она и опустила свои густые ресницы.
— Машей значит. — подытожила Карина. — А делаешь здесь ты что? Решила воспользоваться моим отсутствием и попрыгать на звере-хуе моего Артемки? НЕ-ВЫЙ-ДЕТ!!!
— О, нет. Вы не правильно меня поняли. Я просто...

— Просто-просто... — перебила Карина. — Просто, когда масло ешь с горячего тоста, а меня так просто не провести, шлюха!
Я молча стоял и не вмешивался. Исполнял роль миротворца, так сказать.
— Так, — командным голосом распорядилась Карина. — Отставить пиздешь! Шуруй в ванну и умойся Бажел, то есть Маша., приведи в себя порядок.
— А ты, сучий хвост, — это она уже ко мне обратилась. — Иди на кухню и прибери все как подобает.

Быстренько подмев пол, я шмыгнул в санузел, дверь естесна была закрыта.
Меня снедало дикое желание узнать, что же там, за этой потаенной дверкой. С горящими глазами я приник к прорези в двери.

Я лупил в замочную скважину, как заправский извращенец. Рука сама нащупала корень и машинально сдавила его у основания.

Юная нимфа была прекрасна. Опишу ее с вашего позволения:

В нижней части живота промеж двух чуть разведенных ног бурел темный, чуть курчавый волосяной покров. Он (этот покров) прикрывал плотно сомкнутые врата разврата — половые губы — которые можно было раскрыть лишь хорошо подготовленным ключом — половым членом

Глядя на раздвинутые бедра красотки, которая восседала на фаянсе, я не мог не предаться развратным мыслям.
Мне до ломоты в членах захотелось тройнечек. Прямо сейчас.
Я, Карина и эта таинственная незнакомка. Я представил, как сижу тузом со стаканом томатного сока, а моя девочка отлизывает незнакомке. МММ, умереть — не встать!
Потом мои мысли скользнули дальше, в сторону полнейшего изврата и остановить их я, увы, уже не мог. Вот что я представлял далее:

Я в роли супруги и мои друзья (брат Олежа, друн Севка) пошли на пикничок в лесополосу. Все знали, что изрядно выжрут и будут трахать жену (меня), вафлить и унижать, заставлять лизать их грязные жопы, сидеть у меня на лице, ссать, вылизывать жену-меня после того как в нее наспускают, я же для них чмо.

Я только подумал, что это отличная «рыба» для рассказа, как меня схватила властная рука за ухо. Я еле сдержался, чтобы не раскричаться.

— Ну что, Следопыт, нравится наблюдать?
— Я... это! Это не то, что ты подумала. — закричал я сам не свой.
— Не кричи, черт. Бедную девочку спугнешь! Дай мне посмотреть! Что ты там такого интересного увидел, что аж так брюки топорщатся?

Карина грубо оттолкнула меня в сторону, чуть не задев боком бра.
Я чудом удержав равновесие.

Она широко расставила ноги и задала вопрос:
— Ну, Артем, что ты решил? Со мной или с ней? Делай свой выбор. Ну же!
— Я... я... только с тобой. — стесняючись ответом я.
— Какой же ты скучный и ограниченный. — парировала Карина. — Всегда можно что-нить придумать, а ты видать проебывался, когда Боженька фантазию раздавал.
— Что-нитть придумать?

Вот это поворот! Я даже присвистнул.

Сказать, что я оробел, не сказать ни единого слова — я просто на хрен стал столбом и не мог вымолвить ни слова нормальной членораздельной человеческой речи!
— Карин, я и не знал, что ты по девочкам тоже!
— По молодухе угорала. Была пару лет лесбухой. — призналась моя благоверная.
Затем она продолжила, активно растирая половые губы.
— Не хочешь ли позвать нашу незнакомку на... чашку крепкого нейтспрессо?
— Ты этого вправду хочешь? — просипел через силу я.
— Да, я хочу тройничок, но предложить боялась. — сказала она и опустила свои густые ресницы.
Комок к горлу у меня подкатил от этих слов.
О сексе троих я, как и любой нормальный мужчина, мечтал всегда, посему сглотнув слюни. я пропел:
— Хорошо, я согласен.