Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Нужно совершенствоваться. Часть 4

После прошлой встречи Тани с Ринатом, она была вся не своя, Виктор пришел с работы и очень расспрашивал про встречу. Ей было неудобно говорить как прошло, но сама она замечала за собой, что эта встреча, оставила большой след в ее воспоминаниях. Ночью она сказав, что очень устала легла спать, но уснуть не могла, так как перед ее глазами был член Рината. Она вспоминала этого мужчину, его изысканность и в чем-то необузнанность. Танечка половину ночи так и промучилась — терзаемая непонятными ей самое желаниями и вожделенно вспоминая вкусный член грубого мужчины. Её ладонь лежала между ног и Таня гладила себя, совершенно забывшись в сладких мечтах. Ей хотелось очутиться в объятиях Рината сейчас, встать перед ним на колени и сделать приятное ртом. Ей хотелось просто отсосать и даже не затем, чтобы снять напряжение под животом, а чтобы Ринату было хорошо. Танечка заворочалась и подмяла одеяло под промежность, трусики намокли до неприличия и стало жутко жарко на кровати... Её взгляд неожиданно упал на телефон и «горловая ученица» вспомнила, что записала номер своего нового друга. Даже не задумываясь Танечка потянулась к телефону, но тут же опустила руку: Что скажет Виктор? Виктор тем временем спокойно спал, тихо посапывая. Она взглянула на него и не ощущая никаких эмоций снова посмотрела на телефон, она стала листать входящие номера, их было много за сегодняшний день номера четыре ей звонило, не записанные в телефонную книгу. Какой же из них. Она сидя на диване вспоминала в котором часу Ринат грубо овладел ею и трахал ее девичье горлышко. Это было где-то после обеда. Так вот какой-то подходящий номер в 15 23, наверное это он. Но что же мне сказать? Мысли были разные, но желание одно — позвонить. Вот и все, поэтому Татьяна ничего не могла с собой поделать. Она на пальчиках выбежала на балкон. Ночь была теплой поэтому ее нагое тело не мерзло, слушая гудки вызова в телефоне. Танюша закусила губку и томительно ждала, искоса поглядывая на своё невинное девичье лоно. Оно по-прежнему струилось и приятно жгло живот. Ладонь невольно потянулась к мокрым половым губам, когда на том конце мужской тяжёлый голос отозвался коротким»

— Да».
— Здравствуйте... Извините, не хотела Вас тревожить, Ринат послушайте...
— Я занят. Приезжай ко мне, — мужчина оборвал на полуслове и завершил ночной звонок.

Томное молчание. Все разговор был окончен. Тане было интересно он хоть догадался кто звонил в столь поздний час? Таня посмотрела на экран телефона там показывало 00 45, почти час ночи. Что делать? Может лечь спать или ехать. Но куда ехать. Как только она подумала сразу пришал смс. Она быстро открыла смс и у видела одну строчку. ул. Шмидта 34. Таня вернулась точно так же на ципочках, она не хотела что бы Виктор проснулся, но что делать если ехать а вдруг Виктор проснется, что он подумает. Ай, что он подумает, когда меня Ринат грубо бил по лицу и кончал мне в горло, что Виктор думал? Отогнав от себя эти мысли Татьяна начала собираться. Ее руки тряслись от волнения, она не знала что надеть, меньше движения больше действия бубнела она себе под нос. В конце концов она остановилась на коротком летнем платье и туфлях. Руки по-прежнему дрожали и волнение ходило по всему неопытному телу. Бельё оставила в шкафу — при прошлой встречи Ринат грозился порвать её красивые нежные трусики, если ещё раз увидит их на талии. Татьяна пригладила волосы и подкрасила ярче губы, попытавшись улыбнуться в зеркало — но лицо выдавало лишь подобие улыбки, Татьяна не могла взять себя в руки. Решив больше не раздумывать про Виктора, Таня набрала такси и тихонько притворила за собой входную дверь. Цокот каблуков эхом раздавался по этажам, Татьяна стремглав вырвалась на свежий сумеречный воздух..
Через 22 минуты машина высадила Таню около большого частного дома, видимо недавно построенного. Всю дорогу она считала секунды и румянилась в щеках, при мысли, что сама позвонила и «напросилась» в гости. Потеребив платье на дороге, Таня направилась к звонку. Её щёки разгорались всё сильнее и колени неуклюже подкашивались. Она не знала куда деть руки и старалась их держать поближе к телу.

Приподняв руку она все таки нажала на звонок, на часах было почти половина второго ночи и Таня звонила в незнакомую дверь, которую должен был открыть также незнакомый человек. Она нажала всего раз, легкая мелодия заиграла в доме, и она услышала шаги, через секунду замок поворачивается и двери открывает Ринат. Он одет в домашний халат в его руке стакан с чем-то, наверное виски или бренди, секунду посмотрел на Татьяну, а потом ничего не сказав приоткрыл дверь сильнее, впуская ее в дом. Татьяна вошла сразу, незамедлимо, немного оглядываясь по сторонам. — Красивые туфельки не роззувайся, можешь проходить в них, люблю когда на женщине красивая обувь. Это первое что сказал Ринат. Татьяна только махнула головой с знак понимания и пошла в след за ним по довольно большому коридору увешанному различными непонятными картинами в современном стиле.

Ринат прошёл в гостиную, так же не оборачиваясь и больше не пытаясь завести разговор, допил содержимое стакана и присел в кожаное кресло около камина. Сквозь просвет халата на груди выпячивала его мощная небритая грудь. Таня закусила губку и стояла около небольшого столика, ожидая, когда внимание переведут со спиртного на неё. Её глаза без цели блуждали по телу полузнакомого мужчины, задерживались на области паха и снова переключилась на мускулы груди. Ринат налил ещё стакан и пододвинул к себе какие-то бумаги. Он пошарил рукой по столу, отыскивая сигареты и бросил, не отрываясь от чтения:
— Принеси курить. В прихожей около телефона.

Подождав секунду и оценив ситуацию, что это было адресовано ей, обернулась и цокая по паркету пошла в прихожую. Увидев на тумбе пачку «КЕНТ», она взяла ее и вернулась обратно в гостинную. Ринат так и продолжал сидеть в кожанном кресле просматривая какие-то бумаги.

— Вот возьми. Она протянула сигареты ему, но Ринат даже не обращал внимание на ее действия. Кратко и без всякий эмоций. Татьяна положила сигареты на стол и опять встав возле стола наблюдала как Ринат внимательно вчитывается в бумагу.

— Я не хотела тривожить, сказала Татьяна, но тут Ринат приподнял голову и посмотрел на нее.

— В моем доме говорят когда я разрешу, это понятно? Он смотрел просто пронизывая ее сильным, безэмоцианальным взглядом. Татьяна не знала что ответить и только помахала головой в знак согласия. Он отвлёкся на мгновение, подняв глаза на тело Тани.
— Ты всё ещё одета? — Ринат встал, медленно закуривая и прошёлся вокруг кресла, поглаживая обивку мощной кистью

— Я сказал, чтобы туфли не снимала, разве я говорил то же самое про платье?
Татьяна опустила голову, не зная что сказать. Ринат даже не трогал её, но тело всё горело и странно было это чувство... Грудь медленно высоко вздымалась, глубоко дыхание, казалось, застилало поток мыслей.
— Эй ты! С тобой разговаривают.
Ринат остановился около камина.
— Разве я говорил, чтобы ты не снимала платье?

Татьяна только опустила голову, она чувствовала себя винова той, как провинившаяся школьница. Она медленно начала скидывать со своих нежных плеч брительки платья. Для начала одну затем и вторую. Так по талии она его спустила оголяя соски которые у нее были светлокофейные, но очень приятные взору. Платье упало, а вместе с ним упало все что скрывало ее тело. Танечка осталась полностью голой перед мужчиной в халате возле камина. Ринат все время смотрел, иногда отрывался что бы сделать глоток или затянуться сигаретой.

— Вот так лучше, гораздо лучше. Промолвил он возвращаясь обратно в кресло и закинув ногу на ногу смотрел на Таню, ничего не говоря.

Стройные ножки Тани переступили платье, оставив его на ковре. Она приосанилась, стараясь держать спину прямо, подняла голову. Руками ей хотелось прикрыться, закрыть хотя бы киску, которую упрямо изучал Ринат, ухмыляясь глазами. Но она боялась укрыть от его взора этот участок тела и только сильнее краснела в щеках. Дыхание невольно сбивалось, Таня не знала что делать... На неё просто смотрят. Как на картинку, как на кресло, мебель, а между тем она чувствовала, что низ живота постепенно намокает. И этого не мог не заметить Ринат... Он по-прежнему молчал, бродил глазами по молодому свежему телу и допивал долгими глотками стакан.
— Повернись и расставь ноги. Ринат махнул рукой по кругу. В ушах Танюши эхом отозвались эти негромкие слова. Но она выполнила, тихонько переступая каблучками.
— Теперь нагнись. Слышно было, как скрипнуло кресло, мужчина снова встал и стал подходить.

Она не знала почему она это делает, почему она выполняет его указания. Но она покорно делала так как ей говорил этот мужчина. Татьяна повернулась, нагнулась, ее грудь невольно начала тянуть вниз и она подобрала ее руками. ноги ее были расставлены, киска по прежнему текла от возбуждения и желания. Таня тяжело дышала ожидая нового приказа. Ей это нравилось, по телу начала выступать гусиная кожа, но не от холода в доме было тепло, комфортно, от переизбытка возбуждения. Она так и стояла раком широко расставив ноги в сексульных туфлях. Таня слышала, как подошёл Ринат и расставил ноги в дорогих туфлях напротив её ног. Он положил ладонь на поясницу и провёл рукой, будто пробуя кожу на качество. Дыхание Татьяны стало тихим, она боялась упустить каждое движение. Девушка, раздетая так бесцеремонно, властно, превратилась в слух и стала лишь следить за ощущениями тела. Под животом у неё зудело, а во рту немного пересохло. То ли от волнения, то ли от чего ещё. Тем временем мужчина допил остатки и поставил стакан на спину девушки. Рядом на спину легло что-то ещё, тяжёлое и с рельефом... Было слышно, как Мужчина затушил сигарету и принялся за новую... "Что это? Пепельница? На мне?» — Татьяна немного опешила, когда наконец осознала, что Ринат не стал пользоваться своим низким столиком и поставил всё на Таню, неспешно выпуская в потолок клубы сизого дыма. Рука Рината легла на талию и прижала к себе голенькое тело... Таня почувствовала, что за халатом гордое мужское начало пробивается наружу. Помедлив, Хозяин дома стал поглаживать и промежность, проникая рукой в самую влажность... Его пальцыжёсткие, грубо раздвинули половые створки и прошли подальше, заставляя внутри всю хлюпать и сочиться ещё больше. Пальчики Рината блуждали по междуножью Татьяны, влажность на дороге заносило пальчики по сторонам. Вот указательный коснулся клитора и Таня немного согнулась в коленях, выдав протяжный стон. Ринат пошел дальше изучать всю прелесть этой влажной щели, иногда выпускя дым и стряхивая пепел прям в пепельницу. Стакан так и стоял на спине, Таня чувствовала, что мужчина к нему не прикасался.

Мужчина теребил ладонью всё сильнее и сильнее, его натренированные пальца проникали куда нужно и пачкались в соках растаявшей Татьяны... Она старалась стоять недвижимо, но ноги подгибались, колени судорожно тряслись и вообще хотелось лечь, чтобы как-то успокоить жар. К голове хлынула кровь и стало немного неудобно, Таня подняла подбородок, стараясь не трясти спиной и ничего не уронить по случайности. Киска обильно текла от прикосновений Рината. Так еще чуточку и Танечка бы кончила от всего этого, но Ринат как-будто чувствовал сучку и не дал этого сделать... Таня не заметила, как Ринат прекратил движения и вот она даже не чувствует его за спиной своими ягодицами. Только капли влаги собираются под животом и стекают по ногам, капают на ковёр... Неожиданно шлепок прошёлся по комнате, на зад Татьяны лёг ветвистый хлыст... Сама не осознавая, девушка вскричала и получила снова по попе. Хлыст лёг на ягодицы и окрасил их в пурпурный цвет. Мужчина стал размеренно бить, вызывая боль в теле юной девушки и всё также безэмоционально обращаясь к ней..

— Ты поступила неправильно, когда вошла в мой дом в этой жалкой тряпке. Больше ты не повторишь этой ошибки и будешь у порога снимать одежду... Ты поняла, сука? — Хлыст снова лёг на задницу, оставляя яркий след.

Татьяна не могла сообразить, что делать: отвечать либо молчать. Чудовищно сложный вопрос в данной ситуации. Попка разгоралась от зверских беспощадных рывков хлыста, а язык будто прилип к нёбу... Не удавалось вымолвить ни словечка, только жалкий вопль доносился из глубин души Татьяны. Она кричала, когда Ринат лупил её красивую попку, которой она гордилась перед однокурсницами... Вот хлыст снова лёг на кожу ягодиц и Ринат обошёл сучку со стороны лица. Его ладонь взялась за подбородок и подняла хрупкую головку девушки. Он довольно ухмылялся, должно быть сознавая, как больно пришлось чувственным ягодицам, в упор смотрел в заплаканные глазки Тани и рассматривал краем взгляда красные от плача щёки.
— Отвечай, сука. Я позволяю тебе говорить. Ты извлекла урок?
Колени Тани содрогнулись при новых звуках этого спокойного, но в то же время сильного голоса. Она смотрела на него, сквозь слезы. Губы ее дрожали, для нее это было новое ощущение чего-то непонятного. Боль была жгучей, растекалась по всему телу, попа горела от ударов, кожа млела от прикосновений хлыста. Понимая, что сама пришла к этому мужчине и вот тут такое обращение. Но ведь сама бежала к нему сбивая каблуки. Жесткость и сила мужчины как-то контролировали женщину, которая стояла раком. Набравшись сил девушка ответила:

— Я все поняла, я больше так не буду. — Это был ответ провинившейся школьницы, но никак не целеустремленной женщины, которая сознательно позвонила, которая понимала что ей нужно, которая никогда не скажет нет. Может она сама еще этого не понимала, но прекрасно понимал Ринат. Он знал что девушка изнутри просто пахнет покорностью и унижением. Он знал что такую находку нельзя упускать. Ее нужно вопитывать делать той кем она должна быть. Хлыст в самый раз для таких девочек. Она держалась, как могла. Она не знала как себя вести, мужчина был выше ее по статусу который она сама себе отмерила, она сама его так поставила, она его возвысила. Ринат это видел, он чувствовал, он знал таких вот девочек насквозь. Мужчина вновь ухмыльнулся и повёл бровями. Он не спеша провёл смуглой ладонью по лицу, на секунду задержался на щеках. Рука откинула волосы со лба и легла на подбородок, всё так же поглаживая опрятную кожу. Видно было, что девушка следила за собой, и яркие губы, чуть испуганные глазки, подкрашенные тушью, понравились горячему в своём спокойствии мужчине. Он сунул хлыст в зубы девушки, небрежно хлопнув по щеке. В его глазах сверкнул азартный огонёк. Он вернулся к попе Тани, так и не сказав ни слова. однако, вновь обратился к ней, когда уже сигарета задымила над эластичной согнутой спинкой.

— Ты снова допустила глупость. Это неприемлемо. — Ринат медленно растягивал слова, видимо, наслаждаясь табачным дымом. Его рука гладила упругий зад Татьяны. — В моём доме будешь называть меня «Господин» и никак иначе. Запомни это также хорошо... — С этими словами мужчина ткнул алеющий уголёк сигареты в нежную ягодицу. С резким пшиком пепел потушился об измученную задницу. Тепло и жар в ягодице резко разнеслись паутиной по всему телу мученицы, боль и крик, а также конвульсионные содрогания вот и все, одно движение мужчины и сколько действий женщины. Притушить сигарету о ягодицу, это садизм, это жестокость, это не человечность. Но! Татьяна, сама тлела как сигарета, она текла как смола по легким из этой сигареты, она дымела внутри как эта сигарета. Поэтому тряслась и терпела, открыв рот крича о боли и внезапности. Ринат, знал что так будет, понимал что боль сильная, но больше всего Ринат ждал реакцию девушки, где ее предел. Он дал пару секунд Татьяне побрыкаться, покричать, поплакать. Он ждал ее ответ, может даже возмущение. Но этого не было. Татьяна так же покорно рыдала но стояла раком, попочкой чувствуя как ладошка мужчины легла немного утешая ее боль и страдания. Через секунду, Татьяна подумала о новой оплошности которую она совершила. Прокручивая в голове какой же был ее поступок который призвел к такой боли.
Хлыст в зубах Татьяны взмок слюнями её мокрого гладкого ротика. До боли в дёснах сжав его, она качалась, как стебель на ветру, и сама не замечала, как слёзы унижения капельками скатываются по щекам. Лицо взмокло ещё больше и на лбу выступил крупный пот.
Яркая вспышка фотоаппарата вывела её из некоторого оцепенения. Ринат стоял поодаль и делал снимки нагого тела своей гостьи. Согнутая раком, избитая плетью, девушка теперь стала жертвой фотокамеры. Мужчина был раздетый, его халат валялся в кресле. Внушительный член уже стоял и Таня видела, как качаются яички рядом с членом, когда Ринат ходил около. Очевидно, ему это нравилось: смотреть со стороны на измученную женщину и издевательски снимать её позор. Татьяна же виновата опускала глаза, осознавая, как никчёмно смотрится её тело в этой унизительной позе. Она кусала, она просто грызла этот хлыст и густо краснела в щеках. В ступоре. Так можно было назвать положение Татьяны наверное, когда Ринат фотографировал ее. Он понимал, что Танечка, скомкана, как говорится положена в соответствующую позу и теперь она готова к употреблению. Чувство которое было тогда у нее? непонять, это стыд и позор, это желание быть сном и в тоже время реальностью, что бы знать что будет продолжение. Это осознание того что поворот неизбежен. Она понимала что снимки она не заберет у этого властного мужчины, она стала заложником своих желаний. Она пришла, она получила. Скоро её фото будут в Интернете или Ринат покажет их своим знакомым. Что может быть унизительнее! Её снова будутразглядывать как суку и торговаться в цене за каждый участок её восхитительного тела. Киска протяжно зудела и капли соков медленно предательски текли по ногам с каждым щелчком камеры.

Танюша раньше никогда не стояла раком так долго и колени стали ныть, в пояснице начинало болеть бёдрам хотелось больше свободы движений. Свободной рукой Ринат медленно дрочил головку и бубнил что-то себе под нос. Татьяна с трудом разобрала, что он пытается сказать, чтобы снова не получить наказания за бездействие, но он лишь восхищался округлостями Тани и пошло комментировал её позицию. Наконец, он бросил фотоаппарат к халату и выпрямился в полный рост. Он подошёл ближе, к личику Танюши. Член был рядом. Большой, толстоватый у корня и ни чуть не меньше в головке. Ринат улыбался... Позор сучки его возбудил. Он пальцем указал на коврик у своих ног, чтобы сука встала туда на колени. Татьяна побоялась опрокинуть пепельницу, но, с удивлением обнаружила, что её спина чиста, видимо, Ринат успел убрать аксессуары, когда она была не в состоянии оценивать окружающую действительность. Опускаясь на колени, крепко сжимая зубами хлыст во рту она смотрела на член, на его головку, она помнила как еще недавно она стремительно вызывала рвотные позывы у нее в квартире. Взгляд неотрывался, Ринат это видел, он видел как сучка опускаясь перед ним на колени смотрела покорно на член, с желанием и похотью. Мужчина демонстративно указал на свой член и спросил, изучая повадки своего ручного животного:

— Ты пришла за этим, сука? Вопрос был задан что бы сука ответила, но она не могла, так как держала покорно хлыст в зубах. Сказать что в тот момент Таня смирилась со своим положением это ничего не сказать, все и так было видно по ее действиям. По ее взгляду, жестам и скрежету зубов по кожанному с прорезиновыми вставками хлысту. Ощутив коленями мягкую поверхность покрытия, Татьяна опустила глаза, стараясь больше не смотреть на член, а только кивать головой в знак согласия. Да! Именно за этим и пришла девушка, именно это не дало спать ей этой ночью, именно член Рината позвал менять ее жизнь.

Ринат покровительственно положил широкую ладонь на макушку Тани. Расправил её волосы, слегка погладил, как дворовую псинку, случайно забредшую в его владения. Он не торопился, нет. Его движения были точны, спокойны. Рука легла на грудь и больно ущипнула за сосок. Танюша содрогнулась, щёлкнула ресничками и покривилась губками, ощутив сильное жжение. Член по-прежнему торчал, стойко, мощно. Он вместе с мужчиной изучал покорность женщины и, казалось, даже обдавал её своим дыханием. Танюша чувствовала дым в квартире, мужской одеколон и запах члена, который был так близок. Ринат мял грудь и наслаждался этими мгновениями. Вот мужчина ткнул членом в носик Тани и повёл его по переносице на голову. Головка залупилась и ароматная плоть укуталась в блондинистые волосы, яички повисли точно перед щёчками покорной девушки. Нос жадно втянул их аромат, а Ринат сверху декламировал, будто выступал со сцены:

— Нюхай, сука. Запомни этот запах навсегда. Ты не женщина, ты — теперь моя вещь. Нюхай, вещь, мой член, это теперь твоя роль по жизни. В этот раз Ринат не очень то хотел давать член сразу Тане в рот, он наслаждался тем как она держалась. как она контролировала свои эмоции и свое желание.

Было слышно, как мужчина мял головку в кулаке. Плоть открывала член и волосы липли к потному пенису. Жаркие яйца закрывали почти доступ к кислороду. Она жадно давилась в этом сладком плену. Запах пота мужчины и плоти сводил уже ее с ума. Она млела от этого забыв о боли, порезах и ожоге на попочке, Таня благодарила тот момент когда смогла уткнуться носиком в пах мужчине. Вдыхать этот аромат, кислород пропускать через маленькие волосики на мошонке. Языком, который она слегка просунула черех хлыст, чувствуя терпкий вкус соленой кожи,, но в тоже время запах мужского одеколона и табачный запах перебивал этот приятный и до того аромат. Ощущать себя тем кем Ринат чувствовал девушку для нее было наверное самое притное на данный момент. Жесткость хватки за голову, затем за грудь, она отдавалась ему в его предпочтениях. Слушая его голос, она повиновалась. Нозди работали чаще вдыхая то что ей было подставленно под нос. Волосы Танечки обвивали мокрый член мужчины, он путался в ее волосах тем самым вытирая смазку о ее голову. Ещё немного поводив членом по макушке жертвы, Ринат вынул из волос головку, отчего Танюша резко взвизгнула: багровый наконечник члена больно зацепился за спутавшиеся локоны. Но вот член снова в кулаке мужчины, он стал дрочить его перед носом Тани, тыкая мощную головку в смехотворно маленькие ноздри, будто издеваясь. Член больно упирался в нос и чуть ли не выворачивал его, но Рината это не смущало, он развлекался. Кулак поднял толстый член на уровень глаз Танюши и пережал головку, отчего так резко вспухла и покраснела больше... Теперь на сучку смотрел звериный член, большой с пухлой мясистой головкой. Он будто говорил без слов раздетой гостье: вот это Член. И ты сука, его будешь сосать. Ты никто перед ним, он сделает с тобой всё, что вздумается. Этот большой толстый Член. В голове Татьяны проплыли слова Рината, что она не женщина, а просто вещь... Похоже, так оно и было. Сука не могла терпеть: под животом у неё разгорался ураган и погасить его в силах был лишь тот, кто его там сделал. Этот грубый жестокий самец. Вожделенно наблюдая за членом Таня не заметила, как Ринат рванул хлыст изо рта... Боль усилилась, когда в рот вмазалась твёрдая плоть члена, раздроченного кулаком. Танюшины губки напряглись, она хотела взять головку в ротик, но мужчина грубо шлёпнул по лицу. Липкий кончик члена так и остался там, прижатый силой к сомкнутым губам.
— Будешь сосать, когда я прикажу, сука. — Ринат подвигал половым членом у губ своей игрушки и довольно усехнулся, ощутив как губки плотно сомкнуты и член ходит по ним, как кисточка по холсту. Она трогательно держала ее, пытаясь не нарушить эту гармонию, этот момент когда она так близка к своему желанию. Рука Рината гладила висок девушки, так нежно, бережно, можно сказать по-братски. Он разговаривал с ней в тот момент когда ее внимание полностью было сконцентровано на члене, пухлом, мясистом члене. Его верхняя часть была влажной, а низ головки слегка приодет крайней плотью. касание губ было для Тани мучением. она уже не знала как совладать с собой что бы не засосать его в ротик. Но не могла, она уже на осознанном уровне подчинялась ему. Он велел, она сделала

— Теперь ты кое-что мне скажешь тварь. Я хочу услышать это из твоих губ. Кто ты, тварь? Долго перебирая в своей голове что же ответить Ринату. Это унизительно, это низко, это трудно. Всегда мастурбируя дома, всегда когда сосала член Виктору, всегда когда возбуждалась говорила эти слова про себя, а теперь каково оно сказать это вслух. Это не так уже и легко. Губы которые прикасаются к головке члена, должны проговорить это. Они дрожат, она вся дрожит. Но что еще ей остается.

— Я твоя сука. Я твоя вещь, я твоя... молчание... нет сил говорить, дрожь по всему телу, такое чувство что она сейчас рухнет от перевозбуждения от избытка контроля над своим телом. Или заплачет, снова начали выступать слезы, но Таня сдержалась и не расплакалась.

Ринат шлёпает по голове. Рука скользит с виска на волосы и снова гладит их. Он не говорит и только сверху вниз следит за сукой и как её трясёт. Он знает это состояние и чувствует его прекрасно, дрожь передаётся члену, который рядом, совсем рядом с губами. Член блуждал по личику. он гулял по всему лицу. Мазал ее своей смазкой, выделениями из кончика головки. Глазки Танечки отчетливо рассматривали головку члена. Она то выглядывала из кулачка мужчиы то опять пряталась когда он надрачивал член перед ее личиком. Мужчина расставил ноги, он тыкается членом в губы, как будто хочет проверить их прочность или же волю куклы, такой послушной. Точнее, волю исполнять чужие приказания и жить этим состоянием, служить. Танюша чувствует, что стоит ей раскрыть губки, как он беспощадно разворотит всё внутри горла. Глотка будет ныть, чудовищно болеть, как во время ангины, но это лишь сильнее подгоняет соки из влагалища. Вот Ринат поднял член и бросил на лицо. Тяжёлое основение члена ушло на переносицу и причинила страдания и так бедному личику девушки. Его голос прозвучал спокойно, хотя в нём было возбуждение и похоть.

— Открой свой позорный, оттраханный рот, сука. Сегодня ты пришла в мой дом и посмела заговорить. Ты, жалкая тварь, ты недостойна сосать, я буду трахать твой рот. Открой его широко, сука!

Ринат наслаждался ситауцией которая была сейчас. Его тоже трясло только от другого наслаждения, понимания что вот она рядом, та которую он искал. Та с которой он может делать все. Он с силой, со злобой ударил членом Танечку в лицо. Капелька смазки брызнула на носик и украсила его блестящим пятном. Его слова ничуть не оскорбили ее. Это обращение еще больше придавало желания повиноваться ему. Открыв рот и немного прикрыв глаза, пытаясь приблизить то ощущение когда на нижнюю губу ляжет головка члена и с силой ворвется в горло, она уже чувствовала как трясуться ее ноги. Для нее это было большим испытанием для начала стоять раком перед малознакомым мужчиной, а потом на коленях уже второй раз можно сказать за сутки. Но ей это нравилось, ей хотелось так быть всегда для него, в таком положении. Быть соской, шлюхой. вещью. Она произнесла эти слова, теперь она в ответе за них. Она сама их сказала. Она ждала. И вот этот момент когда головка, пухлая как спелая слива проникает в горло, не видя преграды, гордо врывается в нежное горло девушки издавая привычное для Танечки — ХЛОП!!! При первом же проникновении в рот мужчина громко застонал. Его член напролом вонзился в губы, так сладко открытые, манящие, готовые выполнить малейшие инструкции и пожелания мужчины. Ринат стиснул зубы, закрыл глаза и больше не смотрел на Таню-потаскуху. Он просто трахал рот, даже не удосуживаясь глянуть вниз и проследить, хорошо ли входит член. Головка члена иногда вылетала из ротика, снова таранила губы.

Член пробивал щёку, делал остановку на полпути из-за толстого ствола и вылетал обратно, чтобы снова трахать губы. Член вонзался в ротик и проступал шишкой на лице, слюни плотно поселились на головке и, казалось, вместе с ротиком Татьяны сосали член этого дерзкого мужчины. Ринат трахал грубо, половой член даже вылетал наружу и больно шлёпался в лицо. Бил Танюше в глаз, отчего у неё раззуделись реснички и снова слёзы выступили на розоватых щеках. Ринат зажал голову в кулак, далеко расставил ноги, чтобы плотнее подогнать член к уровню горлового паза. Он трахал эту дырку, как бы трахал резиновое влагалище. Сука заслужила кару и теперь с болью в глотке, с задницей, ещё не остывшей после плётки и укола сигаретой, со слёзами на щеках и жалобными воплями, переносила это. Яички стучали, когда член трахал рот, Татьяне этот звук стал родным и близким. Ринат не очем не думал он просто сильно сжимал голову девушки, его желание это унижать, кидать девушку в пропасть унижения и места откуда уже наверное не выбраться. Самое странное, что Виктор который еще совсем недавно, для нее был самым лучшим мужчиной в мире, пропал, она про него не думала и не вспоминала. Она забыла вовсе про него. Был только член, аромат этого члена, и вкус тоже этого члена. Все! Что еще нужно было Танечке которая уже дрожала от того как хотелось ей глотать и давиться этим вкусным членом. Она уже не думала ниочем. Она хотела быть только для него, только его. И все это было первым заданием для покорной девушки. Она ждала когда головка перекроет дыхание привычно и жадно вторгаясь в недра ее похотливого горла. Ринат с криком возбуждения, со стоном, даже с каким-то рёвом, страшным и звериным, вторгался в глотку Тани. Его движения причиняют боль, невыносимую... Горло стонет и скрипит, кажется, ещё чуть-чуть и оно задымится и превратится в уголь от быстрых движений члена.

Пар выйдет из ушей Татьяны, вырвется с писком из пасти, и член полностью затопчет голову своей неустрашимой властью. Сука сосёт на коленях, член больно долбит рот. Он растягивает его, как дырку анала и Таня не уверена, что будет этому конец. Член подчинил девушку целиком, она стала его частью, её рот стал частичкой этого большого органа, один вид которого заставляет промокать Танюшу, как грязную половую тряпку. Головка пронзила суку и вошла наполовину в глотку. Толстая, такая крепкая и мощная. Она оттрахала горло и, победителем вошла в узенькие стенки, пропечатав их уздечкой и больно врезавшись в горловую слизь. Ринат с вожделением, злостно дёрнул суку за башку и обкончался внутрь... Татьяна ощутила этот вкус. О да! Волна оргазма пробила её живот, как пушечное чугунное ядро. Девушка стала лить соки и дёргаться всем телом. Вместе с Ринатом она испытывала мгновенияблаженства, часы и минуты настоящего женского счастья. Сука содрогнулась, как только первые струи спермы прошли в горло. Член все еще оставался там, продолжая лить содержимое яичек, Ринат не спешил вытаскивать член, пока сперма не выйдет вся. Головка кормила рот покорной, униженной девушки и ещё больше подчиняла ее. Теперь, когда Таня проглотила семя, она будто расписалась своей кровью. Подписала договор, где она значится как вещь, рабыня, а Он — как полновластный Господин. Теперь она и вправду тварь. Самая настоящая. Мразь.
Сперма бальзамом легла на раны горла, приятное жжение воцарилось внутри и только член медленно двигался по месиву слюней и размешанных вязких сперматозоидов. Ринат всё ещё удовлетворённо мычал, но уже не сжимал волосы, он гладил их. Член выскользнул изо рта и вновь упёрся в губы. Минута, воцарила минута. Все тяжело дышали и Ринат и Танечка. Все по своему трудились, старались и принимали активное участвие. Кто-то получить удовольствие думая только про себя, а кто-то делая трудную работу превращая женщину в соску, в рабыню, в покорную тварь. И кажется ему это удалось. Немного переведя дух, мужчина потрепал соску по щеке.

— Мне всегда говорил мой дед, славянские шлюхи отменные шлюхи. И я всегда ему верил... он рассмеялся. Глядя в глаза девочке, которая роняла с нижней губы отстатки капелек спермы, он глумился над ней. Он радовался, он наслаждался тем что покорил ее. Унизил. Показал ее место. Этот мужчина еще с детства знал что может покорять, но не думал что настолько. Девушка хватала воздух губами, не поднимая глаз.

— Ну что, дешевая сука. ты теперь хоть понимаешь кем ты стала? Хм? Приподняв тонкими жилистыми пальцами за подбородок оттраханную в рот девушку. Он ждал ответа. Таня не могла подобрать слова к ответу... да и он наверное ненужен был. Ринат продолжал в своем духе.

— Ты, сука, будешь моей... я теперь распоряжаюсь тобой. Поняла?. Таня не подняв головы только спросила: — А как же Виктор? Ринат в ответ лишь опрокинул слюнявый член на мордочку Танюши и жёстко крутанул сосок.
— Ты теперь моя. Все остальное тебя не касается. Поняла? Он шлепнул ладошкой по личику Тани, слегка не сильно. Девушка только кивнула в ответ. Унижение следовало одно за другим. Соски ныли, лицо горело румянцем. Губы тряслись в сладкой истоме. Таня уже сама не понимала что от нее хотят. Ей было больно, ей было непривычно, ей было унизительно. Зато тело ее давало полный ответ. Оно текло, между ног капало, бедра тряслись, силы ее покидали. Она была выжата, как лимон. Ринат все что хотел уже добился. Просто издевался над ней, ждал ее еще слез, ему нравилось как она пускает слезы отчаяния. Но Таня уже не могла плакать. Она тряслась, переживала, но не плакала. Губы дрожали, подбирая последние свисавшие капельки слюны в перемешку со спермой. Переминаясь с колен, она глотала то что ей предназначено, то что ей обозначил этот мужчина. Теперь ее мужчина Ринат. Она понимала это отчетливо и ее вопрос был не отвечен. А скорее всего оставлен что бы она сама для себя ответила. Кто. Виктор, который спит когда трахают в рот ее женщину, или Ринат, который знает что нужно делать с такими как она. Она промолчала, всасывая последние капельки
унижения и сладострастия.

Ринат отошел от нее, взяв сигарету и зажигалку со стола он закурил и подошел к окну. Татьяна так и стояла на коленях опустив свои локоны волос, которые прикрывали ее перепачканное личико.

— Собирайся и вали домой, скоро начнет рассветать. — сказал мужчина выпуская дым.