Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Гипноз. Часть 1

Вы когда-нибудь были у семейного психолога? Я вообще считал, что эта зараза живёт у европоидов или америкосов и там благополучно сосёт кровь из мирного населения, но нет, оказывается, что эта зараза начинает появляться и в России. Но, обо всём по порядку.

Меня зовут Дмитрий. Родился и почти всю жизнь прожил я не в Москве, но судьба забросила меня в столицу (как я думал, временно), но дела закрутились с неимоверной быстротой, позволив мне приобрести квартиру на севере столицы, машину, а затем и хорошую машину. А потом в жизни появилась ОНА. И как эта женщина смога заполнить всю мою жизнь, вытеснив разом периодически появляющихся и таких непостоянных любовниц — загадка.

Света была красива, хотя, если бы это было не так, то она бы не появилась в моей жизни. Я уже не ребёнок и перестал верить во влюблённость (наверно сразу после второго развода, или точнее в процессе второго развода), потому женщин искал не по влюблённости, а по внешности, но и чтобы совсем безмозглые не попадались. А вот в случае со Светой, она оказалась ещё и умной, ну или достаточно разумной, чтобы умело разделить все мои увлечения, умело чувствовать, что мне необходимо в тот или иной момент и прочее, прочее. Через месяц она уже переехала ко мне (ранее снимала комнату, приехав из Сибири) и принялась за мой холостяцкий быт.

Я помню день её переезда, когда она позвонила переступила порог и пальто упало на пол, открывая совершенно обнажённое тело.

— Смотри, чему я научилась — Светлана опустилась на колени и вытащила мой член из шорт. По началу маленький, но он быстро окреп во рту девушки. Толстый и длинный, он всегда доставлял во рту неудобства, а тут она приняла его весь целиком, проглотив... и начала неистово сосать. Из глаз текли слёзы, она еле сдерживала кашель но глотала раз за разом. Я не удержался, схватив голову и помогая насаживать. Сперма излилась в горло через пару минут — я никогда не кончал так быстро. И только сейчас заметил, что дверь оставалась открытой всё это время.

В этот день она тренировала своё горло до самой ночи, прося снова и снова оттрахать её, тем самым будя во мне зверя

Кроме постоянного секса в неимоверных количествах, приятно, оказывается, когда вечером дома есть еда, и нет необходимости идти в кафе, в шкафу всегда есть выстиранные и поглаженные рубашки, не говоря уже о других прелестях заботливой жены.

И, самое интересное, что столь любимый женщинами «секс в мозК» не проявлялся. Это самое явление, которое в один миг ставило крест на всех моих прошлых женщинах, в данном случае отсутствовал... до поры до времени. Хотя и проявился он в минимальных количествах: некоем недовольстве, что что-то не то, а что именно — непонятно... А тут ещё я и возьми, да прояви участие — ну, если с женщиной всё распрекрасно, давай и я отвечу тем же, вдруг это на самом деле та самая НАСТОЯЩАЯ, с которой я путал первые двое серьёзных отношений. Ну и она захотела посетить семейного психолога. Ох, как же я люблю эту профессию! Ещё с института, когда одна из параллельных групп учились на «психов». Ну, я согласился, тем более, что она, по её же словам, весь день выбирала специалиста, а это значит, что решение приняла и обдумывала, пока меня ждала с работы. Зачем расстраивать человека? Тем более, что выбрана был едва ли не самый именитый психолог столицы.

Ох! Радости Светика не было предела. Она тут же позвонила, записалась на утро субботы и что-то там щебетала, не говоря уже о том, что в этот вечер секс начался ещё в душе, а закончился лишь спустя четыре часа в спальне.

Утро началось с такого чудесного минетика. Это при том, что Света никогда не любила вкус спермы, но на этот раз не позволила мне покинуть её ротик, пока не выпила всё до последней капли. Потом были блинчики с вареньем и свежий чай — прямо мечта, а не женщина. Потерянное время у психолога по причинам, которые я не понимаю — это мизерная плата.

Ехали мы к этому специалисту, а я сижу и настраиваю себя побольше молчать и не спорить, не проявлять свою неприязнь к этим семейным шарлатанчиками. Кроме того, мне как раз на работе на день рождения подарили замечательную игрушку: умные часы, связанные с моим телефоном, анти-яблочного производства. Запишу психиатра на видео, потом поржём на работе.

Психиатром оказалась миловидная женщина, чуть полноватая, что её не портило, строго одетая, а очки с минимальными диоптриями придавали ей деловой вид, и, как я понял, только для этого и служили. Огненные волосы были убраны в строгий хвостик. Макияж совсем не броский. Этакая строгая учительница.

Вера Сергеевна усадила нас в два рядом стоящих кресла, а сама села напротив, но не за стол, а так же в кресле, без преград. Видимо это положение должно символизировать некоторую открытость, типа говорим с кем-то близким и можем доверить любые тайны. Ну я и устроился, положив руки на подлокотник так, чтобы Вера Сергеевна оказалась в фокусе видеокамеры в часах.

И началось... не, ну за моё терпение я вполне мог претендовать на памятник, если не на площади, то на лестничной площадке в нашем доме — точно. Я ожидал, что психолог-женщина начнёт рассказывать, как важно понимать женщину и что должен делать мужчина, но и тут она меня удивила, прочитав лекцию о том, что же должна делать Светочка, чтобы обеспечить мой быт мужчины-основы семьи самым комфортным. Ну и для верности встречи она предложила провести сеанс гипноза.

Вот тут правда промашечка: в школе у нас была преподаватель, которая умела гипнотизировать и иногда устраивала «шоу» на внеклассных занятиях. Хрупкие девчушки, загипнотизированные в образ бревна, укладывались на пятки и макушку на две парты, а кто-нибудь из парней садился верхом и она даже не прогибалась, птички, лягушечки, рассказ тайн из глубокого детства — это всё было, но меня она не смогла погрузить в транс. Позже я ещё несколько раз ходил к гипнотизёрам-профи, но результат один — устойчив, если не ударить кийяночкой по голове. А, с другой стороны, раз всё так замечательно и мне уже можно заказывать памятник самого терпеливого, подыграю — порадую дам.

Светлане в гипнозе снова повторили прописные истины, то мужчина царь и бог, после чего настала моя очередь. А тут я вспомнил всё, что видел ранее, чтобы изобразит человека, погружённого в транс перед качающимся маятником и завораживающим голосом Веры Сергеевны. И замер после кода-щелчка пальцами, готовый внимать и рассказывать какие-нибудь свои тайны. Но началось совершено другое. Металлический голос Веры Сергеевны программировал меня, что моей воли больше нет и всё моё существование должно быть посвящено службе своей Госпоже Светлане. Я раб и нет ничего такого, что я не мог бы выполнить по приказу Госпожи. Меня программировали на голос Светы, которая произносила ключевые слова и фразы.

Ох, будь я в другом настроении, придушил бы эту рыжую сучку, но во мне проснулся азарт — я захотел досмотреть это шоу до конца, до самого что ни на есть конца.

Ключевой фразой «включения раба» назначили «принеси мне коктейль». После этого я прыгал на одной ноге по приказу Светы, даже катал её на своей спине, целовал её ножки, но на этом визит психолога ограничили.

Правда под конец ещё разок проверили как работает ключевая фраза, которая, конечно же не подвела и я заплатил за визит со своей банковской карточки 50.000 за помощь психолога переводом на её личный счёт. Но... терпение и только терпение.

А дома моя милая была такой ласковой, что весь прожитый месяц в сравнение не идёт, правда потом попросила принести ей коктейль и отдохнула сама, заставляя меня бегать по дому как электровеник, наводя порядок, готовя закуски, бегая за вином.

— Жизнь хороша, дорогой, правда? — Она вытянулась на кровати перед телевизором, а я обнажённый стоял у её ног с подносом в руках, на котором стояло вино и закуски.

— Да, Госпожа — безропотно ответил я, как учила психолог.

— Наконец-то в моей жизни всё на самом деле изменится. В понедельник ты не пойдёшь на работу, понял? Позвони начальнику и скажи, что заболел.
— Да, Госпожа. — всё ещё делая голос бесцветным, ответил я и, поставив поднос, пополз (мне запретили вставать) за телефоном. Разговор с начальником был коротким и я снова предстал перед Госпожой.

— Послушный мальчик — это хорошо. — промурлыкала Светочка — а в понедельник мы соберём все твои документы и поедем к нотариусу, я уже договорилась. Мне нравится эта квартира и твоя машина, хотя она и не новая. Всё это ты перепишешь на меня в понедельник, ну и потом дооформим документы.

Вот сучка хитрожопая, но продолжай!

— Слушаюсь, Госпожа.

— Я бы оставила тебя своим рабом в этом доме, но ты мне порядком надоел и не могу я столько трахаться, сколько тебе надо! Не представляешь как я а этот месяц возненавидела твой член. Но у меня есть подружки, которым нужен личный раб. И знаешь, что после этого будет?

— После этого — не знаю, а сейчас ты соберёшь свои вещи и побежишь сама к этим подружкам.

ОХ! Это надо было видеть! Как она подскочила с кровати после моих слов и какой бледной стала, глядя, как я спокойно наливаю себе вино в бокал и выпиваю его.

— А, извини, не предупредил, что гипноз не сработал, но было весело. Завтра же позвоню Вере Сергеевне, выражу благодарность. У тебя час, чтобы собрать свои вещи. После этого я выставляю тебя за дверь, а что не успеешь собрать, полетит в мусорку утром.

— Но... Димочка, милый...

— Заткнись, пока не пришиб. Даю час! Бегом. И не ной! Москва слезам не верит. Через час выкину за дверь, даже если будешь раздетой.

О! Эту сучку хотелось придушить, но меня сейчас увлекла мысль о месте этой именитой Вере Сергеевне. Она так превосходно получилась на видео! Надо будет оставить развёрнутый отзыв о смарт-часиках у производителей-корейцев.

Позвонил я в её офис рано утром, и меня весьма порадовало, что в воскресенье Вера Сергеевна трудится во благо русских семей буквально не жалея себя. И мне даже порекомендовали приехать не позже, чем в течение часа, потому как потом к Вере Сергеевне можно будет записаться лишь на следующее воскресенье, а в это воскресенье — законный выходной — она принимает особых клиентов.

Ну конечно, я же самый особый.

— Дмитрий, Вы сегодня один?

— Да, Вера Сергеевна. Просто была одна ситуация, которую бы я хотел с вами обсудить. Так получилось, что я её записал и теперь не понимаю, что делать. — С этими словами я протянул флешку психологу.

— Очень интересно, что же могло произойти такое, тем более, что Вы не хотите обсуждать это в присутствии своей второй половины.

Я молча наблюдал, как изменилась Вера Сергеевна в лице, глядя на себя саму, на процесс гипноза (я специально для неё вырезал этот финал), ролик закончился её желанием получить 50. 000.

— Вера Сергеевна, дело в ом, что моя вторая половинка, как Вы выразились, уже живёт где-то в другом месте, у нас вчера что-то не срослось. Ну а Вам я хочу пожелать удачи и оставляю в подарок это видео. До свидания.

Она всё поняла! Эта сучка всё поняла. И что скандал этот ей не пережить и множество судов с её клиентами и прочие, прочие «радости» жизни.

— Сколько Вы хотите?

— В смысле? — обернулся я у само двери.

— Я заплачу за Ваше молчание. Сколько Вы хотите?

— Ооо! Деловое начало.

Я вернулся и сел в дальнее от неё кресло.

— Я назову цену, но только один раз. Если Вы не согласитесь, торгов не будет. Я ухожу сразу же, понятно?

— Да, мне понятно. — пролепетала она, опустив голову. Ох, как она изменилась за эти секунды. Нервы убивают людей быстрее, чего бы то ни было. Но она ещё не всё знает.

— Ползи сюда на животе, к ноге!

Её глаза округлились ещё больше. Я дал ей минутку обдумать ситуацию, а затем встал и это послужило сигналом.

— НЕТ! Пожалуйста... я готова сделать...

Губы дрожали, но она вышла из-за стола и поползла ко мне. Красивая задница, затянутая в узкую юбку высоко вздымалась — в такой юбке неудобно ползать, потому она задрала её, оголив чулки и трусики. Умная девочка. Но это только начало.

— Ну, начало положено. Через час у тебя начинается приём. Потому приведи себя в порядок. А вечером позвонишь мне, и мы спокойно поговорим. Только давай без придумывания методов забрать у меня запись — я уже принял некоторые контрмеры. Но, если будешь послушной девочкой, твоя честь не пострадает.

Глава 2 Первая практика
И она на самом деле позвонила. Уж не знаю, как у неё прошёл день, и какие комбинации она придумывала, чтобы меня переиграть, но позвонила мне скромная смиренная девочка. Первое задание для неё было простым и оно в первую очередь было необходимо мне.

Чуть больше, чем через час я видел, как она вышла из машины и набрала номер на домофоне. Одна... Умничка. Я даже предусмотрел план, что делать, если решит прийти не в одиночку.

Дверь в прихожей я для неё оставил открытой и не вышел встречать. А ещё через пару минут в зале появилась она в одном только нижнем белье. Опустилась на четвереньки и с грацией кошки поползла ко мне, в то время как я показательно смотрел телевизор.

— Милый, я на самом деле хочу тебя. Я была очень плохой девочкой, так накажи меня. Выпори и оттрахай меня. Прошу тебя.

Она целовала мои руки, лезла между ног, настойчиво тёрлась лицом о шорты. Да, выглядело это очень соблазнительно. Лифчик не смог удержать грудь и она уже давно вывалилась наружу, при чём, Вера этим прекрасно пользовалась, прижимаясь и обтирая о мои ноги. Что она шептала — было не важно, да и я уже давно возбудился, но надо было ещё немного подождать, прежде чем член выпрыгнет из шорт и окажется у неё во рту.

— Ты придумала, как мне тебя называть? — я поднял её голову за волосы и смотрел в глаза.

— Раз я веду себя как шлюха, то так и называй... те меня. — видимо не сразу она решилась называть меня на «Вы».

— И чего ты хочешь сейчас?

— Я хочу отсосать. Пожалуйста, можно я его отсосу?!

О да, она сыграла свою роль замечательно, несмотря на то, что по телефону я не рассказывал обо всех подробностях.

— А после этого оттрахайте свою шлюшку. Я уже давно мокрая и так проголодалась.

Сосала она брезгливо, видимо никогда не любила этим заниматься, и уж тем более, до Светы ей далеко, но я наслаждался самой ситуацией. И тем, чего Вера ещё не знала. Через какое-то время мне надоело, что она облизывает одну только головку и я снова поднял её голову за волосы.

— Тебе придётся учиться сосать, чтобы доставлять мне удовольствие! Глотай глубже, а не облизывай только залупу! И чтобы я всё чувствовал, обхвати член ртом полностью!

Обратно я насадил её с силой, вызвав рвотный рефлекс. После чего дал вдохнуть, успокоиться и снова направил голову.

— Запомни, у моей шлюхи не должно быть никакой брезгливости и ты должна быть готова для меня в любой момент. В будущем я тебя за это буду наказывать. А теперь становись раком, я оценю твою дырку.

Она на самом деле уже текла. Её завело такое обращение, несмотря на неприязнь к минету и не комфортность ситуации. Трахал я её не очень долго. На самом деле, сегодня я был слишком раздражён, и секса хотелось не очень. Да и акция эта преследовала две цели, одна из которых — показать этой мужененавистнице её место, а другая...

Оттраханная психолог упала на живот и развернулась на спину. Из неё всё ещё вытекал заряд спермы, и лицо было очень довольное.

— Ты получила что хотела? Тогда собирайся. Потом ещё созвонимся.

— Ну, почти получила. — Она поднялась на ноги, и было видно, что ноги пока ещё держат плохо. — Теперь верни мне запись, и мы разойдёмся с миром.

— С чего это вдруг? Ты сегодня получила удовольствие, а я ещё даже не начинал. Зачем нам расходиться?

Видимо мысли ещё не сфокусировались, но психолог даже во сне им остаётся, надо будет не допускать, чтобы она читала лекции, иначе на самом деле может придумать оружие против меня.

— Ну, давай подумаем, что для тебя лучше: разойтись с миром и вспоминать этот секс как приключение или же нанести урон моей репутации и при этом сесть в тюрьму за изнасилование.
ОГО! Да она прямо великий комбинатор.

— Вот люблю я психологов. Живёте вы в своём мире. А теперь послушай меня: во-первых, изнасилование не так просто доказать, но эта проблема почти решаема при наличии знакомых. Во-вторых, в твоём случае это невозможно будет доказать, потому как теперь у меня ещё и есть превосходная видеозапись того, как ты добивалась от меня этого секса. Да-да, помаши ручкой вот туда, ещё туда и туда. Ну и последнее: теперь моё наказание будет на много жёстче.

Глава 3 Вечерняя встреча
Я её оставил на неделю — не звонил, не писал, и не тревожил никаким другим способом. Понятно, что она искала способы избавиться от меня, но я ей внятно объяснил, что предупреждения кончились, так что на рожон она не лезла, хоть я и ждал звонков от «авторитетных» личностей.

«Завтра в 22. 45 около кинотеатра «Родина"» — моя СМС была лаконична и кинотеатр я выбрал в противоположной части города, на всякий случай.

«Вы приглашаете меня в кино? Что мне одеть?»

«Длинное платье или блузка с длинной свободной юбкой. Чулки. Никакого белья. Обувь придумай сама»

Честно — сам немного волновался, реализуя свою давнюю фантазию. Но, раз уж у меня теперь есть послушная шлюшка, то почему бы и нет. Хотя, шлюхой она не была. Отнюдь, Вера была мужененавистницей, считающей, / что мужчина должен служить женщине, но никак не наоборот. От того желание использовать её становилось на много острее.

Она не опоздала. Но пока мы поднялись в кинотеатр, вошли в зал, кино уже началось и немногочисленные зрители сидели на своих местах. Я выбрал куда сесть так, чтобы быть в стороне от всех, но при этом не на «места для поцелуев».

— Так что за фильм? — шёпотом спросила Вера на самое ушко, «невзначай» касаясь его губами. Она решила подыграть мне. Что ж, это означает, что в прошедшую неделю она не только обдумывала планы как избавиться от меня, но и продумывала вариант, чтобы соблазнить меня женскими чарами.

— Для тебя это полтора часа практики, потому что мне не понравилось, как в прошлый раз ты сосала. — жаль, что тут темно и я не мог видеть всех эмоций, отразившихся на её лице, но даже то, что видел, мне очень понравилось — Но ты не подумай, я не эгоист. На днях я зашёл в магазин игрушек и вот что купил для тебя.

Это был красивый фалоимитатор, один из самых дорогих. Хотя я его и вымыл, но всё равно приложил к подарку презерватив. А ещё, проявив заботу, вывернул на изнанку куртку и положил на пол перед собой.

— Одевай резинку и вставляй игрушку на место. Она тебе понравится. Затем, прошу к своему рабочему мусту. Десять секунд. 10... 9...

Она дрожащими руками вскрыла презерватив, натянула на фалоимитатор и на счёте три уже стояла на коленях передо мной.

— Ой, чуть не забыл. Наша общая знакомая, Светочка, любила цветы. Я тут на неделе выкидывал и раздавал всё, что она не увезла, но решил оставить бамбуковые трости для подвязки растений. У меня они сразу же ассоциировались с твоей задницей. Так что, после киносеанса поедем ко мне ставить зачёт по сосанию.

— Я не люблю боль. — она сразу же поняла, как я буду использовать трости.

— Ой, это же замечательно! Тогда у тебя есть стимул очень хорошо постараться.

Полтора часа «работы головой» — это даже для опытной соски серьёзное испытание, но что уж говорить о той, кто считала всегда минет чем-то ужасным и отвратительным. Но страх — это хороший мотиватор. Видно было, что она утомилась быстро, но облегчать задачу я не стал, получая удовольствие не только физически, но и морально. Кончить я никак не мог и из-за того, что отвлекался и из-за её непрофессионализма, но ближе к концу фильма я взял инициативу в свои руки и принялся насаживать голову на член, пока не разрядился в рот. Проглотить она всё не смогла. А может и вообще ничего не глотала, потому как сперма потекла по стволу (я не позволил его выпустить изо рта) в мои штаны. Неприятно, но до дому доедем, тем более, что я на машине.

За всё это время очень удачно на нас внимание никто не обратил, а ближе к окончанию фильма я приказал ей сесть рядом и даже дал влажные салфетки, чтобы привела себя в порядок.

— — Как ты думаешь, у тебя получилось?

— Тяжело это делать так долго — попробовала сказать хоть что-то в свою защиту Вера

— Ну, учитывая, что я за полтора часа ни разу не кончил, пока не сделал всё сам. Во-вторых, почему у меня в штанах мокро? Сейчас поедем ко мне подводить итоги.

— Пожалуйста...

— Заткнись. Твой рот уже достаточно был открытым.

Молчала она всё время, пока выходили из кинотеатра и садились в мою машину.

— Я тебе дам выбор. Нам сейчас достаточно далеко ехать, потому или ты продолжаешь практиковаться, заодно вычистив всё, что натворила или же порассказываешь о своей практике. Мне интересны буквально все грязные подробности. Люблю увлекательные сказки. Вдруг после твоих рассказов я подобрею

Я даже не сомневался, какой именно вариант она выберет.

Глава 4 Сказки психолога
Вера какое-то время молчала, видимо решая, с чего лучше начать, а может думая, что бы такое рассказать, дабы не вызвать желание мстить за мужской род. В итоге первой её была история, как много лет назад на приём пришла несчастная девушка, которую избивал муж, и тогда впервые было принято решение применить гипноз, превратив семейную жизнь в женскую идилию.

— Скучно. — прокомментировал я эту мыльную оперу — Давай поиграем вот во что. Сосала ты в кино не полные полтора, т. е. примерно минут 70. За каждые 5 минут — один удар. Значит сейчас 14 ударов. Эту тоскливую историю ты мне рассказывала 15 минут. Ещё плюс три. Продолжай.

— Вы... Вы меня серьёзно будете... пороть? — она немного сбивалась, когда говорила. Похоже, что только сейчас поверила в это.

— Да! Буду! Скажу честно: соскочить ты не сможешь, пока я сам однажды не решу прекратить. А чтобы то врем, пока я с тобой буду развлекаться ты не «филонила», нужен стимул. Как говорил наш майор в армии, «провинившиеся будут поощрены очередным взысканием».

— А если я смогу откупиться?

— Чем? Деньги мне не нужны. Я не жадный и зарабатываю не плохо.

— А если я найду для Вас другую женщину или женщин?

— Так я и сам могу найти. У меня с этим нет проблем. Меня больше напрягла сложившаяся ситуация. Свету я выпроводил, хотя зря наверно — слишком легко отделалась. Но тебя пока я ещё не отпущу. Но хватит лирики. Нам до дома ехать не меньше часа с таким движением. А это 11 розг. В плюс или в минус — зависит от тебя.

Вера молчала не долго

— Одной из первых была моя давняя подруга. Она как-то призналась, что работает проституткой, назовём её Вика, в каком-то массажном салоне и один из её клиентов — толстосум — любит развлекаться, таская Вику с собой в качестве эскорта, а там уже унижая и трахая, иногда подкладывая под других мужиков, любящих извращения. Разумеется, что к психологу такой не пойдёт, потому мы встретились в кафе. На тот момент я ещё не так совершенно отработала свой навык, потому потратила полчаса и устала так, что чуть не уснула там же, в кафе. Но начало было положено. Толстосум был влюблён по уши в Вику. Следующие дни она купалась в роскоши, но для закрепления встретились снова. А тогда ко мне впервые пришла мысль о подчинении мужчин.

— Прямо впервые? — с усмешкой перебил я.

— Нууу... если честно, то мысли были и раньше, но реализовать решилась только теперь. Я заранее прочитала множество материалов и при их визите уже приготовила программу. Погрузив в гипноз, я вложила в его голову и чувства безграничной любви и чувство вины за все его деяния в отношении Вики. А когда он вышел из транса, то умолял простить его, ползая у ног. Как это было прекрасно. Но с Викой я уже обо всём договорилась и она сказала, что прощение надо ещё заслужить. Было решено, что этот похотливый кобель лишается права секса по его желанию. Вика достала приобретённый заранее пояс верности. И он согласился на это, лишь бы она его простила. Представляешь (Вера сбилась, увлечённая рассказом), Вика бросила это пластиковое устройство в дальний угол кабинета и скомандовала «апорт», тогда её толстосум на четвереньках побежал и во рту принёс обратно свои будущие кандалы. Так Вика сделала ещё несколько раз, прежде чем одела пояс верности и закрыл на ключ.
Вика развлекалась с мужем по полной. Заставляя себя ублажать по нескольку раз в день орально или же страпонами, при том, что снимала пояс верности лишь раз в неделю, правда и Вика выкладывалась от души, вытворяя чудеса, чем делая следующий момент «свободы» более желанным. Затем наступил следующий этап — наказания. За провинности момент «свободы» отодвигался на несколько дней. Это при том, что сама Вика одевалась очень вызывающе и дразнила всеми способами.

Затем она пошла дальше. Ключик от пояса верности перекочевал в сейф их семейного психолога. И еженедельные визиты стали нормой вот уже на протяжении года. Сидя в креслах психолога обсуждались события недели и принималось решение о краткосрочной свободе или же дополнительной неделе воздержания.

Вера рассказывала увлечённо, да я и сам начал возбуждаться от этой истории. Нет, я не хотел себя почувствовать на месте этого мужчинки, но и жалости к нему не испытывал, отнюдь, я бы хотел за этим понаблюдать.

— Двадцать минут. Признаюсь, увлекла. Минус 4.

— А как же мужская солидарность?

— В отношениях не может быть коллективного сознания. В данной ситуации это твой риск и твоей подруги.

— В смысле?

— Ой, а чего далеко за примером ходить? Моя теперь уже бывшая Света привела меня к тебе. Всё было бы хорошо, не будь я любопытен, включив камеру и устойчив к гипнозу. Вы на этом риске прогорели, правда, расплачиваешься только ты, а она ищет нового спонсора. Ещё и явно винит тебя. Не звонила, нет?

— Нет, не звонила. — Похоже, что идея о том, кто виноват и чья должна быть ответственность я подкинул ей только что. И будет интересно как она воспользуется этой информацией.

Какое — время ехали молча. Я не напоминал, что драгоценные минуты утекают, а их надо было бы использовать, чтобы скостить грядущее наказание. Но, спустя почти 10 минут, раздумий она продолжила.

— Сейчас многое я отрабатываю на своём мужчине. Как познакомились — это наверно не интересно. Но я не искала бизнесмена, просто нашла спортивного красивого мужчину, у которого будет много свободного времени. Я не хотела подчинять его волю полностью. Мне хотелось, чтобы он хотел сопротивляться, но не мог. Я действовала через его похоть. Сделала так, чтобы он хотел меня до умопомрачения и ради этого выполнял мои маленькие капризы, при этом мысли о сексе с другими женщинами вызывали отвращение — над этим я работала особенно долго, но гипноз способен творить чудеса. Я переодевала его в малыша, пеленала, и он подолгу сосал сиську своей мамочки или пил молоко из бутылочки. Для полноты эффекта ему было запрещено говорить — только издавал звуки. Если не выдерживал, лишался «сладкого». А как сладко было его видеть в ванной, когда я укладывала его вниз, чтобы мне не холодно было стоять, и мылась под душем, при этом мастурбируя прямо над его лицом. Он несколько раз возмущался, но потом я заметила, что когда он сексуально удовлетворён, он начинает выказывать недовольство, но на следующий день ко мне прибегал шёлковый мальчик, готовый на всё. И я придумала наказание, когда напомнили мне однажды выражение «засунуть язык в жопу». Итак, после бунтов мальчик подолгу засовывал свой язык в мой анус, при этом выслушивая оскорбления, что ему там самое место.

В один день я устроила ему наигранную, но потрясающую сцену ревности и даже выгнала, потребовав больше меня не беспокоить. Следующие три дня он был везде. Если в телефоне можно внести в чёрный список его номер, он звонил с других, достал буквально моего секретаря, вылавливал меня на улице около работы, у подъезда. И в буквальном смысле валялся в ногах, клянясь в своей верности. Тогда я поняла, что момент настал и отправила его в сексшоп за поясом верности. О! он был буквально счастлив решению вопроса, не понимая ещё во что ввязался. Кроме пояса верности я получила моральное право спать с кем угодно и даже сделала так, что он сам меня об этом просил, лишь бы его не выгоняла.

Но на самом деле всё сильно изменилось, когда в очередной раз я позволила ему войти в себя. Он излился с такими эмоциями, что едва не потерял сознание. Что будет дальше, я прекрасно знала, потому встреча происходила в гостинице, а после секса быстро водрузила пояс верности на место и покинула номер.

Мальчик позвонил через 10 минут. Требовал снять с него эту штуку и кричал, что больше никогда не хочет меня видеть. Злой из-за всех унижений, что он перетерпел, и, при этом, после окончания спермотоксикоза снова проснулась его гордость. Пояс верности он снял сам в тот же вечер, а уже на следующий день ужаснулся от своих действий. Надеясь на прощение он даже купил новое точно такое же устройство. В тот день я работала дома — несколько дам по скайпу должны были связаться и обсудить подробности. И так пикантно было, когда мальчик три часа лежал на полу, усердно работая в моей попке языком. Я думала, что у него язык отвалится, но тестостерон сыграл с ним злую шутку: он был готов на всё. И следующую неделю я его мучила как могла. Даже однажды одела его в женскую одежду, накрасила, накинула шубку, чтобы скрыть откровенно мужские руки и плечи и он ходил со мной по магазинам.

А через неделю я решила открыть пояс и ключ не подошёл. Вот тогда-то он и рассказал о подмене. В тот день я его ремнём избила так, что думала — убью. А он униженно ползал в мих ногах и целовал туфли. Ох, как меня это завело. Если бы я в тот вечер не потрахалась, то наверно вообще бы убила этого сосунка. Но и тут пришла ко мне идея мести. Есть у меня старый знакомый для «снятия стресса» и я позвонила.

Сосунку приказала залезть под кровать. Следующие два часа я трахалась со старым другом. Думала, что от этой ярости кровать сломается и рухнет на невольного свидетеля этого безумства. Спустя два часа мой друг ушёл в душ, а я а волосы вытащила голову мальчишки и села на его лицо. Из меня текло как из ведра. Мы пользовались презервативами и сперма из меня не вытекала, но эта мысль не давала мне покоя.

В наказание я купила жестокий пояс верности, с катетером. Это когда он не только член обхватывает, но и вводится стержень в член. С того момента уже три недели мой мальчик не кончал. И по началу он всё время ныл, как ему неприятно, потом я запретила ныть, но раз-два в день позволяю ему поныть для моего удовольствия.

— Да ты садистка.

— Ну, зато у меня ест на ком выместить свою злость. На Вас же я не могу её вымещать.

Глава 5 Первое наказание
В этот момент мы уже въезжали на парковку. Её рассказ меня завёл. Хотелось оттрахать эту суку и я подумал, что нет смысла сдерживать порывы, идущие из глубины души. Поэтому, поставив машину в свой уголок на парковке, я приказал ей выйти и наклониться, засунув голову в открытое окно машины. Сам обошёл с другой стороны и задрал юбку. Мой член давно уже рвался наружу и я вогнал его в мокрую щелку своей сучки со всего размаха. Она уже была мокрая, значит воспоминания о личном мальчике для битья и её возбудили..

Трахал я свою мокрощелку яростно. Сам-то знал, что машина расположена удачно, рядом с распределительной подстанцией и в темноте уже вряд ли кто-то нас увидит, а она явно нервничала. Спермы было много — сказалось получасовое возбуждение за всё время рассказа — и сперма вытекала из влагалища по ногам.

После этого я вытащил свою сучку из машины и заставил вычистить член. В первый момент на её лице появилась гримаса брезгливости, но я это исправил, влепив пощёчину.
— Ещё раз увижу, что тебе неприятно, выпорю как сидорову козу!

И после этого процесс пошёл значительно бодрее и с выражением удовольствия на мокрой от спермы мордочки.

— Признаю, эти полчаса развлекли меня. Ещё минус шесть. Сколько осталось?

— Восемь.

— Хочешь быть наказанной здесь или пойдём ко мне?

— Я готова отработать оставшиеся восемь любым способом, только, пожалуйста, не надо.

— Надо. И ты будешь отрабатывать в другие дни, чтобы не появилось новых восьми, или десяти или сколько бы то ни было.

Вроде бы восемь ударов розгами — это не очень много, но если учесть, что человек боится боли и это лишь первый раз в его жизни, то получается, что вполне достаточно.

— В моём доме ты имеешь право быть только в чулках и туфлях. — предупредил я, когда ехали в лифте.

— А если у Вас будут гости?

— Если будешь себя хорошо вести, тогда разрешу маску. О! кстати, пока этого не произошло, придумай себе маску заранее. И, надеюсь, мне она понравится.

Когда вошли в дом, я помыл руки, включил чайник и вернулся в зал, она уже сидела на коленях на полу в одних чулочках и морально в предвкушении наказания. Для самого наказания я выкатил пуфик, на который можно было положить животом вниз провинившуюся, а её колени оставались на полу. Она не просила, не умоляла. Может решила не доставлять мне такого удовольствия. Но её явно пугал мой вид и звук воздуха рассекаемого тонкой бамбуковой тростью. Жалеть я её не собирался. Первое наказание всегда должно быть таким, чтобы появился страх перед последующими. Страх и неотвратимость. Потому первый удар я нанёс сильно и резко.

И уже после первого удара она не выдержала. Слёзы, рыдания, мольбы, целование ног. Она была прекрасна в этот момент. Я хотел это видеть, и я это увидел. Именно по этой причине я не стал привязывать её к пуфику. А вот теперь можно и привязать. Теперь уже сам факт привязывания будет вызывать у неё дикий ужас.

Я её отвязал. А сам отошёл и развалился в кресле. Дал ей немного времени прийти в себя, потом бамбуковой тростью указал место перед моими ногами. Женщина как в замедленном кино на четвереньках подобралась ко мне и села на пол. В этот момент у меня возникло желание подрессировать её как собачку.

— Слишком медленно! На четвереньках бегом до угла и обратно. Промедлишь, получишь удар. Марш!

Теперь она была на много быстрее, но не достаточно, потому я от души хлестанул её по заду.

— Ещё раз! Марш!

И она реально быстро пробежала этот путь.

— Чудно. С жопы встать! Стоять на коленях. Руки к груди. Вот так, как суслик. Рот приоткрой! Это поза униженного суслика. Каждый раз, когда я говорю «ко мне» ты подбегаешь и принимаешь эту позу.

Я протянул ко рту трость и она послушно взяла её в рот.

— От тебя зависит, будет ли это твоей любимой игрушкой или вот это. — Я провёл возбуждённым членом перед её лицом — лечь на живот и руками раздвинуть булки. Тебе света говорила, что я люблю секс?

— Угу

— Ну, хорошо, что для тебя то не новость. А ещё — я намочил палец и провёл его по анусу, от чего женщина сжалась и я от души припечатал ладонь к её жопе — Выстави свои дырки! Хотел сказать, что тебе повезло, что я не люблю анальный секс, но теперь ты нарвалась и я куплю для твоего зада затычку.

На этих словах я вогнал свой член в её влагалище. Оно было мокрым. Может возбудилась от секса, может это остатки моей же спермы. Через какое-то время она начала подмахивать мне своей задницей, а я стал долбить её жёстче, пока она не задрожала от оргазма, тихо постаныая, но не рискуя выпустить палку изо рта.

А перед самым своим оргазмом я решил ей устроить ещё одно унижение, памятуя реакцию около машины. Схватив за волосы, я резко её посадил и выплеснул заряд спермы на лицо. Спермы на этот раз было не много, но достаточно. Эту сперму я членом же размазал по лицу, видя как она жмурится от отвращения. После этого взял свою тросточку.

— А ты чего такую гримасу состроила? Недовольна чем-то.

И невзначай пару раз взмахнул, чем вызвал ужас у своей сучки.

— Довольна. Очень довольна — затараторила она.

— Хорошо, а я уж было подумал, что что-то не так. Почисти его. Слижи абсолютно всё.

Старательная. Теперь она прекрасно знала, что будет, если не стараться. И это меня порадовало. Буквально через минуту мой член уже стоял торчком от её ласк. Но взгляд у неё был отрешённый и я понимал, что дальнейшее унижение уже не принесёт той бури чувств, которую я бы хотел. На сегодня хватит.

— Хорош. На этот раз ты справилась. Принеси с кухни чай и можешь быть свободна на сегодня.

По моей команде она оторвалась и села в позу «униженный суслик».

— Разрешите мне позвонить.

— Звони при мне.

Она на четвереньках поползла до сумочки и с телефоном вернулась ко мне.

— Что делаешь? Забери меня. Записывай адрес. Через сколько будешь? Полчаса! Не дай тебе бог опоздать хоть на минуту! Время пошло.

Я так понял, что это звонок её сосунку. Видимо ему сегодня не поздоровится.

— Прямо смотрю на тебя и не нарадуюсь. Скажу сразу, что умыться не разрешу. Но у тебя есть выбор: ты уходишь сейчас и полчаса стоишь на улице или ждёшь его здесь.

И ждал, что она будет задавать уточняющие вопросы, но вот тут образование психолога сделало своё дело: она поняла, что будет, если спрашивать. И ждать на улице ночью будучи одетой сравнительно легко или остаться в тепле — не большой выбор

— Можно я подожду у Вас?

— Принеси себе чай. И там есть что-то к чаю.