Эротические рассказы

на сайте более 34 000 рассказов

Галаксион раз: введение

Первый из серии научно-фантастических порнорассказов. очень прошу прочитавших (прошу на коленях и без одежды :) ) присылать отзывы. Даже самые непристойные.
-------
В холодной тьме космического вакуума поневоле начинаешь задумываться о бренности бытия. Особенно если ты четвертые сутки дежуришь у навигационного пульта и помимо показаний откалиброванных яйцеголовыми приборов не находишь никаких иных зрелищ кроме широченного, во всю переднюю стену, визуального дисплея. Эту штуку конструкторы явно поставили для галочки, ибо уже пару сотен лет для успешного управления не нужен непосредственный визуальный контакт. Но в каждом, кто связан и космоплаванием, живет романтик тех времен, когда лицезреть неведомые созвездия было мечтой каждого, кто стремился в будущее. Но вот оно наступило, это будущее, и мириады тускло светящих точек нагоняли одну лишь тоску. Весь романтизм побоку.
Вот и сидел дежурный оператор навигационного пульта Фил Нунар, двадцати девяти лет от роду, холостой, подданный Лиги независимых колоний, и откровенно, самозабвенно зевал. Изредка он от нечего делать принимался ожесточенно чесать голову, запуская руку в темные лохмы своих давно не стриженных волос или вставал из широкого стального кресла, чтобы размять затекшее от долгого неподвижного сидения тренированное тело. Мужчине было скучно. И это всего четвертый день на посту! А таких вот дней предстояло никак не меньше восьми, пока их беспомощно дрейфующая лохань не достигнет обжитых секторов галактики и не подаст сигнал, просящий о помощи.
«Навсикая» выдохлась. Старое, дряхлое судно на субатомной тяге, арендованное их компанией «Чарли Коэн и ко», наконец-то выработало свой невероятно долгий эксплуатационный ресурс. Корабль был, наверное, старше города, в котором Чарли, босс Фила, его купил. Колония Архимандрит на Пенгусе была основана религиозными фанатиками сто двадцать с лишком лет назад, но ныне там обитали вовсе не святые и праведники. Когда в колонии отсутствует планетарная система обороны, жители этого обреченного места могут дружно строиться в ряд и мазать задние проходы омнигелем в ожидании мародеров. Так что спустя пяток лет Архимандрит приобрел статус вольного города со всеми вытекающими. Вот и появилась в тамошнем торговом доке дряхлая посудина со странным именем «Навсикая», вскоре купленная за бесценок пройдошливым торгашом Чарли Коэном, как раз получившим с должника карточный выигрыш. Таким образом и началась коммерческая карьера Чарли, вскоре обзаведшегося транспортной командой для перевозки всякого разного. Фила торговец нанял недавно, и тот ни за что бы не нанялся на эту ржавую кастрюлю, не сиди в тот момент на самой крупной мели в жизни. Навигатор ненавидел судно, вечно скрипящее устаревшими секциями двигателя, моргавшее перепадами энергии на приборных панелях и лишившееся системы климат-контроля в результате давней поломки. В гулких полутемных коридорах всегда было холодно, если «Навсикаю» не заносило опасно близко к какой-нибудь звезде. А таких ситуаций помогал избежать как раз Фил и его сменщик Дэг, так что холодом маялись всегда.
Но последняя из постоянных и зачастую непоправимых поломок положила конец счастливой старости судна, помнившего, вероятно, войну Седьмого дня. При прыжке в нуль-пространство Дэг Каувер уже почуял неладное. Но все же разогнал гипердвигатель и пронзил материю системы Абакум-три. Там-то, за гранью, и начались проблемы. Стоило кораблю выйти на сверхсветовую, как вся аппаратура дружно заискрила и взвыла сиренами. «Перегрузка гипердвигателя» – гласило экстренное сообщение. Мигом вспотевший Дэг немедленно отрубил систему прыжкового ускорения, вышвырнув старушку «Навсикаю» в космос неизвестно где.
Естественно, дежурная смена тут же разбудила спящих в криокапсулах коллег и собралась с ними на совещание. После возни с энергосистемой выяснилось следующее: жизнеобеспечение после надсадки работало сносно, так что смерть в ближайшем будущем им не грозила. А вот гипердвижок накрылся медным тазом, так что теперь они могли идти лишь на внутрисистемной тяге. Ирония заключалась в том, что внутреннего топлива на «Навсикае» было в обрез на долет до порта назначения. То есть менее четверти стандартного расстояния от точки безопасного выхода корабля четвертого класса до планеты. Второй групповой удар по темечку был получен, когда Дэг и Фил исследовали карты и сказали, что кораблик выкинуло не менее чем в трех системных милях от ближайшей обжитой системы. То есть так далеко, что надо лететь сотни лет без гипердивгателя, чтобы достичь человечества. Тут бы, конечно, полагалось массово впасть в панику, но все прекрасно знали о системе глубинных сообщений. На расстоянии, немного меньшем чем то, которое лежало между ними и жилым космосом, любая навигаторская станция могла поймать их сигнал бедствия. Так что при минимальном дрейфе в нужном направлении их должны были спасти примерно через полторы недели. Вот и успокоились быстренько члены торгового флота, вновь разбившись на смены и запустив аварийную передачу на полную. Корабль пустили в «самый малый вперед» и настроились ждать. Половина экипажа вновь улеглась в гибернацию, а вторая осталась дежурить.
Так и оказался Фил в навигаторском кресле, где и сидел четверо суток почти без сна. За это время он успел в разных вариациях просклонять всю родню жлоба Чарли, загнавшего его в такую задницу, всю родню всех создателей этого паршивого космического ведра предать мысленно лютой смерти, а также возненавидеть начальницу смены Иргмуну Фаорун, стервозную бабу двадцати четырех годов от роду. Обладавшая ужаснейшим характером, Иргмуна превратила дежурство в настоящий ад. Постоянные проверки, мешавшие подремать на посту, выговоры и ядовитые издевки, обещания нажаловаться Чарли и лишить премии за рейс… Всякого хватало. Но больше всего злил тот факт, что насквозь стервозная Фаорун заставляла детородный орган Фила каждый раз при виде ее потрясающей фигуры пытаться прорвать ткань пилотских брюк. Откровенно выпирающие из-под черного кожаного комбинезона округлости грудей, рельефно очерченная попка и стройные длинные ноги не могли оставить мужчину равнодушным. К нескрываемо похотливому взгляду навигатора черноволосая начальница смены не питала симпатий и лишь удваивала количество мелких пакостей.
Вот и сейчас Фил в очередной раз встал, похрустывая шеей, и задумался, как же долго им придется куковать в этом холодном гребаном космосе без возможности по-человечески трахнуться. Неутоленное желание томило его уже давно, а каждодневные лицезрения шикарного тела стервы Фаорун только распаляли не привыкшего к воздержанию навигатора. Фил подошел к дисплею внешнего наблюдения, показывавшему чужие звездные скопления, и еле слышно вздохнул.
– Черт, я скоро сдохну от интоксикации спермой… – пробормотал мужчина и вперил мускулистые руки в не менее мускулистый торс. Фил был весьма привлекательным представителем своего пола, и никогда еще ни одна женщина любой расы не жалела, если соглашалась предаться с этим образчиком мужской силы разврату. А сейчас, на борту плохо обогреваемого старого корабля, когда холод старается исподволь подточить организм, непрестанно сокращавшиеся в разгоняющих кровь мельчайших упражнениях бугры мышц делали облик Фила еще более сексуальным. Но, к сожалению, порадовать своего дружка в этот временной период было некем. Разве что попробовать вставить Куну, механику, ошивавшемуся где-то на нижней палубе. Но гомосексуализм Нунару никогда не нравился. Разумеется, была еще Иргмуна, но… Хотя Фил не отказался бы прокатиться на такой гладкой кобылке. Особенно после дней совместного дежурства, когда к вожделению примешивалась злость, и хотелось отодрать суку как следует. Чтобы знала.
От мыслей этой направленности Фил Нижний снова поднял голову. А в голову Фила Верхнего в очередной раз ударило сдерживаемое желание. Опустив взгляд, Нунар увидел внушительный бугор на кожаных брюках, носимых каждым членом экипажа любого торгового судна.... Его прибор основательно взбунтовался, что стало ясно, когда дыхательные упражнения не помогли избавиться от накатившего вожделения.
«Плохо дело», – подумалось Филу. – «Придется, похоже, удовлетворять себя самому». К тому и шло, так как напряжение внизу живота все нарастало, а бугор на штанах принялся поскрипывать тканью штанов. Еще раз окинув страдальческим взором чужие холодные созвездия, Фил опустился в навигаторское кресло, взявшись за ремень. Расстегнув его и приспустив брюки до колен, он посмотрел на своего вырвавшегося на свободу дружка. Внушительных размеров член уподобился готовой к старту ракете, нисколько не смущаясь холодного воздуха в помещении. Фил взялся за него рукой и принялся лениво водить ей вверх-вниз по стволу возбужденного причиндала. Ощущения были все же не те, к которым он привык за последние годы, но навевали воспоминания о детстве и раннем юношестве, когда кроме собственного кулака у маленького Фила не было подружек. Было приятно, и Нунар ускорил движения, надеясь поскорее сбросить ненужное в полете напряжение. Глаза он чуть прикрыл, помогая себе воображением. Так… Допустим, эта сука Иргмуна. Да. Ее шарики, мерно покачивающиеся у него перед лицом. Ее шикарная задница, которую он грубо хватает обеими руками и…
– Это еще что такое?! – прервал его фантазии истеричный вопль от входных дверей. Проморгавшись, Фил увидел перед собой только что трахаемую в его собственном воображении Фаорун, но вот теперь она была вполне одета и вполне разъярена. Стерва поймала его на дежурстве в прямом смысле без штанов. Как он мог забыть о двери?! ИДИОТ!!! – Нунар, я спрашиваю, что это такое?! Ты совсем с ума сошел?!
Фил не знал, что ответить. Его вина, равно как и глупость его положения, была очевидной. Теперь не только придется выслушать град ее обычных ядовитых словесных плевков, но и выслушивать насмешки остальных коллег, которым она непременно расскажет обо всем. Похоже, придется увольняться в ближайшем же космопорту. Поэтому Нунар просто сидел, зажав достоинство в руке.
– Это уже слишком, Нунар! – вперила в него уничижительный взгляд женщина. – Ты перешел все границы невежества. Хватит с меня. После такой выходки ты вылетишь из компании как пробка! Дрочун галактического масштаба, черт меня возьми! Звездный Онаниатор! Мастурб Смерти! И сидит, молчит. Штанишки обкакал, малолетка? Оно и видно! Ха-ха-ха-ха-ха!
Рассмеявшись, она развернулась, взметнув в воздух свои длинные черные волосы, и вышла в коридор. Дверь с легким шипением закрылась. Фил продолжал молча сидеть, заахав член в руке. Это было самое худшее, что только могло случиться. В заднице космоса оказаться поднятым на смех любимицей шефа и гарантированно стать всеобщим посмешищем, а возможно, и безработным вскорости. За все двадцать девять лет жизни Фила Нунара еще никогда не унижали так сильно. И главное унижение было еще впереди.
Однако вместо подавленности мужчина с удивлением почувствовал нарастающее возбуждение. Отросток в кулаке налился сильнее, сознание начала заволакивать красноватая пелена. Как же он ненавидел эту фигуристую тварь! Как же она достала его, замученного вынужденным стрессом и воздержанием! До чего же хотелось размазать ее по стенке! Чтобы стонала, визжала, просила о пощаде, суууууука! Заткнуть поганый рот с ее такими рабочими губами!
От таких мыслей член Фила напрягся окончательно и заставил расслабить хватку его большого клака. Навигатор пустым взглядом посмотрел на свой орган. И тут в голову пришла гениальная мысль. Как же он сразу не подумал! Непонятно… Он заставит ее визжать и просить пощады! Он заткнет ей рот! И одновременно избавится от стресса вместе с возбуждением. Ох, не надо было ей входить в навигаторскую!
Красивое лицо Фила исказила мрачная усмешка, когда он поднялся из кресла и окончательно спустил брюки, оставшись в одной кожаной куртке. Стало еще холоднее, но он, как безумец, вжикнул молнией, скидывая верхнюю часть костюма. Оставшись таким образом в одних ботинках, он наклонился и щелкнул застежками, освобождаясь и от обуви. Тепрь он был абсолютно голым на корабле, средняя температура в помещениях которого не превышала семнадцати градусов Цельсия. Фил Нижний по-прежнему воинственно торчал, указывая головкой на дверь в коридор. Иргмуна не могла уйти далеко. Сейчас он ей покажет, кто из них малолетка.
Фил вышел из навигаторской, начисто забыв о дежурстве, и направился по тускло освещенному коридору корабля туда, где, по его мнению, могла находиться Фаорун. Она могла находиться либо в своей каюте, крохотной комнатушке с кроватью и терминалом, либо в процессорной, либо в отдыхаловке, как прозвали комнату отдыха члены экипажа. Шлепая босыми ногами по металлическому полу, Фил прислушивался. Вскоре он услышал мерное постукивание шагов. Она шла по коридору где-то недалеко. Крадучись, он последовал на звук.
Почти сразу он увидел ее. Иргмуна шла спиной к нему по коридору в сторону отдыхаловки. Отлично. Фил с возрастающим вожделением пожирал взглядом мерно покачивающиеся округлости ягодиц жертвы, обтянутые кожаным комбинезоном. Словно выслеживающий добычу хищник, он крался следом. Наконец, Фаорун, даже не обернувшись, прошла через двойную дверь, приветливо мигнувшую огоньком датчика движения. Он прокрался следом. Боясь спугнуть жертву автоматическим открытием дверей по приближении его тела, Фил остановился, прислушиваясь к себе. Нет, не передумал. Вожделение и гнев, больше ничего. Что ж, вот он, шанс. Кун возится внизу, так что они с Фаорун совсем одни на этом этаже. Если не считать спящих в криокапсулах. Но они не помеха.
Тихо зарычав, Нунар шагнул к дверям. Те открылись, впуская его в помещение, столь же холодное, как и все остальные, но освещенное не в пример ярче. Иргмуна стояла возле автомата выдачи питания и собиралась заказать себе переработанный кофе. На открытие дверей она обернулась и уставилась на голого Фила непонимающим взглядом.
– Нун… Ты совсем спятил, придурок?! – заорала она.
– Заткни пасть, сука, – глухо произнес он, приближаясь.
– Что ты сказал?! – взбеленилась женщина. – Да я тебя…
– Нет! Это Я тебя! – одним прыжком преодолев разделявшее их расстояние, Фил всем телом навалился на Фаорун, придавливая к стене. Правой рукой он ухватил ее за горло. Жертва захрипела, пытаясь вырваться. Она попробовала пнуть его в пах, но он блокировал удар простой подставкой колена. Следом была оплеуха, обрушившаяся на ее кривящееся смазливое личико и прервавшая поток изрыгаемых полупридушенных ругательств. – Я! Тебя! Сука!
Напрягая могучие мышцы, Фил, поднял Иргмуну в воздух. Она захрипела, неспособная дышать в его стальной хватке. Попытки сопротивляться прекратились окончательно. Оскалившись, Фил ухватил ее за комбинезон и со всей силы швырнул на обеденный стол неподалеку. Упав, жертва вскрикнула от боли, но мужчина уже схватил ее за волосы, запрокинув голову.
– Сейчас я тебя голыми руками на части порву! – пообещал он.
– Аааа! Не надо! Пожалуйста! – она, наконец, поняла всю серьезность положения и не стала тормозить. – Пожалуйста, я больше не буду! Я никому ничего не скажу, только не трогай меня!
Вид ее до смерти испуганного лица не на шутку развеселил Фила. Сейчас она была совсем другой, нежели его саркастичная начальница. Пухленькие губки умоляюще кривятся, глаза испуганно распахнуты. А голова запрокинута вверх его рукой, крепко держащей густые волосы. Что ж, поиграем.
– Так-так… Я думаю над этим, – произнес Нунар, и она дрогнула, глянув на его разъяренную фигуру с надеждой.
– Правда? Пожалуйста, Фил!
Впервые она назвала его по имени.
– Хорошо, Я не буду тебя убивать. Но в обмен на это ты сделаешь все, что я скажу, – отчеканил он, чуть дернув за волосы.
– Аааа! О чем ты?
– А вот о чем. Не вздумай бежать от меня – догоню. Не вздумай пытаться обмануть – пойму и искалечу. Не вздумай брыкаться-кусаться-драться – убью. Поняла?
– Да… ...но…
– Тогда сядь! – он мотнул ее голову в сторону, отпуская, и Иргмуна испуганно села на столе. Фил отошел от нее, приблизился к дверям отдыхаловки и нажал пару кнопок на стенной панели. Двери наглухо закрылись. – Я поменял код. Теперь не убежишь далеко. Условия запомнила?
– Да.
– Тогда раздевайся.
– Что?!
– Вопросов не задавать! Раздевайся, а то оставлю без зубов!
Испуганно соскочив со стола, Иргмуна повиновалась. Она встала перед усевшимся на стул Филом и неуверенно потянула вниз молнию комбинезона. Жадным взглядом Нунар охватил открывшуюся полоску загорелой гладкой кожи на животе. Вслед за его нетерпеливым жестом, женщина стряхнула комбез с плеч, и он узрел ее роскошное тело, выше пояса открывшееся взгляду. Покатые нежные плечики, маленький аккуратный пупок, чертовски красивая кожа. Она принялась стягивать нижнюю часть комбинезона, открывая гладкие, без единого волоска, ноги, такие же загорелые, как торс. Сняв комбез и ботинки, Фаорун осталась лишь в незатейливом лифчике и таких же трусиках черного цвета. Картинка была такая привлекательная, что Фил Нижний так и подпрыгнул меж расставленных ног хозяина. Она завела руки за спину, отчего внушительный бюст подался в его сторону, и расстегнула бюстгальтер, упавший поверх комбинезона на пол. Прекрасные конические груди, оказавшись на свободе, азартно встопорщились в сторону Нунара сосками. Женщина взялась за трусики. Узкая полоска ткани спустилась к лодыжкам и открыла аккуратно выбритый лобок.
– Молодец. Мне понравилось, – сглатывая слюну, произнес Фил. – А теперь иди сюда и встань на колени.
Иргмуна послушно приблизилась и опустилась на колени, оказавшись лицом прямо напротив вздыбившейся плоти пленителя. Поняв, чего он хочет, женщина наклонилась вперед и обхватила напряженны ствол губами. Когда ее ротик принял его дружка, Фил сладострастно охнул. Иргмуна принялась двигать головой, обсасывая его член и помогая себе язычком снизу. У нее весьма неплохо получалось. Рукой она осторожно взялась за его яички и начала нежно их массировать. Пухлые губки двигались туда-сюда по пенису, горячий язык надавливал снизу, и хозяин положения прямо-таки млел от удовольствия. Фил протянул вперед руку и взял Фаорун за волосы, подчиняя себе движения и убыстряя темп. Она послушно ускорилась, а он издал очередной вздох. Она выпустила член изо рта и провела языком по стволу снизу доверху и обратно, потом еще раз, еще. Это было великолепно. Фил крепче ухватил женщину за волосы, а она принялась кончиком языка облизывать головку, мимолетными прикосновениями доставляя необычайно острое удовольствие. Затем опустилась ниже и взяла в рот его яйца, принявшись обсасывать их с достаточной силой, но нежно. Фил сомлел окончательно.
– Поднимайся, – прохрипел он, вздергивая женщину вверх. Развернув ее спиной, он усадил Фаорун на себя, коленями разведя ее ноги в стороны и перехватив их под коленками, и задрал вверх. Беззащитная вагина Иргмуны оказалась прямо на пути следования его совсем уж напрягшейся и готовой взорваться ракеты. Фил немедленно вонзил член в нее, и Фаорун сладострастно вскрикнула, когда он начал ритмично двигать тазом, вгоняя Фила Нижнего все глубже и ударяясь о ее дергающуюся попку бедрами. Он все выше задирал ее гладкие ножки, чувствуя, как рядом с руками колышутся роскошные сиськи, видя, как по ее шее стекает капелька пота, слыша, как она громко постанывает при каждом его движении. Иргмуна закусила губу и начала глухо постанывать. Не иначе, приближалась к оргазму. Вот еще!
Мужчина изогнул шею и пребольно укусил жертву за ухо. Та вдруг гортанно вскрикнула и запрокинула голову ему навстречу. Ого, он ускорил дело. Иргмуна кончила. Но так было не слишком хорошо. Фил поднялся со стула, сбрасывая ее с себя и велев встать на четвереньки. Плохо соображавшая уже женщина послушно заняла коленно-локтевую позицию. Пристроившись сзади, Нунар вновь вонзил член в ее дырочку, и принялся двигаться туда-сюда, шлепая бедрами о ее попку. Одновременно с этим он сделал то, о чем мечтал, сидя в навигаторской и упоенно дроча: со всей силы сжал руками аппетитные булочки перед собой, а потом размашисто шлепнул по одной из них. Иргмуна только подмахивала и постанывала. Он протянул вперед руку и продел ее под горлом у жертвы. Изогнув болезненно ее шею, он притянул Фаорун к себе и зашептал ей на ухо:
– Ну что, сука, каково?
– Ахххх… Мне… Мне… Хорошо… Но… Никто… еще… Меня так…. Не унижал…. Ты меня… Изнасиловал… Ты меня… заставил….. Отсосать твой…. Мерзкий…
– А еще я сейчас дрюкаю тебя как последнюю шлюху, – прошипел Фил. – И буду дрюкать долго. Я долгоиграющий. А ты вкусная тварь! – и он провел влажным языком по ее шее, поднявшись до щеки. – Я давно хотел тебя поиметь!
– Ты… мерзкий… извращенец… Я знаю… Как Чарли…
– Да, ты знаешь, как Чарли меня нашел! И я трахну тебя точно также, как трахнул Чарли! Даже лучше, потому что ты настоящая сука!
– Мразь…
– А ты сука! – он принялся вгонять член в ее лоно все энергичнее, заставляя женщину вскрикивать. Свободной рукой он грубо схватил ее за ягодицу и со всей силы мял нежную мягкую плоть. Отпустив горло жертвы, Фил ухватил ходящую туда-сюда грудь Фаорун и со всей силы сжал, вызвав новый стон. – Кто ты? Отвечай!
– Ааа….
– Кто ты?!
– Аааа, я сука, сука!
– Правильно! Повтори, кто ты?!
– Ааааа! Я сука, сука, сука! Я сука!
– Правильно! И что я с тобой делаю?!
– Ты меня трахаешь! Ты меня ебешь, как и полагается со всеми суками!
– Молодец, тварь! – он вновь сжал ее грудь, с силой вогнав член во влагалище.
И тут входная дверь, сверкнув искрами, отворилась. На пороге стоял Кун, бортовой техник, с набором инструментов, рассованных по карманам комбинезона.
– Черррт. Опять двери заело! Но вроде почи… – он прервался на полуслове, увидев стоявшую на четвереньках Фаорун и работавшего сзади нее своим поршнем Фила. Навигатор не встрепенулся, не прекратил телодвижений, а только перевел налитый кровью взгляд на вновь прибывшего.
– Кун! Здорово!
– Ээээ… Здоро..во… – техник во все глаза пялился на парочку.
– Кун… Помоги! – выдохнула Иргмуна, не в силах остановиться и подмахивая с неистовством путаны. – Он меня… Насилует!
– Ээээ… Ни черта себе! – Кун всегда был немного тормозом.
– Помоги! – умоляюще повторила она, не попытавшись, однако, даже сдвинуться с места и скребя ногтями по железному полу.
– А что, Кун? Помоги! – заговорщически подмигнул Фил. – Она ведь и тебе трижды урезала премию?
– А вообще да! – встрепенулся техник. – Ну это… Тогда…
– Присоединяйся! – воскликнул азартно таранивший женщину навигатор.
– Нееет! – завопила она. – Нет! Неет!
Но техник уже сбрасывал свою нехитрую одежонку и становился на колени перед ней. Ухватив Иргмуну за волосы, он приблизил ее лицо к своему напрягшемуся органу. В последней отчаянной попытке сопротивляться женщина плотно сжала губы.
– Сейчас мы ее… – произнес Фил, вынув член из ее влагалища. Он хитро прищурился и, взявшись руками за ягодицы Фаорун, раздвинул их. Чуть помедлив, он поднес член к ее попке и коснулся ее. Иргмуна в отчаянии попробовала дернуться, но хватка Нунара была крепкой. Он осторожно ввел свой черенок ей в анус. От боли и неожиданности жертва закричала, открыв рот. Этим не преминул воспользоваться техник, загнавший свой пенис меж пухлых губок начальницы.
Они начали слаженно двигаться, трахая Иргмуну с обеих сторон. Фил кайфовал, вгоняя член в узенькую дырочку ануса и чувствуя, как больно и унизительно это для Фаорун. Кун держал ее за голову и насаживал на свой возбужденный орган с неистовством оголодавшего примата. Жертве оставалось только подчиниться, и она покорно сосала и двигала попкой, пока насильники получали удовольствие. Кун в исступлении одной рукой схватился за ее большую грудь и принялся щипать набухший сосок, вызывая глухое мычание из занятого его прибором рта. Фил остервенело драл ...ее в задницу, чувствуя, что скоро кончит.
На глазах Иргмуны выступили слезы. Она видела перед собой только волосатый пах техника и слышала лишь их с навигатором тяжелое похотливое дыхание. Внутри нее хозяйничали мужские поршни, поршни двух гадов, которых она всегда презирала. А сейчас они наслаждались ее телом, жестоко унизив ее самолюбие. Они надругались над ней, цинично, нагло, они имели ее как хотели, а она ничего не могла сделать. Они лапали ее ножки, ее попку, они оба сунули ей за щеку и заставили сосать их мерзкие члены, они лишили ее воли к сопротивлению. Они драли ее в задницу и насаживали на себя раком.
Мужчины вошли во вкус. Они поменяли позицию, положив жертву на спину. Кун пристроился между ее раскинутых ног, а Фил присел сверху, тыча в лицо членом и приказав взять в рот его яйца. Пока грязный механик, закинув ее роскошные ножки себе на плечи и остервенело щупая бедра, таранил ее дырочку, навигатор возил своими гадкими шарами по ее аккуратному личику, затем заставив заглатывать снизу его отвратительный отросток. Потом Фил лег снизу, усадив ее на себя и войдя ей в попку, а Кун пристроился спереди к влагалищу, и они на пару трахали ее, наминая многострадальные сиськи Наконец, они поставили ее на колени и заставили дрочить им обоим, пока не кончили прямо ей в лицо, обильно и жестко. По очереди заставив облизать их органы, насильники расслаблено заохали:
– А ничего так…
– Агаааа…
– Ну и чего теперь?
– Это… Не знаю…
– А у меня есть идея.
Иргмуна почувствовала, как ее тащат куда-то. Похоже, что это дежурство бывшей начальницы только начиналось.