Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Сучка-Любовь. Часть 2

Теперь я не мог нормально спать. Пропал аппетит. Осознание того, что твоей девушкой пользуется кто-то еще просто съедало меня. Я был сам не свой после увиденного. И пусть с поличным я их не поймал, но диктофонная запись грязных разговоров имелась.
Я специально засел в свой кабинет, чтобы ее изучить и пристыдить жену-шлюху.

Специально прослушал запись от и до. Вот что я услышал:

— Подожди, миленький, я сейчас... соскучился по мамочке?... сейчас сейчас я тебе дам! — приговаривала она.
Я услышал сопение Дика и чавкающий звук...
Как она могла отдаться псу, этой безродной дворняге? Я почувствовал себя втройне грязнее. Меня просто-на просто опустили, да еще и так позорно, с собакой.

— Хорошая собака Дик! — нахваливала пса моя шлюха-жена каким-то дрожащим голосом.
— Ну, миленький, облегчился? — приговаривала она.
— Двi недiли не трахался. — тявкнул пес Дик.
Хотя может он просто гавкнул, а мне показалось, что он говорит по-русски, но с украинским акцентом.
— Ну прости мамочку, не получалось. Надеюсь ты доволен сейчас!

Я просто выпал в осадок. Промотал еще раз.
Прослушал в обратном порядке и услышал какие-то дьявольские песнопения:
«Сачиес неловод ыт... Артем-ом! Схоронись! Азьм есьм Ба-жел. Соснул тунца!... сюедан...»

У меня от этих слов мурашки вскочили на спине, струйки пота так и текли со лба.
Пленку неожиданно зажевало и я так и не понял о чем там говорилось. Решив не связываться с этой чертовщиной я просто схватил магнитолу и выбросил нахрен во кино.

Через пару дней вечером Карина накрыла стол. Мы изрядно выпили и лежа в постели собирались заняться сексом. Каринка обняв меня и целуя шептала что любит меня больше всех.
— Что, даже больше Дика?!! — набравшись смелости из за выпитого алкоголя брякнул я.
— Что за Дика? — с просила Юля резко дернувшись.
— Юлечка я все знаю!. Я тебя не осуждаю, я хочу только чтобы это ты делала при мне, сделай это прямо сейчас, прошу тебя!!!
— Артем, ты с каждым днем все более и более странно себя ведешь. Я не понимаю о чем ты говоришь? Мне страшно!

Эти слова не то что оскорбили, они завели меня с пол оборота. Я сделал то, что сделал бы в такой ситуации любой нормальный мужчина. Я напрыгнул на свою самку и полез к ней в трусы.

— Артем, что на тебя нашло? В тебя словно вселился бес!
В ответ на это я лишь нечленораздельно мычал тарабарщину:
— Сачиес неловод ыт... Артем-ом! Схоронись! Азьм есьм Ба-жел. Соснул тунца!... сюедан...
Впервые в жизни я видел страх в глазах Карины, причем животный. А член у меня словно налитой.

Ее литые груди болтаются то ввысь, то вниз. Голова моя пусть и задрана к потолку, но я достаточно ловко развит, так мне представляется достаточно жаркое зрелище сношающихся писек. Очень развратная картинка! Краешек Каринкиного влагалища наплывает на мой корень и все повторяется до исступления.

Дик, увидев что кто то при нем ебет его сучку, подбежал к нам и попытался запрыгнуть ей с боку на спину. видно собаки тоже испытывают ревность. А я ведь даже этого и не знал!
От такого перевозбуждения я быстро кончил. вытащив свой член я схватил Дика, развернул его мордой в сторону своего зверя-хуя.
— Получай, сучара! По всему ебалу тебе размажу! Что, нравится малафья? Под шканарем будешь шариться, шнырь ебаны.

Я уже было праздновал победу, но никак не ожидал ответной реакции животного. Пес Дик тяпнул меня за яйца, но они и без того были мокры, чтобы ухватить ему удалос лишь крайнюю плоть.
— АААй, сссукааа!!! Биииляяять! — взвыл я.
Пес тянул узду на себя, как резиновую игрушку. Я выл. Из глаз градом брызнули слезы. Свободной рукой я схватил подсвечник и дал что есть мочи псу по лысине. Тот заскулил и бросился на утек, а по пути опрокинул бра.

— Артем, ты что совсем?! Бедного щенка зашиб! Что он тебе сделал? — Карина вызвалась защищать шелудивого пса. Уздечка была порванная. Мне было не до споров. Я просто двинулся в сторону аптечки. Каково же было мое удивление, когда я обнаружил, что она опустошена. Вывод напрашивался сам собой: все съел пес.
— Это была последняя капля. — подумал я, а сам уже планировал план мести.
— Пойду пса выгуляю. — сказал я и непринужденно двинулся к выходу, не забыв накинуть плащ.
— Только недолго, а то Дику скоро есть пора.
— А я? — изумился я.
— А ты уже полизал моей манты! — передразнила обидно благоверная.
Сглотнув от досады и голода слюну, я взял поводок и поманил Дика свистом.

Выйдя на крыльцо я закурил.
— Ну что, Дик, дружище. Пора нам с тобой потолковать. — началом я.
— Что? Сколько раз? В каких позах? — пес неприветливо щурился от сигарного дыма.
— Отвечай, пидор шерстяной!
Пес молчал, опустив нюх в пол.
— Что сказать нечего? Воды в рот набрал? То то и ОНО!
Посмотрел сквозь пелену дыма на любимого пса моей жены и уже понял, чем закончится этот вечер. Поводок на шее, лопата в руках и мы вдвоем чешем в чащу леса.

Пес опустил голову и шел как на заклание, упираясь за каждый куст.
Подойдя к опушке леса, кинул лопату на землю.
— Рой себе могилу ртом! Пастью землю жри!
Пес стоял как и был. Кончик его баранки мерно трясся.
Мне даже стало его жалко. Но стоило моему сердцу оттаять, как пес принялся с меня веревки вить. Поскуливать и прочие собачьи уловки типа сопливого носа.
— А ну отставить эту собатчую хуиту! — мой голос заметно дрожал.
Тут Дик как-то странно на меня посмотрел, как будто видел меня как облупленного. А потом вознес взгляд к небу.
— Молится, собачий сын. — подумалось мне.
Я уже было занес лопату над его мордой, но взгляд его не дрогнул, наоборот стал еще более решительный.
— Может отвлекает меня, мол, погляди, какая там летит птичка. — пронеслось в голове. — Но я тоже на пальцем деланы, знаю как дурят людей.

Лопата уже была в секундном касании от песДика, как вдруг сверху полился свет. Яркий и ослепляющий.
Мне уже ни хера не было видно. Только пес Дик и его жалобные глаза. В черноте его зрачка я увидел собственное отражение. Оно было пустым. Как и вся моя жизнь.

Передо мною были распахнуты все дверцы, а что делал я?
Я скажу вам не тая.
Спал и дрочил, так судьбу не постиг.
В свои 19-ть чего я достиг?

Не работаю, сижу на шеи супруги, но зато уже рассказов 40 накропал. А это чего-нить да стоит. Но даже 40, да хоть 40 тыщь рассказов не могло заткнуть дырень внутри меня.

Я понял что нужно действовать. Действовать прямо сейчас. Я готов к жизни. ДА!! Скажи жизни: ДААА!!!

(tо bе соntinuеd...)