Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Любопытный эльф

На большой поляне у лесного озера шел бой. Оскаленные пасти с белоснежными острыми клыками, вздыбленная шерсть, сверкающие глаза. И рычание – злобное, хриплое, переходящее в вой. Казалось, огромные звери дрались насмерть. Великолепные хищники – два мощных медведя, рысь с парой крупных лисов и с десяток сильных волков, превратили опушку леса в настоящее поле сражения.
Самец-рысь, отбиваясь от сразу двух нападавших, отпрыгнул к сосне, вскочил на нижний кривой сук. Запустил острые когти в слоистую структуру коры, мявкнул утробно.

Арман замер на верхней ветке, отчаянно пытаясь слиться с пахнущим смолой стволом дерева. Взъерошенный кот мягко приземлился вниз и ринулся в атаку.
Юный эльф перевел дыхание. Лишь чудом рысь не почуял посторонний запах свежесрезанной травы, странный для старой сосны.

Арман продолжал наблюдать за схваткой. Он и сам не мог объяснить себе, зачем с риском для жизни снова и снова пробирался на эту поляну. Пересекал границу. И все только ради того, чтобы насладиться видом дерущихся оборотней. Звери проводили свои тренировки не так, как эльфы. В высоких залах холодного замка изящные воины скрещивали клинки, подчиняясь древним правилам и ритуалам, будто исполняя грациозные танцы. В начале и конце поединков – длинные представления друг другу, включая имена и славные истории своих отцов. Уже к началу самого действа вынужденный присутствовать в группе учеников Арман ощущал непреодолимое желание зевать и лишь усилием воли удерживал челюсти на месте.
У оборотней все было по-серьезному. Они рвали друг друга зубами и когтями. Катались по земле. Рычали угрожающе и пахли влажной шерстью. От впечатлений у Армана по узкой гибкой спине бегали колючие мурашки, а кончики длинных нежных ушек начинали вибрировать, создавая приятную щекотку в голове.

Медведи тем временем прекратили схватку и громко рыкнули на два голоса. Свалка дерущихся зверей моментально превратилась в цивилизованный отряд, ровно выстроившийся по центру поляны. Арман обхватил ароматный клейкий ствол покрепче. Повинуясь какому-то незаметному сигналу, звери взмыли в воздух, в высоких прыжках с воем меняя свои облики. На покрытую короткой травой землю приземлилось полтора десятка голых молодых мужчин. Эльф прикусил губы, чтобы не дрожали. Оборотни выглядели угрожающе. Высокие, крепкие воины. Два медведя – массивные, старше остальных, командиры пограничного отряда, черноволосые, с буйной растительностью на груди, руках и ногах. Лисы и рысь – изящные, перевитые мышцами, быстрые, с узкими раскосыми глазами и встрепанными рыжеватыми волосами. И волки – сильные, красивые, рельефные.

Оборотни на поляне громко размышляли, стоило ли купаться в озере или пойти в теплый сруб для водных процедур. Все-таки, начало осени, и вода в лесном озере была прохладной для человеческих тел. Эльф встрепенулся, легко махнул рукой в сторону водоема, сложив пальцы в жесте подчинения стихии воды. По озеру прошла легкая рябь. Смелый Рысь решил прекратить спор. Пробежался по прибрежному песку и зашел по колено в воду.
– Распушить меня по ветру! – крикнул он. – А вода-то теплая! Как в середине лета!
– Ты разгорячен схваткой, Артур, – проворчал медведь. – Вылазь, а то застудишь ноги. Растирать тебя потом.
Но волки уже потянулись к озеру вслед за Артуром и восторженно завопили, брызгаясь друг на друга неожиданно теплой прозрачной водой. Медведи переглянулись.

Эльф с тщательно скрываемым от самого себя интересом наблюдал за плавающими в озере голыми мужчинами. Вид стекающей по сильным телам воды завораживал. Рядом с его сосной остановился высокий молодой воин. Волк. Он не торопясь вытирался мохнатой тканью, жмурился от прикосновения пушистого материала к гладкой коже. Потом повязал на талии светлую ткань. Потряс черными волосами. Арман знал имя этого оборотня. Грег.

Эльф позволил себе пошевелиться, лишь когда запах драки полностью выветрился с поляны. С трудом отлепился от клейкого ствола. Очистился от щепок. Легко оттолкнулся от ветки, перепрыгнул на соседнее дерево и дальше, по веткам, полетел через границу на территорию эльфов. К счастью, оборотни не подозревали об умении Народа менять свой вес и передвигаться по деревьям. Иначе границы охранялись бы серьезнее.

Армана поймали свои на самой кромке леса, когда он уже спустился на землю. Задумавшись, юноша не услышал тихих шагов и опомнился только когда его, как мелкую зверушку, схватили за шкирку.

– Арман, младший сын лорда Итильгайла, – бесцветным голосом констатировал начальник охранного отряда, прочитав отличительные знаки на его шейной подвеске. Повернулся к двум стражам с пиками. – Препроводите к отцу.

Оружие было больше данью традиции. Начальник умело наложил подчиняющую магию, и Арман послушно двинулся за высокими красивыми фигурами в серебристых шлемах. По узкой тропинке, ведущей от леса к скалам. По подвесным мостам, качающимся на ветру. К изящному, словно хрустальному, замку, острыми шпилями уходящему в облака. Лорд-отец с семейством находился в гостях у стража границ.

Арэн, старший брат – высокий, тонкий, золотоволосый и сероглазый, как отец, встретился им в первых же комнатах. Беззвучно поговорил с сопровождающими и повел Армана дальше, вверх по крутой белокаменной лестнице, в покои отца.

Лорд Итильгайл расположился перед камином. Рядом, на большом пюпитре, лежала массивная книга о старых временах. В комнате витал сладкий дым от курительной смеси, дающей остроту восприятия. Арэн поклонился до пояса, Арман – до пола.

Лорд повернул голову. Щелчком пальцев избавил младшего сына от сдерживающей магии. Арэн подошел к отцу. Шепнул пару слов на ухо и удалился.
Арман увидел, как отец простым поворотом ладони приказал ему приблизиться.

– Третий раз за неделю, – тихий голос взрослого эльфа, казалось, проникал в душу. – Сегодня ты притащил в замок запах сосен и шерсти. Объяснись, Арман.
Юный эльф знал, как чревато лгать отцу.
– Я испытывал полученные знания по магии на расстоянии.
Арман последовательно представил картинку поединка между оборотнями и взмах сложенными в символ воды пальчиками по направлению к озеру. Отец-эльф поморщился и жестом показал, что ему достаточно информации.
– Вода в озере теперь непригодна для купания? – усмехнулся лорд. Арман склонился перед отцом.
– Сейчас она уже пришла в норму, мой лорд, – Арман приложился губами к снисходительно протянутой узкой руке отца.

Лорду Итильгайлу даже в голову не пришло, что сын мог помочь оборотням с купанием. Скорее наоборот, решил, что юный эльф применил заморозку. Магические движения были похожи. Отец не почувствовал лжи в словах юноши и успокоился. Указал на место у своих ног.

– Мне не нравится твое увлечение оборотнями, – он слегка сморщил идеально ровный нос. – Они нам не враги. Все конфликты в прошлом. Но все же… мы и не друзья. Мы слишком разные и не в силах понять друг друга. Ты еще юн, многого не понимаешь. Поверь на слово – не стоит рисковать из простого любопытства. Они умны и хитры. Они наверняка обнаружат тебя, как только ты поверишь в свою безнаказанность. А значит – очень скоро.
Лорд Итильгайл провел прохладными пальцами по лицу юноши и за подбородок поднял к себе. Взглянул в дымчато-серые мечтательные глаза сына.
– Я предупреждаю тебя всего один раз. Оборотни не различают нас по полу. Могут принять тебя за леди. Тебе не понравится, уверяю тебя. У них существует целая система унижений и пыток, при помощи которых они надеются разжиться секретами Народа. Ты ничего не знаешь, но это их не остановит. Даже я, прославленный лекарь, могу не успеть вылечить твое тело. Я уже не говорю о том, что твой дух будет сломлен, а честь потеряна. Помни об этом, мой мальчик.
– Я понял, мой лорд. Благодарю, мой лорд.
Эльф изящно махнул кистью, отправляя сына из комнаты.

Арман сидел на узком подоконнике высокого окна. Внизу, под пеленой облаков, чернела пропасть. Удивительный пейзаж вокруг. Скалы. Подвесные мосты соединяли сказочные замки, органично примыкающие к острым пикам вершин. Где-то там, вдалеке, волшебная долина Народа, прозрачные рощи и бурные водопады, цепочка гор вплоть до океана. Там еще царило лето. Арман поежился от пронизывающего ветра высокогорья. Быстро создал вокруг себя теплый вихрь.

Юный эльф был талантливым учеником. Энергия мага проснулась в нем слишком рано. Но учитель считал его лентяем и тугодумом. Арман хитро улыбнулся. Ему слишком нравилась шелковая плетка эльфа-наставника. Часто желание ощутить ее обжигающе сладкое воздействие на своей нервной спине пересиливало гордость от отличной учебы. Наказывающий учитель настолько завладел юношеским воображением, что Арман был несказанно счастлив, когда в прошлом году наставник-маг согласился инициировать его во время обряда взросления. Впрочем, к легкому разочарованию молодого эльфа, учитель был осторожен, создал обезболивающий морок и дивную отвлекающую иллюзию. Арману пришлось изо всех сил напрягать мышцы, чтобы испытать желанную боль. Эльф покачал головой, мечтательно смотря на дальние вершины, покрытые снегом. Лучше бы наставник тогда применил вместо иллюзий свою знаменитую плетку.

А потом они с друзьями играли в военный конфликт между Народом и Лесным Содружеством. Старшие эльфы, с наложенными чарами, меняющими их облик, захватили Армана в плен. Связали. Слегка помяли и потискали. Товарищи по отряду очень не вовремя спасли пленника. Арман еще долго был под впечатлением от игры.

В конце лета отец взял его и старшего брата на пограничную территорию, в гости к Лорду-Хранителю Западных границ.

Тогда Арман и пробрался к оборотням. Он случайно обнаружил поляну, где проводились тренировки пограничного отряда. Юный маг умело приглушал свой легкий травяной аромат. Прятался на ярко пахнущей смолой сосне. Оборотни его не чуяли. К тому же, им был знаком запах воинов, а Арман был магом. Целых две недели эльф проводил часы в упоительном наблюдении за молодыми воинами-оборотнями. Их настоящие схватки, их веселое отношение друг к другу приводили Армана в восторг. Звери были грубоватыми, искренними. Не стыдились своих обнаженных тел, даже шутливо подтрунивали по этому поводу. Впервые услышав громкое обсуждение достоинств командира-медведя между волками, Арман чуть не свалился с ветки, моментально заливаясь краской до самых кончиков ушей. В среде эльфов-воинов об этом невозможно было подумать.
А потом Арман заметил его, самого сильного и ловкого из волков. Юный эльф не мог оторвать взгляда от крупного, почти черного самца, яростно ведущего в бою и легко прижимающего соперников к земле. Приняв человеческий облик, волк оказался высоким широкоплечим мужчиной, с пластинами развитых грудных мышц под гладкой оливковой кожей, сильным прессом, рельефными руками и ногами. Оборотень поднял лицо, подставляя черные волнистые волосы ветру и Арман смог разглядеть его резкие, красивые черты – черные брови вразлет над серыми раскосыми глазами, прямой нос и светлые крупные губы в обрамлении черной полоски усов. Такая же тонкая полоска бороды подчеркивала линию скул.

– Грег! – к волку подошел командир-медведь. – Собирай свою компанию. Они опять ссорятся из-за вашей серой красотки.
Что отвечал, скалясь, оборотень, Арман не слышал. «Грег», – стучало у него в висках. Какое подходящее имя! Резкое, дикое. Такое… многообещающе сильное.

Юный эльф разволновался, думая о молодом оборотне. Спрыгнул с окна. Двумя пассами запер дверь. Отец-лорд, конечно, смахнет нехитрое заклятие, но для остальных магия Армана была достаточно сильна.

Арман давно понял, что ему хотелось сильных эмоций. Утонченные чувства эльфов казались приторными и тусклыми. Юноша не раз представлял себе, как он сражался с оборотнями. Сцены схватки отзывались во всем теле невнятным волнением. С недавних пор в фантазиях появился волк Грег. Арман упал на застеленную тонкими шелками изысканную кровать, стягивая на бедра легкие светлые брюки. Вспомнил слова отца. Оборотни могли обнаружить его... схватить... пытать… А еще... они могли принять его за леди… По телу пронеслась горячая волна. Арман облизал вмиг пересохшие губы. Ушки прижались к голове и мелко подрагивали покрасневшими кончиками. Взбудораженное воображение тут же нарисовало прекрасную картину – Грег, с горящими серыми глазами, срывал с Армана одежду, задевая кожу длинными когтями… Свист плети и на плечах, словно письмена, появлялись причудливые следы. Арман дрогнул всем телом от предвкушения. Рука потянулась к уже напряженному органу, сильно сжала у основания. Представив себя, связанного грубыми ремнями, обнаженного, перед озлобленным молодым оборотнем, Арман достиг крайней степени возбуждения. Сильно прикусил нижнюю губу. Боль доставила яркую вспышку удовольствия. Юный эльф тяжело дышал, жестко двигая рукой по эрегированному члену. Желанная разрядка никак не наступала. Снова вспомнив слова отца, Арман еще раз прошелся клычками по нижней губе, углубляя свежую ранку. Облизал два пальца. Прижал к груди тонкие ноги и резко вогнал пальцы в плотно сомкнутую дырочку. От боли потемнело в глазах. Арман непроизвольно вскрикнул и дернул другой рукой, сжимая член под головкой. Оргазм ошеломил. Накрыл неожиданно, сразу. Эльф закусил вышитый шелк рубашки, чтобы не вопить от невыносимо жгучего наслаждения, опалившего его вены и разум обжигающей волной. Тело дергалось, член истекал спермой, сжавшаяся вокруг тонких пальцев горячая дырочка пульсировала.
Арман еще долго приходил в себя, оглаживая расслабленное тело, успокаивая возмущенный разум и пытаясь при помощи магии охладить дико краснеющие щеки и уши. Чуть отдышавшись, юный эльф понял, что предпримет в ближайшее время. Рассмеялся от страха и бредовости идеи. Первый в истории Народа эльф-извращенец.

Над темным лесом висел серп убывающей луны. Грег быстро распрощался со сменным отрядом и не торопясь отправился вдоль границы до озера. Днем на учениях он забыл свою куртку на дереве и сейчас, нюхом чувствуя перемену погоды, решил не рисковать любимой одеждой. Свежий ночной воздух охладил разгоряченную беседой голову. Мужики болтали про эльфов. Грег с соседями по границе общался редко, да и то видел, в основном, воинов, и честно сомневался в их теплокровности. Безэмоциональные, обмороженные какие-то, с отстраненными скульптурными бледными лицами. С ними не хотелось ни воевать, ни тем более налаживать дружеские контакты. Но мужики говорили, что есть и другие эльфы, веселые, милые, умеющие петь и танцевать, создавать какие-то волшебные иллюзии. И даже самочки у них есть. Хотя, Артур-рысь, хитро подмигивая, врал, что у эльфов разница между полами не так важна.
Грег фыркнул своим мыслям, помотал головой. Как так могло быть? Вот у них – отряд, мужики, с ними подраться, выпить крепкого меда, позубоскалить. А самочки – они совсем другие. Красивые. Будоражащие кровь. С ними не пошутишь по-мужски, не толкнешь, не хлопнешь по плечу. Вальяжные крупные медведицы, с буйными черными кудрями, крутобедрые, пышногрудые, знающие себе цену… Юркие лисички, тоненькие, сохраняющие юные легкие фигурки даже после рождения детишек, косенькие, рыжие, кокетливые. Белокурые зеленоглазые рыси, грациозные, гордые, загадочные. И лучшие среди подруг – волчицы. Высокие, стройные, с оливковой гладкой кожей, с густыми длинными волосами и умными глазами. С ними всегда надо держать ухо востро. Думать о каждом сказанном слове.

Грег почти достиг озера, когда заметил летящего вдалеке горного орла. Почесал щетину. Прислушался. Исполинские хищные орлы, дружащие с эльфами, редко залетали так далеко.

Дальше Грег шел уже осторожно. Зрение и нюх обострились до предела. У озера Грег быстро нашел свою куртку, накинул поверх темной майки. И тут вдруг по рецепторам ударила волна предупреждения. Мужчина моментально обратил внимание на темные кусты. Чуть слышно хрустнула ветка. Колыхнулся лист. Едва слышный выдох.

– Выходи, – громко сказал Грег. – Я тебя чую. Выходи, или я сейчас трансформируюсь. От зверя ты живым не уйдешь.

Грег блефовал. Если в кустах засел один из эльфийских воинов-лучников или мечников, он не то что перекинуться в волка, даже сигнала подать не успеет прежде, чем в его горле будет торчать клинок или стрела. Но Грег не ощущал привычного запаха эльфа. А значит, была надежда, что незнакомец в кустах что-то про оборотней не знал.
– Не надо, – выдохнули из сплетения веток.

На поляну медленно вышел эльф. Грег с возрастающим удивлением смотрел на незнакомца. Эльф. Кто же еще? Но как не похож ни на кого из виденных прежде! Невысокий, тонкий и гибкий, как прутик. Длинные, пепельные, с серебристым отблеском под светом убывающего месяца, волосы. Вытянутые, слегка дрожащие, нежные ушки. Тонкое личико с чуть раскосыми глазами цвета раухтопазов. Удлиненный носик и чувственный рот. Эльф беззастенчиво и словно бы даже с интересом рассматривал Грега.

– Ты нарушил границу и находишься на земле Лесного Содружества, – в тишине сказал Грег.

Эльф кивнул. Оборотень рыкнул от досады. Дымчатые глаза посмотрели испуганно, губы приоткрылись. Наверное, эльф был еще очень молод. Слишком много эмоций на подвижном лице. Грег неожиданно растерялся. Он даже не знал, что делать дальше с непонятным нарушителем границ. По уму – надавать по ушам и сдать эльфийскому отряду. Наверняка, этот любопытный экземпляр случайно попал на чужую территорию. За бабочками, может, гонялся… Хотя, какие ночью бабочки?! Странный эльф тем временем пытливо смотрел на Грега.
– А ты правда можешь трансформироваться? Прямо вот так, без боя и подготовки? – вдруг задал он вопрос.

Молодой волк напрягся всем телом, понимая, что сейчас услышал нечто важное. Он мгновенно схватил эльфа за плечо, сжимая до синяков. Мозг быстро обрабатывал информацию. Откуда эльф знал про бои в облике зверей? Про общую подготовку к перевоплощению? Волк втянул в грудь побольше воздуха и замер, учащенно дыша. Рецепторы помогли решить загадку. Свежий запах травяного луга, еще сегодня днем на учениях смутивший Грега, заполнил легкие. Он как наяву увидел себя при свете солнца, вытирающего влажное тело и вдыхающего непривычный для ранней осени аромат летнего разнотравья.

– Попался, шпион. Ты следил за нами! Теперь тебе не уйти, – угрожающе прорычал Грег сквозь белые зубы.
– Ты будешь меня пытать? – спокойно и словно бы даже с надеждой спросил эльф.

Рычание замерло в глотке. Грег даже помотал головой, пытаясь прийти в себя от удивления.
– Пытать? – наконец, выдавил он из себя. – Если только у тебя есть тайные знания.

Незнакомец вздохнул так сокрушенно, что оборотень чуть не рассмеялся. Да это совсем ребенок, который из любопытства прокрался через границу. Потому и запах такой.. незнакомый. Приятный, свежий, с легким цветочным шлейфом.

– Тебя не учили, что подглядывать нехорошо? – тем тоном, которым проводил беседы с малолетними племянниками, спросил Грег.
Эльф прижал ушки к голове. Внезапно зло сверкнул глазищами.
– Я уже взрослый. Прошел обряд инициации. Тебе бы следовало отнестись ко мне серьезно.
– Тогда я сдам тебя вашему дозорному отряду. Пусть выпорют тебя за нарушение границы.
– А ты не станешь меня наказывать? – грустно спросил эльф.
– Ты мальчик или девочка? – пристально разглядывая странное существо, поинтересовался Грег.
Диалог начал смешить мужчину. Уж слишком откровенно эльф его рассматривал и, кажется, пытался кокетничать. Грег считался красивым волком. Но о своей популярности среди эльфов оборотень даже не помышлял.
– Я мужчина, – мрачно уточнило воздушное создание. – Меня зовут Арман.
Грег фыркнул. На мужчину эльф не тянул. Заметив, что до сих пор сжимает хрупкие плечи, Грег ослабил хватку.
– И зачем же ты за нами следил, ээ... Арман?

Юноша отвел взгляд от лица Грега. Кажется, смутился. Оборотень восхитился. Какие богатые чувства! Пожалуй, Артур не так уж и врал, рассказывая небылицы об эмоциональных эльфах. Внезапно мысли приобрели другой поворот. Изящный, тонкий эльф был, и правда, очень похож на самочку племени диких котов, живущих далеко к западу.
– Я действительно, накажу тебя, – решил подыграть Грег. – На вопросы ты не отвечаешь. Кто такой – неизвестно. Тем более, если ты уже мужчина и несешь ответственность за свои поступки.
Арман неожиданно просветлел лицом.
– А можно... я в вашем озере сначала искупаюсь? – несмело спросил он. – А потом ты меня отведешь в ваши мрачные пещеры для пыток?

Грег молча развел руками. Слов у него не было. Он ощущал себя героем какого-то глупого розыгрыша. Друзья по отряду вполне были на такое способны, и как-то Грег сам придумал нечто подобное для приятеля-лиса. Только тогда для воплощения шутки они сговорились с симпатичной лисичкой. Чтобы мужики смогли договориться с эльфом – это не умещалось у Грега в голове. Оставалось одно – это операция самих эльфов. Что ж, тогда Грег поглумится над мальчишкой.

Мальчишка в это время осторожно подошел к светящемуся белым пятном озеру. Легко повел плечами, отчего шелковая одежда словно сама сползла с тонкого тела. У Грега непроизвольно отвисла челюсть. Изящное тело, облитое тусклым светом месяца, было восхитительным. Прямые плечи, узкая спина, переходящая в округлую попку. Длинные ровные ноги. Пепельные волосы закрывали лопатки. Не может быть, чтобы это был парень. Эльф зашел в озеро, развел руками, словно погладил воду. Грег едва сдержал себя, чтобы не присоединиться к странному купанию. Арман скользил по воде, словно катаясь на невидимой большой рыбине. Потом так же медленно вышел на песок. Теперь он стоял перед оборотнем. Смотрел в глаза. Грег нарочно пристально окинул его взглядом прищуренных серых глаз. Невероятно прекрасен. Парень. Бледные точки сосков на плоской груди и небольшой член доказывали это лучше слов. Эльф чуть взмахнул кистями и Грег почувствовал, как вокруг юноши закружился теплый вихрь, согревая и высушивая бархатную кожу. Маг. Оборотень понял, почему эльф ничуть не боялся.

– Ты волшебник? – спросил Грег, не в силах оторваться от красоты юноши. Арман склонил голову на плечо.
– Нет еще. Я только учусь. Мне подвластна лишь небольшая стихийная магия.
– Ты зря об этом сказал, – в голове Грега уже оформилась мысль, как приятно провести ночь с желающим наказания эльфом. Быстро скинул куртку, майку и брюки. Мощным прыжком провел трансформацию. Оскалился белозубой пастью. Арман с открытым ртом смотрел на крупного черного волка.

– Верррхом. Деррржись, – с трудом прорычал Грег, осторожно прихватывая остолбеневшего эльфа за предплечье, вынуждая припасть к теплому боку.
Оборотень закинул легкое тело на спину. Арман вцепился в густую шерсть, прильнул, обнимая. У Грега по шкуре пронеслась волнительная дрожь. Волк взвыл, давая сигнал товарищам, что у него любовное приключение. Помчался огромными прыжками по лесу, дальше, на окраину, мимо городища, вверх по склону и по заросшей густым темным бором гористой местности. Неизвестно откуда взявшееся возбуждение подстегивало Грега, заставляло прибавлять скорости, а сидящего на нем эльфа – крепче прижиматься к хищнику.

Он остановился на небольшой лесной опушке, у старого высокого сруба. Сбросил с себя легкого юношу. Взмыл в воздух, трансформируясь обратно в человека. Тяжело дыша, схватил эльфа за длинные волосы. Арман поморщился, но не сказал ни слова, широко распахнутыми глазами смотря на ставшего угрожающим оборотня. Тонкие ноздри трепетали, вбирая запахи шерсти, незнакомого леса и... опасности. Грег поволок обнаженного эльфа за собой, в темный проем сложенного из толстых стволов дома.

Про «охотничий домик» намекнул Манфред-медведь. Там все должно быть готово для тех, кому нравились игры в «наказание». Или если нужно было кого-то припугнуть. Грег еще не понял, к какому из двух вариантов относился его случай.

Юный эльф с нескрываемым восторгом обводил дымчато-серыми глазами обстановку. Тяжелую дубовую мебель с резьбой. Красную и охристо-желтую драпировку. Камин. Широкое массивное ложе. И множество устрашающих предметов, в беспорядке валяющихся на креслах и столе. Наручники. Ремни и плети. Что-то кожаное и шипастое. Грег вдруг заметил черную широкую ленту с цепью и довольно хмыкнул. Эльф только хлопал глазками, когда сильный мужчина застегнул на тонкой шейке ошейник. Конец цепи оборотень намотал на свое запястье. Арман прижал ладони к груди. Стоял беззащитный, голый, чуть дрожа удлиненными ушками. Грег внезапно почувствовал, как острое возбуждение прижало его налитый кровью член к животу. Черный ошейник на хрупкой шее выглядел так прекрасно, что оборотню мгновенно захотелось испытать на грациозном белом теле все остальные орудия наказания. Как восхитительно было бы оставить красные следы от кожаных плетей. Укусы на ослепительных бедрах. Войти с силой в его тесную горячую плоть, заставив кровь струиться по тоненьким ногам…
Грег потянул за цепь. С рассыпанными по спине волосами, Арман покорно проследовал за мужчиной. Оборотень молча показал на кровать. Смотрел, как юноша осторожно садился на краешек. Потом юный эльф поднял взгляд на волка. В его глазах была… надежда? Любопытство? Интерес? Грег не увидел в этих удивительных, цвета драгоценных кристаллов, глазах ни капли укора или страдания. Вид покорного, обнаженного эльфа окончательно затуманил разум Грега. А Арман опустил взгляд на член оборотня и приоткрыл рот. Подался всем телом, чтобы рассмотреть поближе. Грег буквально телом ощутил жадный взгляд.
– Возьми в руки, погладь, – предложил Грег.
Арман отрицательно потряс волосами. Оборотень недобро усмехнулся.
– Плохой мальчик.
В сильных руках мужчины появилась плетка. Короткая гладкая ручка, пять мягких кожаных лент. Несильно замахнувшись, Грег оставил первые следы на белых плечах юноши. Арман вздрогнул. Закусил нижнюю губу.
– Слушайся меня, – посоветовал Грег, покрутив плеткой перед лицом эльфа.
Арман кивнул. Протянул тонкие ручки, осторожно коснулся разгоряченной плоти. Погладил ладошкой по стволу, пальчиками другой руки сдвинул крайнюю плоть с головки. Багровая головка уже сочилась смазкой. Почувствовав влагу на пальцах, Арман испуганно отдернул руку.
Грег сдвинул брови. Арман получил еще два удара по плечам и спине. Шумно выдохнул и вернул ладонь на член. Тонкие прохладные пальчики покружили под головкой, изучая складки плоти. У Грега от удовольствия зашумело в ушах. Какие приятные прикосновения. Власть над мальчишкой – упоительна. Узкая ладошка несмело двигалась по стволу, слегка прижимая выступающие вены. Грегу уже хотелось большего.
– Теперь ртом, – приказал он.
За секунду промедления – сильными ладонями по щекам. Эльф прикрыл глаза длинными ресницами. Дышал часто. Молчал. Щеки моментально покраснели. Грег чуть было не пожалел о несдержанности. Но эльфенок вдруг быстро облизался и прижал губы к истекающей головке.
– Ааармааан... – простонал оборотень, получая нереальное наслаждение от происходящего. Теплые губы на напряженном органе… Острый язычок, лижущий узкую щелочку уретры – как волшебно!
– Глубже, – выдохнул Грег.
Арман послушно насадился ртом на член, но не справился и с половиной и закашлялся. Оборотню просто нужен был повод. Плетка ожила в мускулистых руках. Эльф только вздрагивал под ударами, оставляющими красные вспухшие следы на узкой спине.
– Встань, – поиграв плеткой, приказал Грег.
В голове внезапно вспыхнула догадка. Арман робко поднялся с кровати. Его собственный член стоял почти вертикально, на розовой головке белели капельки.
– Ну ты сучка... – восхищенно протянул Грег, ловко подхватывая умелой рукой мальчишку под яички, несильно сжимая, перебирая и лаская. Другой рукой, с намотанной на запястье цепью, быстро заскользил по ровному стволу, задевая большим пальцем головку, распределяя смазку. Эльф запищал, заскулил, мелко перебирая ножонками, выгнулся к Грегу. Брызнул струйкой белоснежной спермы и, обнимая оборотня за талию, затих, прерывисто дыша, прижимаясь нежной щекой к сильной мужской груди.

– Ты посмел кончить раньше меня? – весело удивился Грег.
Эльф оторвался от оборотня и посмотрел на плетку. С надеждой. Сладко застонал сквозь прикушенные губы, почувствовав легкие удары по бедрам.
От развратного голоса странного эльфа у Грега словно заискрились волосы. Нервная дрожь промчалась по хребту. Оборотень с силой надавил на белые плечи, ставя парня на колени. Пальцами надавил на подбородок. С наслаждением вошел горячим членом в покорно открытый рот, скользнул по языку, дальше, в глотку. И, обалдев от вспыхнувшего удовольствия, начал входить резко и глубоко, запрокидывая голову, порыкивая от сладострастного напряжения в ритмично двигающемся члене. Арман жмурился. Старался дышать носом, освобождая глотку для движения. Сжимал гортань. Слезы лились из глаз. Грег опустил голову, увидел прелестное личико с распухшими губами и, зарычав в финальном толчке, излился прямо в горло юному эльфу.
Как же хорошо… Как невыносимо блаженно! Грег вытащил член. С недоумением уставился на эльфа. Арман по-детски вытирал тыльной стороной ладошек слезы с щек. Сглатывал и облизывался. На его хорошенькой мордочке застыло лукавое выражение. Грег внезапно четко осознал, что эльфу реально нравилось все, что происходило в этом доме. Даже в самых смелых своих мечтах Грег не мог представить таких развлечений. Фантазия моментально всколыхнулась и подбросила несколько идей для предстоящей ночи. Мужчина смотал цепь с запястья, бросил на пол.
– Сиди здесь, – приказал эльфу, указав на постель. – Я сейчас вернусь. Не смей сдвинуться с места.

Оборотень исчез за дверью. Соседняя комната оказалась столовой. Огромный круглый стол. Буфеты вдоль стен. Охлаждающий ящик. Грег с интересом заглянул внутрь. Улыбнулся, вытаскивая несколько нужных емкостей. Прошелся по буфетам.

Вернулся в спальню. Арман с ногами забрался на постель и растянулся на животе. Над его плечами висела холодная дымка.
– Я разрешал тебе применять магию? – сурово осведомился Грег.
Арман поднял на него дымчато-топазовый взгляд, покачал головой. Его длинные уши дрогнули. Холодный морок пропал.
– Какие у тебя привлекательные ушки, – вдруг обратил внимание Грег.
Подсел к испуганному эльфу. Обнял за хрупкую шейку в ошейнике, притянул к себе. Коснулся губами вытянутого розового уха. Верхний краешек был покрыт коротенькими шелковистыми волосками. Ушко было теплым, мягким. Таким приятным. Грег ласкал губами нежную верхушку, посасывая, совсем позабыв от накатившего блаженства, что он собирался наказать мальчишку за самоуправство. Арман вдруг всхлипнул.
– Не нравится? – спросил Грег, не выпуская изо рта эльфийское ухо.
– Нравится, – снова всхлипнул эльф. – Даже слишком.
Грег слегка прикусил шелковистый кончик. Арман уже ощутимо вздрогнул всем телом. Оборотень отстранился, внимательно посмотрел на юношу. Его щеки рдели, ушки торчали, как у белки. Он был снова возбужден. Небольшой член прижимался к впалому животику, подрагивая ярко-розовой головкой, пачкая вязкой смазкой. Грег оскалился. Желающий спариться эльф – это что-то запредельное. Настолько волнующее, что Грег моментально ощутил собственную эрекцию. Потянулся к принесенным склянкам. Из большой пузатой бутылки налил в два стакана пузырящийся яблочный сидр. Вложил в тонкую ручку эльфа.
– Пей. Тебе пригодятся силы.
Арман с опаской понюхал напиток. Заметил, как Грег сдвинул темные брови и одним глотком осушил стакан. Сидр был легким, сладким, ароматным. В жилах моментально закипела кровь, а в голове образовался дивный туман.

Оборотень осторожно снял с тонкой шейки юноши ошейник, провел пальцем по покрасневшему следу.
– Не думай, что я освобождаю тебя, – поймал он грустный взгляд Армана, которым он проводил понравившуюся вещицу. – Протяни руки.
Юноша послушно вытянул перед собой изящные руки. Грег медленно потряс наручниками, надел широкие кожаные браслеты на хрупкие запястья, зацепил их между собой. Толкнул на кровать. Эльф зашипел, упав на израненную спину. Грег накрыл его своим сильным телом. Арман тут же выгнулся, прижимаясь стоящим членом к мускулистому бедру. У Грега еще осталось немного терпения на игру. Он легко прихватил белыми зубами нежную кожу шеи, ниже красной полосы от ошейника. Широко лизнул шершавым языком. Провел дорожку от шейки до бледной точки соска. Захватил в плен губ, втянул, посасывая. Дразнил кончиком языка, пока сосок не затвердел, увеличиваясь и краснея. Перешел на другой. Эльф быстро облизывал губы и прерывисто дышал, тихо постанывая. Покусывая нежную ароматную кожу и рыча от наслаждения, Грег спускался по юному телу вниз, по торчащим ребрышкам, по животику, во впадинку пупка, к горевшим красными полосами бедрам. На левом бедре сверху красовался золотистый рисунок, витиеватый узор, нанесенный под кожу. Шероховатый язык обвел завитушки.
– Что это? – спросил хриплым голосом.
– Знак мага, – тихо отозвался Арман, подрагивая бедрами.
– Никакой магии, – угрожающе прорычал Грег, переворачивая эльфа на живот и тут же ставя на колени. Придавил плечи к плюшевой ткани покрывала.
Арман вытянул сцепленные руки. Сильно прогнулся в пояснице, как кошка. Выпятил круглую белую попку. Грег почувствовал, что задыхается от возбуждения. Облизнулся, чтобы слюна не закапала с острых клыков. Он даже был близок к неконтролируемой трансформации, хотя не слышал, что это возможно во время совокупления. Отвлекая себя, хлопнул руками по ослепительным ягодицам. Арман вскрикнул. На нежной коже моментально проявились красные отпечатки. После пары шлепков эльф заскулил уже умоляюще, призывно раздвинул длинные ноги, показывая оборотню маленькую дырочку. В глазах Грега полыхнула красная пелена. Облизав вмиг пересохшие губы, он вцепился пальцами в круглые половинки, развел в стороны. Кончиком языка коснулся розового сжатого отверстия. Язык у оборотня был шершавым, с ороговевшими сосочками по центру и до кончика, и прикосновения были очень чувствительны. Арман всхлипнул и задергал бедрами. Но Грег сильно держал его руками, все смелее вылизывая дырочку, уже рыча от непередаваемого наслаждения. Язык пытался проникнуть внутрь, касался горячих гладких стенок, раздражал и вызывал у Армана бессильные стоны. Дырочка раскрывалась, впуская язык глубже. Грег больше не мог ждать. Напряжение в паху было почти болезненным. Он уже чувствовал судороги, проходящие от живота вниз, по бедрам и ногам. С трудом оторвавшись от увлекательного занятия, оборотень наощупь отыскал небольшую бутыль с прозрачным маслом, пахнущим лавандой. Смочил палец. Покружил по слегка припухшему мышечному колечку. Арман подался на палец, застонал просительно. Грег погрузился в узкую горячую дырочку. Как приятно, такие тесные гладкие стеночки. Трепещущие, тонкие. Эльф насаживался на палец, словно просил о большем.
– Ну нет, малыш, ты еще не готов к моему размеру, – вслух сказал Грег, ритмично двигая пальцем в сумасводящей глубине.
Арман сильно сжал его внутри. Выгнулся, повернул голову. Брови умоляюще взлетели над дымчатыми глазами.
– Пожалуйста, волк… Возьми меня так, без подготовки. Я жажду боли!

От его просьбы взорвался мозг. Зверь окончательно завладел сознанием. Грег рявкнул, наливая на торчащий орган ароматное масло. Звонко хлопнул ладонью по округлой попке. Направил побагровевший пульсирующий член к узенькому отверстию. Дурея от удовольствия, с трудом погрузил большой орган наполовину. Арман заскулил, крупно дрожа бедрами. Покрылся испариной. Не выдержав, закричал от боли, когда Грег с рычанием вошел до конца, предельно растягивая упругое колечко и мышцы внутри. Оборотень крепко держал мальчишку за покрасневшие влажные бедра, впитывал острый цветочный запах пота и боли. Едва отдышавшись, начал движение обратно, вытягивая член до головки. И – снова сумасшедшее погружение, до основания, ощущая сопротивление, слушая тихие всхлипы. Пальцы в наручниках лихорадочно цеплялись за покрывало. Арман раздвигал ноги, сильнее подавался на член, кайфуя каким-то непостижимым для Грега образом от острой боли, приносимой вторжением. Самому оборотню было не до рассуждений. Он едва сдерживал свою звериную ипостась, готовую вырваться наружу. Соединиться с эльфом в облике волка казалось ему рискованным экспериментом. Он ритмично раскачивался, входя в изящное тело, громко выдыхая, непроизвольно постанывая вместе с Арманом. Постепенно ускорялся, двигался все быстрее, ощущая сжимающие его член стенки. Эльф стонал уже в голос, запрокидывал голову.
– Быстрее… быстрее... умоляю... – шептал, словно в бреду.
Грег с силой натянул на себя тоненькие бедра, вколачиваясь в сумасшедшем ритме, теряя голову, мысли, ощущая лишь всепоглощающее наслаждение, травяной запах и узкое тело, дарящее невероятное удовольствие. Арман скулил, закатывал глаза и хрипло выдыхал, подставляясь и извиваясь. Грег отвесил пару шлепков по дрожащей попке, и Арман вдруг вскрикнул, вытягиваясь в струну. Яростно насадился на член. Его тело завибрировало, с опухших губ слетели сладкие стоны. На красное покрывало брызнула сперма. От такого оргазма орган оборотня внутри словно увеличился, разрядился горячим семенем, увлекая Грега в пучину ослепительного наслаждения. Ему едва хватило сил, чтобы вытянуть из эльфа сочащийся член до того, как распухший на основании узел сцепил бы их надолго. Ощущая звон в ушах и мельтешащих мушек перед глазами, оборотень повалился на кровать рядом с распластавшимся Арманом.

Грег осторожно смазывал жирной мазью с легким запахом болотной травы припухшие красные полосы на узкой спине и бедрах. След от ошейника. Содранные наручниками запястья. Развел в стороны нежные половинки круглой попки. Мышечное колечко покраснело и сильно напухло. Но хоть крови нет. Грег ласково коснулся прохладными пальцами раскрытой влажной дырочки. Эльф вздрогнул. Поднял голову, смешно отведя длинные ушки назад.
– Не дергайся, – сказал Грег, медленно кружа вокруг пострадавшего входа, чуть погружая скользкий палец внутрь. Потом пробежал цепочкой легких поцелуев от попки по спине вверх, чуть прикусил шейку. Вскочил с кровати, поставил перед Арманом поднос.
– После любовной встречи всегда зверский аппетит, – ответил он на вопрос в дымчатых глазах. Эльф застенчиво улыбнулся.

Грег с удовольствием наблюдал, как мальчишка хрустел печеньем и сочными яблоками, запивая шипящим сидром.
– Ты невероятный, Грег, – лукаво посмотрев на оборотня, сказал эльф. Мужчина задумчиво посмотрел в свой стакан.
– Я разве называл тебе свое имя?
Арман замер с яблоком в руке.
– Ты как сюда добрался? – лениво поинтересовался Грег.
– На орле, – прошептал эльф, прядая ушками.
– А зачем? – серые глаза прищурились под черными бровями. Арман вздохнул.
– Затем.
По лицу эльфа ошеломленный оборотень вдруг точно понял, что означало загадочное «затем», и неожиданно для себя расхохотался.

На востоке появилась светлая розовая полоска. Черный волк мчался сквозь темный бор, едва касаясь мощными лапами земли. На его спине лежал обнаженный эльф, обнимал белыми руками косматую шею.

Арман счастливо улыбался. Ветер развевал длинные пепельные волосы. Какая у них была ночь! Сплошное острое наслаждение, боль, невероятный восторг. Как много он получил от этого волка…
Он обязательно придумает способ, как вернуться в чужой лес, пренебрегая правилами и приличиями.
И однажды, когда тонкий серп месяца появится в осеннем пронзительно-черном небе, Грег снова увидит у мерцающего озера тонкий силуэт.