Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Даша и я. Во все тяжкие. Часть 1

Мы с женой познакомились более семи лет назад и сыграли нашу свадьбу три года назад. Все мне казалось сказкой, я любил эту девушку с первых минут, и все у нас было великолепно. Она у меня красавица — блондинка (крашеная), глазки голубые, веселая, стройная (около 50 кг.), грудь троечка (уверенная такая троечка). Она с детства занималась гимнастикой и была жутко гибкой. Жену мою, кстати, зовут Даша. Букетно-конфетный период в течение трех лет (Трех долбанных лет!!!). Мы даже до свадьбы сексом не занимались, только петтинг. Но после свадьбы я дорвался. Нелегко вести отношения с девственницей из хорошей семьи, но наверно оно того стоило. С первых дней как ее розовая дырочка восстановилась после жестокого разрыва первого секса (это около 2х недель), мы начали трахаться как кролики. Советы, мол, норма это два раза в неделю — бред. Мы могли трахаться по пять раз в неделю. Месячные не были для нас серьезной помехой, только первый день. За первых год ее тонкая полоска с половыми губками немного раздрочилась, губки стали слегка провисать, как срамные, а выделения стали более объемными. Не то чтобы у меня был дико здоровый агрегат, нет, все в рамках статистики, но для нее этого было достаточно — комплекция то мелкая (стройная и 1, 56 метра). Она стала женщиной в полном смысле этого слова, теперь не скроешь. Член она мой принимала по-прежнему плотно и горячо. Ни о каких иных формах секса она и слушать не хотела, только минет остался с нашего букетного периода, да куни. Кстати куни ей после секса разонравился. Почему — не ведаю.

В течение следующего года, когда мы перебрали все возможные по ее мнению позы (а это был не самый большой список), наша страсть стала угасать. Это не значит, что я ее меньше хотел или реже, просто ей это было меньше нужно. Все больше ей хотелось посидеть, обнявшись да поговорить. Она не говорила фраз типа «Голова болит», но все чаще старалась уснуть до моего возвращения из душа, либо заводила разговоры о семейных проблемах и планах, от чего у меня желание отпадало на раз. Тогда я принял решение разнообразить нашу сексуальную жизнь. Однако как сдвинуть с места эту глыбу? Ее воспитание до колик меня бесило. Я молодой мужик 26 лет, она здоровая женщина 22, и что? Ведем себя как престарелые. Позы скромные, вариантов ноль. Любые походы в секс-шоп были переведены в тему «Тебе что? куклу купить надо, чтобы ты успокоился?». Короче — не радужно. Однако совместный отдых за границей вернул нам изюминку. Даша отоспалась, устала от безделья, и начала проявлять ко мне интерес. Вновь появился и выбритый лобок, все чаще она стала раздвигать ножки, чтобы привлечь меня. Однако не все было так радужно как в первые месяцы. Все чаще она лежала без движений, в иные моменты и вовсе не стонала, а иногда просто вставала в позу и ждала. Спермотоксикоз мне был не страшен, но мне хотелось чувств и эмоций. Она, конечно, кончала под моими пальцами и членом в сочной тесной норке, но как то без чувств. Простая физиология. Если ее не трогать всю неделю, она придет сама для снятия напряжения, но опять же без особых эмоций.

Как обычно нам помог случай. Ночь. Пляж. Мы одни. Секс в незакрытом месте показал мне, что Даша все же чувствует, а адреналин помогает ей раскрепоститься. Оставшаяся неделя отпуска вернула нам ранние годы. Мы трахались в сауне, на пляже, в раздевалках, в море, в туалетах кафе. Но у любой сказки есть окончание — отпуск кончился и сказка тоже. Дома все в пару дней вернулось на круги своя.

Так прошел еще год и немного сверху. Сколько я не обижался на холодное отношение к моей персоне, я знал, что она меня любит. На ее день рождения я купил ей питомца, чтобы немного разнообразить скучную бытовуху. Мелкий щенок породистого дога из хорошей семьи заводчиков. Стоил он мне не дешево, но блеск в глазах любимой все сглаживал. Благодарственный секс и выбор имени питомцу. С легкой руки песик стал зваться «Петруней» или «Петром», кому как больше нравиться. Затем я начал планировать новый отпуск, да еще и подкреплял наши варианты среди секс-рассказов и прочих советов как наставить супругу на путь истинный. Или, проще говоря, как нащупать ее слабые точки. На текущий момент это только адреналин. Однако отпуск дал нам больше чем кто-либо мог мечтать.

Отпуск в стране разврата и порока — Таиланде, был наверно для нас, не то чтобы глотком нового воздуха, это было новинкой с большой буквы. Один только бассейн на крыше чего стоил. Там мы могли зависать часами. Жена постоянно думала, что нас видят или могут увидеть, от этих мыслей ее просто на куски разрывало, и кончала она сладко и горячо. Помимо этого мы повадились очень хорошо выпивать, точнее, прямо вообще нажираться. Поначалу это было весело, она пьяная такая податливая и чувственная, но потом я начал замечать нездоровый интерес к моей жене со стороны отдыхающих. Плюс однажды я заметил, что она почти сосалась с одним отдыхающим в нашем отеле, ну он то точно ее за попку лапал. Я хотел ей высказаться, но она так яростно на меня набросилась в номере, что мне это стало безразлично. Не изменила же она, так чего мне трястись. Поутру я еще раз переварил инфу и пришел к выводу, что это даже не плохо, у жены острота ощущений, у меня классный секс. Все счастливы! С этого момента я начал настраивать жену на безумства. Предлагал одеть ей юбки покороче, декольте выпустить сильнее. Трусы? А что если? И она глотала это, не сразу, но все же глотала. К середине недели мы появились в ближайшем клубе в полном боевом облачении.

Я как обычно, а вот жена... она одела короткую мини выше середины бедра, красивый топ с надписью «Я люблю Таиланд», что так выгодно подчеркивал ее крупную грудь без лифа. И самое главное, она не одела в этот день трусики. Не знаю как ее, но меня эта картина дико возбуждала, а мысли просто выдавливали сперму из яиц. Дальше был план номер два: я хотел по полной программе насладиться ее пьяными выходками, поэтому делал вид, что пью водку, а сам заказывал обычную воду или спрайт, в зависимости от настроения. Даша веселела с каждой рюмкой, звала меня на танцпол, но я отказывался, и она все чаще и больше танцевала с другими. И с каждым разом все меньше оглядывалась на меня. Когда я решил что для нее хватит приключений, я встал и пошел искать свою благоверную, но не смог ее найти. Минут через пять она появилась и сказала, что была в туалете, мол, рвало. Решив, что все закономерно я повел ее в номер. Однако! В номере она не кинулась на меня, сказала, что дико устала и отказала. Нормально так! Я столько сил угрохал, а она отказала. Более того, ее воспаленный и бухой в дрова мозг решил, что она самая умная. Она натянула на себя шортики от ночнушки и легла в них спать. В ПЕРВЫЙ раз за весь отпуск. Сказать подозрительно — промолчать. Благо в первые два часа после пьяного вечера, Даша спит как покойник.

Я, не торопясь, без резких движений перевернул мою кроху, скинул простынь и аккуратно стянул с нее шортики. Не знаю, я конечно не эксперт, не могу сказать точно, было у нее чего или нет. Пися была влажной, что само по себе не преступление. Никаких огромных дыр нет, что бы там не говорили, уже час прошел с момента, как она скрылась с моего поля зрения. Небольшое покраснение, что можно списать на возбуждение. Списка входящих тоже не было. Может, я зря паникую? Но душа была не на месте. А что если у меня сейчас рожки прорезаются? Но как убедиться? Подумав около десяти минут и выкурив две сигареты, я пришел к одному варианту. Без какой либо жалости или уважения, я вторгся в святая святых своей жены — в ее попку. Было фантастически круто, а главное в теории безнаказанно. К сожалению, в первый раз я кончил до неприличия быстро. Но со вторым заходом я постарался и точно поиздевался над девственной попой пьяной девушки. Попа ее была красной и слегка припухшей, да еще и полна спермой. А затем натянул ее шортики, накатил стопарик и лег спать.

Утром мои опасения оправдались. Жена проснулась, сходила в туалет и ничего мне не сказала, ни плохого, ни странного, ни подозрений. Зато ей захотелось потрахаться и вечером еще раз прогуляться в клуб. Конечно, ее запрос на потрахаться я удовлетворил, причем с неимоверной отдачей и страстью. Даша кончила дважды и попросила пощады. А мне предстояло разобраться в себе. Сам факт измены выводил меня до белого каления, но и возбуждал этот факт меня очень сильно. Даша опять же была горяча как огонь. Может не зря рассказывают про курортные романы столько хорошего? Или про измены и странности в семейных парах где один супруг изменяет второму? Так или иначе, я поддержал супругу на счет вечера, отдельно попросил меньше пить, а то мне-то хотелось ночью. Она кивнула и ничего не сказала. Что же произошло прошлым вечером?
Вечером мы пришли и снова начали напиваться и танцевать. Мой трюк с водой работал снова, жена хмелела быстро и все чаще отходила танцевать одна. Я снова выжидал и понемногу начал скрываться из ее вида. Накинул на себя кофту, что заранее повязал на поясе и выпал из ее поля зрения. Она искала ярко зеленую майку, а я теперь был в черной легкой кофте. Зрение у нее не фонтан, а очки она не носит — не стильно. Несмотря на жару, я терпел и все ближе подбирался к своей жене, что потеряв меня из вида начала вести себя более откровенно. Вот она уже повисла на одном из отдыхающих парней, вот ее уже кто-то трогает за попу прямо под юбкой. Вот появился мужчина лет сорока и обнимает ее за талию... и она целует его в губы. Я просто закипел от злости и хотел уже подойти, но ко мне прикопался местный гермафродит и пока я его отшивал, моя любимая начала выходить с танцпола, в обнимку с мужиком. Отпихнув транса от себя, я пошел за ними. Они шли в небольшом удалении, он под два метра и моя крошка полтора метра. Но она, похоже, доверяла ему, так как продолжала идти и заливисто смеяться. Наконец они вышли через пожарный выход из клуба. Я выждал около минуты и приоткрыл дверь. За дверью был темный переулок, и свет, прорывающийся из дверного проема, мог меня выдать, поэтому я вернулся и выключил свет у выхода. Затем приоткрыл дверь уже сильнее и выглянул.

Моя крошка жена лежала на пластиковом мусорном баке, ее ноги были закинуты незнакомцу на плечи, а мужик делал уж очень длинные фрикции. Даша зажимала рот рукой, но даже через ладошку было слышно, как ей тяжело и приятно принимать этого самца. Когда дело подходило к концу, он снял ее с бака и, посадив на корточки, воткнул свой член ей в рот. Я не стал досматривать представление. Моя жена мне изменяет. Эта мысль больно стучала в моей голове и в члене тоже. Я думал, что меня вырвет, она ведет себя как последняя шалава, а я тут возбуждаюсь. И как всегда случай подкинул мне размышлений. В туалет зашел тот самый незнакомец. Встав у соседнего писсуара, он вынул свой агрегат и начал изливаться. Член его еще не до конца успокоился, на нем были видны следы помады моей жены. Но вот член был реально здоровым! Он заметил мое внимание.

— Чего уставился?

— Да пятна мне эти красные не нарваться. Подцепил чего? — соврал я, не зная, что еще сказать.

— А! Не парься, это помада. Перепало мне, понимаешь?

— Угу.

— Да не завидуй, иди на танцпол и бери почти любую. Они все тут шалавы...

Я вышел из туалета и вернулся к стойке. Моя благоверная сидела и выпивала очередной бокал. Подобрав ее, я повел ее в номер, размышляя, что с ней сделать. Она была настолько невменяемой, что, похоже, не совсем понимала, куда ее несут и что будет дальше. Затащив ее в номер, я не стал включать свет, начал ее раздевать, она не сопротивлялась, просто периодически несла какую-то пургу типа «Я знаю чего тебе надо... «. Я уложил ее на постель, а она раскинула ноги и шепнула «Быстрее только». Потом вообще отключилась. Между ее ног было все ровно, так же как и вчера. Влага, покраснение вокруг губок, вот только тонкая струйка вытекала из ее дырочки и стекала к попке. Я нагнулся к ней и сунул палец в ее нутро. Было ощущение, что мне показалось, палец прошел настолько свободно, что я не постеснялся и загнул туда еще два. Три пальца ощутили ее горячие и влажные стеночки. Не выдерживая своих мыслей и гормонов, я залез на свою жену и сунул член в ее блядскую пизду. И как в масло. Нет уже той упругости, девочка была растрахана до своего предела. Я не выдержал и повторил экзекуцию ее попки. Засыпал я в смешанных чувствах. Почему меня возбуждает ее измена? Я извращенец или я разлюбил свою жену?

С нового дня и до конца отпуска жена начала отказывать мне в сексе. Мы так же ходили на гулянки, пили, она изменяла мне, а я иногда следил за ней. Как мне удалось понять, она трахалась только с двумя, с теми, у кого перец потолще. Утрами она ссылалась на похмелье и тошноту, вечером падала кулем. Я продолжал терпеть, не зная как нам быть дальше. Размышлял на тему расстаться и развестись. Хотя задницу ее я на совесть разработал. Но отпуск, наконец, кончился, и мы полетели домой.

После описанных ранее событий, прошло около полугода. Жена дома вела себя практически как прежде. Однако в ее глазах появилась вина и какое-то сочувствие. Моя «благоверная» не ходила на гулянки, с подругами встречалась только днем. Жена начала ревновать меня к любой швабре или дырке. Постоянно говорила, что любит меня и хотела слышать это в ответ. В постели она стала раскованнее. Она стала более сексуальной и намного быстрее возбуждалась, текла интенсивнее. Даша знала, что уже не такая упругая, но старалась это скрыть или маскировать. И сдается мне оргазмы она начала симулировать. И при всем при этом — попка — нельзя, ей же больно. Все эти обстоятельства меня сильно угнетали, жена говорила, что все хорошо, но я же вижу, что она постоянно напряжена. А что мне было делать? Я ради нашей семьи проглотил ее измену и ни разу не сказал и даже не намекнул о своих знаниях. Конечно, я мстил ей и больше не игрался с ее клитором, пусть сама или от члена выкручивается, и видимо ей это было особенно тяжело. Я же злился, что ее вагина стала такой широкой, ладно бы родила, но она тупо изменяла мне больше недели ежедневно. Так и пошли наши будни. Дом, работа, выгуливание выросшего Петруни, редкие походы в кафе или рестораны по праздникам.

Во время одной из прогулок по магазинам, она предложила зайти в секс-шоп, но я отказал, не хватало мне, чтобы она еще больше себя разорвала. К сожалению это было тем самым последним ударом, что валит дерево. Она закатила истерику, обвинила меня, не пойми в чем и убежала. Дома она, конечно, извинилась и, получив мое «прости» — успокоилась. А вот спустя всего месяц, она изменилась. Я перестал наблюдать ее напряженность и неудовлетворенность, она снова расцвела и активно радовалась жизни. Я заподозрил самое страшное, но как уличить ее в этом дома? Я работаю в среднем до восьми-девяти часов, она же в шесть уже свободна. То, что она приходит домой я знал почти наверняка, я курю на балконе и частенько общаюсь с соседом, мимолетом, невзначай я почти всегда узнавал, когда жена возвращалась домой. Однако паранойя росла, я начал подозревать соседа. В общем, решил установить дома скрытую камеру. Опыт у меня был, мы однажды следили за Петруней, что он делает без нас, но он давно успокоился и перестал гадить и драть вещи, поэтому камеру убрали. Потратив около недели и один отгул на работе, я установил камеру в нашей спальне, в зале, на кухне и в туалете. Добавил микрофоны. Все оборудование было спрятано в раздолбанном ящике провайдера в подъезде, а камеры внутри были упакованы в изоляционные короба. Все чисто и если не знать — незаметно.

Когда камеры были протестированы, я убедился, что прекрасно могу наблюдать и просматривать запись, я позвонил Даше и сказал, что задержусь на работе на пару часов. Дальше были часы ожидания. Дабы скрасить, его я зарылся в работу и пахал до самого конца, стискивая свой член под рабочим столом через брюки. Когда работа закончилась, я сделал вид что хочу закончить отчет, который уже закончил. Распрощался с обоими коллегами и остался сидеть в кабинете один. Запустив запись, я приготовился к худшему, однако член не разделял моего опасения, он надеялся на горячие кадры.

Перемотав запись на половину седьмого, я включил ускоренное воспроизведение. Даша пришла примерно в сорок пять минут и сразу переоделась в домашний халатик, а вот потом она не пошла готовить или делать иные домашние дела, она пошла сразу в спальню. В спальне она легла на кровать и раскинув полы халата стала мять свою киску, мне жутко это понравилось, она не изменяет, она просто мастурбирует. Но потом все пошло иначе. Она запустила руку за подушку и пропихнула ее еще глубже, похоже, до матраца. А потом извлекла на свет здоровенный искусственный член. Черно-белое видео не позволяло узнать цвет агрегата, но вот положение ее тонких пальчиков намекало, что она еле стискивает его, такой он толстый. Дальше она закинула ножки за голову (ОГО! Она давно не показывала со мной такую гибкость), и вонзила, это чудовище в себя. У меня сперло дыхание, когда эта палка по самые яйца вошла в мою жену. Возбуждение занесло мне все мысли, а ее стоны сводили с ума. Она продолжала эту мастурбацию, почти пятнадцать минут пока ее тело не выгнулось, и она не кончила. Однако на этом она не успокоилась, почти зашипев, она встала раком и продолжила вгонять эту елду в себя, и еще один оргазм повалил ее на кровать. Я поставил на паузу и кончил в салфетку, по виску стекала капля пота. Все не так плохо как я думал, она просто врет, чтобы не расстраивать меня. С этим как раз можно справиться. Отдышавшись и покурив, я вернулся в кабинет и включил запись, время еще было. Я ожидал, что моя любимая успокоиться после двух мощных оргазмов, но она только отлежалась, потискала свою промежность и спрятав своего «дружка», открыла дверь в спальню и встала раком.

— Петруня! — услышал я голос жены.

Что?!! В кадр забежал наш юный дог и, запрыгнув на кровать начал отлизывать промежность жены. Та млела от его действий, а потом ударила ладошкой по своей ягодице и скомандовала «Сделай мамочке хорошо». Петруня вскинул лапы на ее маленькое тело и прижался пахом к ее промежности. Удар, второй. Она запустила руку между ними и тут же пес начал долбить ее на дикой скорости. Даша стала стонать и просить не останавливаться, пес тряс ее тело, ее тяжелые сиськи раскачивались и терлись сосками о кровать. Затем ее накрыл первый оргазм с собакой, затем почти сразу второй. Пес соскочил с нее и, повернувшись задом, резко выдернул свой член из ее дырки. Даже с такого расстояния и без зума я видел темный провал между ее ногами. Потом она поднялась, прикрыв промежность ладошкой, сменила простынь на кровати и пошла готовить, словно ничего не произошло. Я не стал бить в набат и рвать на себе волосы. Эту информацию нужно было еще переварить.

Я вернулся домой в одиннадцатом часу, меня ждала любимая и горячий ужин. Идиллия, но правду говорят «Многие знания — многие печали». Я рогоносец с зоофилским уклоном. И что мне делать дальше? Решив, что утро мудрее вечера, я пошел спать, сославшись на усталость. Нужно было повернуть эту ситуацию ко мне, либо расходиться, не желая трахать жену после своего пса, словно объедки со стола. Но решение все не приходило. День ото дня я мрачнел. С женой спать почти перестал, она, конечно, все это заметила и каждый вечер терлось своей сучьей дыркой о мою ногу. Я списывал все на усталость и проблемы на работе и отворачивался. Теперь каждый вечер я просматривал, что делает моя женушка без меня. Каждый гребанный день она вставала под пса. С игрушками она могла пренебречь, но вот псу она всегда подставляла свою пизду. Сука! Меня это бесило и возбуждало одновременно, пока я не придумал один из способов вывернуть ситуацию в свою пользу.

В пятницу я закрыл все свои дела и отпросился на пару часов пораньше домой. Позвонил Даше и сказал что встречу ее с работы, выиграв почти два часа времени и гарантию, что она не придет домой. Затем помчался домой. Придя в квартиру, потрепал женкиного ебаря за ухом и повел его в спальню. Нащупав ее игрушку, я посмотрел, как она там лежит. Каркас матраца у нас просто — деревянный с большими щелями. Скинув его на пол, я подобрал его и вручил Петруне. Пес, приняв самотык за игрушку начал хватать его зубами и трясти, и вообще потерял интерес к хозяину. Я же вышел из квартиры и поехал за Дашей. Встретив ее, я сказал, что все на работе наладилось и можно спокойно отдохнуть на выходные. Свозил ее в кафе, прокатил по городу и домой.

Дома был цирк. Нас встретил Петруня с покусанным в фарш членом моей любимой. Смотреть на нее было одно удовольствие. Я сделал вид, что мне все понятно и заперся на кухне, пока Даша оправдывалась и несла всякую чушь. Поел, выпил виски, подумал, что делать дальше. Выйдя с кухни, я наткнулся на жену, она сидела заплаканная прямо под дверью и смотрела на меня с мольбой. В этот момент она была мне реально противна, все сыграло и измена и обман и собака. Но она стала говорить, она призналась в покупке игрушки, сказала, что сама виновата, что она женщина и ее дырка тоже растет, вот ей и хотелось покрупнее, вот и купила прибор, разодрала себя еще сильнее и теперь не знает что делать. На десятой минуте полезла целоваться и предложила свою попку в качестве извинения. То ли вискарь помог, то ли я надеялся на такой исход, но я привлек ее к себе и поцеловал. Сказал, что утром решим. В субботу я тоже ее не тронул, делая обиженный вид, но из виду ее не выпускал, а то к псу сбежит.

В воскресение ее терпение выплеснулось. С утра она сама стала лезть ко мне, и пока я не проснулся окончательно, она усадила свою круглую попку на мой член. Сволочь, я же не железный. Я кончил позорно быстро, она так реально хорошо обхватывала мой член своим сфинктером. Вот так сидя на моем члене, спиной ко мне она спросила «Мир?». После повторного заключения союза, она стала трясти мне мозг на тему покупки ей новой игрушки, я неохотно уступал, но настаивал, что куплю ее непременно сам. Она не упорствовала, но просилась со мной. Я отказал, сказал приготовиться, все будет вечером.

В магазине меня немного трясло. Что выбрать для своей домашней шлюхи? Ее тазовая дырка меня стала бесить, никакого желания ее туда вновь трахать уже не было, только задница. Там, по крайней мере, был только я. Покрутившись в магазине, я выбрал все, на что рассчитывала моя фантазия и навеянные порно-ролики из интернета. Собрав два пакета и оставив всю свою премию, направился домой.

Дома благоверная сделала себе интимную прическу «на лысо», наивная думала, что мне есть дело до ее кратера. Очевидно, что подмылась и сделала клизму, причесалась и в целом благоухала. Заметив мои пакеты ее глаза, алчно заблестели, на что она рассчитывает? Это все ей? Нихуя — все мое. Сказав идти на кровать, я разложил покупки на диване. Выбрав необходимое, зашел в спальню.

— Так ты хочешь игрушки? — сделал я строгое лицо.

— Хочу. — она лукаво на меня посмотрела призывно раздвигая ноги. Даже сейчас ее дырка немного приоткрывалась.

— Готова выполнять все мои желания и в целом подчиняться?

— Готова.

— Пути назад не будет, ты поступила плохо.

— Я плохая девочка.

Мне надоели эти блядские взгляды и слова. Я подошел к ней и отпихнув руки от моей ширинки, взял вторую и начал крутить узел. Ее глаза сначала непонимающе посмотрели на меня, а потом она улыбнулась и отдалась на расправу. Я привязал вторую руку и завязал ей глаза. Она стонала и говорила, как ее это возбуждает. Дабы не слушать ее, я запихнул ей в рот кляп и зацепил его на затылке. Было видно, как покраснели ее груди и щеки, дырка стала течь еще сильнее. Но это она рано, я только начал. Раз хочет быть блядью — будет. Не можешь остановить беспредел — возглавь его. Сходив к пакетам, я вынул раскладную штангу и скрутил ее. Затем ремнями зацепил ее к ногам жены, теперь при всем желании ноги ее не могли быть сведены. Она начала беспокоиться, когда я затих ненадолго, но что она могла? Я же натирал ее новую игрушку обезболивающим кремом. А игрушка стоило того чтобы ее бояться — крупный фиолетовый фаллос из раздела «Все для фистинга». Головка просто огромная, вспомнятся ей кошкины слезки. Затем я взял надувной член черного цвета. Когда все было готово, я подвязал штангу и привязал ее к спинке кровати, из-за чего ноги жены были вздернуты почти до груди, а дырки доступны как никогда. Затем я начал экзекуцию.

Взяв надувной член, что примерно соответствовал моим параметрам, я начал вводить его в ее бездонную дырку — как по маслу, а эта блядь начала стонать и делать вид, что все как она любит. Я молчал и продолжал двигать его, потихоньку подкачивая. Удвоив размер, я ощутил небольшое сопротивление, а стоны стали более откровенными. Добавив еще два раза грушей, я довел ее до оргазма. Она затряслась и дергалась в доступных диапазонах. Выдернув самотык, что был крупный как баклажан, я взял фиолетового монстра и прикоснулся к ее мокрой дырке. Она стала повиливать попкой и напрашиваться, ну я же не зверь. Я нажал и почти навалился всем телом. Возможно, мне так кажется, я услышал легкий хруст, перед тем как Даша стала мычать как корова на родах. Руками она стала бить по кровати и стараться слезть с этого монстра, но головка была уже внутри, а стержень толщиной в запястье разрывал ее дырку на куски. Оставив ее в таком положении, я пошел и выпил чайку. Вернувшись увидел, что она мало того что стонать перестала, так еще и попой двигает как может. Взяв двумя руками этот фаллос, я стал двигать его вперед, вновь вырывая ее из спокойствия. Потом назад и вперед, оставляя головку внутри. Когда она неожиданно кончила вновь, я отвязал ее ноги от штанги. Ноги упали безвольными плетьми и свелись, зажав огромный самотык.

— Полежишь так до утра, но сначала...

Я немного повернул ее на бок и не слушая невнятного мычания, воткнул ей надувную грушу в зад, а затем надул ее до предела. В эту ночь я спал в зале.

Утро понедельника само по себе не приятное, а будильник вообще выбивает из хорошего расположения духа. Я вошел в комнату и увидел следы борьбы — подушки на полу, руки жены все красные от натирания, наволочка и простынь сбиты в кучу. Но при этом она спала. Пожалев ее с полминуты, я погладил ее по голове и расстегнул кляп.

— Хоть слово скажешь, или попытаешься обидеть, я тебе все вспомню и не будет у нас прежнего мира. — предупредил ее я.

Она меня удивила, потянулась ко мне и поцеловала. Я еще раз погладил ее и раскрутил грушу, стравливая воздух. Потом взялся за фиолетовый член и аккуратно начал выводить его. На последнем этапе резко дернул. Даша вскрикнула и сжала ноги. Я аккуратно развел их в стороны. Там куда я смотрел, зияло две крупные и красные дырки, около пизды виднелись два подсохших подтека крови. Меня начала мучить совесть. Я отвязал жену и снял повязку, она же обвила мою шею руками и поцеловала страстно и горячо.

— Вечером я тебя отблагодарю... — многообещающе сказала она.

Дальше работа и наблюдение за женой. Она на работу не пошла, едва ноги переставляла, однако к игрушкам отнеслась хорошо, обе помыла и убрала в шкаф. Потом полдня отсыпалась. Когда же я вернулся, у нас состоялся серьезный разговор. Жена в целом одобрила наказание, но попросила так больше не делать, потом призналась, что эта беспомощность и моя грубость дико ее возбудила, поэтому нужно двигаться дальше как дружная семья. А у меня в голове зрели новые планы.